«НАТО и Россия: почему транспарентность принципиально важна»

Статья заместителя Генерального секретаря НАТО Александра Вершбоу

  • 16 Aug. 2016 -
  • |
  • Last updated 16-Aug-2016 13:14

За без малого сорок лет работы над отношениями между Россией и Западом, в частности в качестве посла США в Москве и заместителя Генерального секретаря НАТО, мне довелось быть свидетелем напряженных периодов. Но трудно припомнить период, по крайней мере со времен окончания «холодной войны», когда отношения были такими же натянутыми, как сегодня.

Дело в том, что незаконная и противоправная аннексия Россией Крыма и поддержка, которую она продолжает оказывать сепаратистам на востоке Украины, пошатнули европейский порядок безопасности, который мы уже так давно воспринимали как данность. Впервые с 1945 года европейская держава захотела силой изменить международные границы.

В последние месяцы мы также наблюдали новые постоянные развертывания повсюду вдоль западных границ России со странами-членами НАТО, от Баренцева до Балтийского моря и от Черного до Средиземного моря. В настоящий момент в Западном военном округе базируется около 300 тысяч российских военнослужащих, и в мае министр обороны России Сергей Шойгу объявил о развертывании еще трех дивизий, а это означает еще 30 тысяч военнослужащих. Развертывание этих сил сопровождается созданием новых авиабаз, взаимодействием с военно-морским флотом и оснащением ракетами малой дальности, способными нести ядерные заряды.

Также проводится ряд массивных военных учений. Среди них – внезапные учения, проводимые без объявления, в которых порой задействуется более 100 тысяч военнослужащих, что больше чем в два раза превышает численность даже самых крупных учений НАТО со времен «холодной войны». Российские боевые самолеты также безответственно совершают пролеты на предельно малых высотах над кораблями НАТО и сближаются с самолетами НАТО.

Вместе с тем решение России о приостановлении выполнения Договора об обычных вооруженных силах в Европе и удручающее положение дел с выполнением Россией других давно существующих международных соглашений в области безопасности, к которым она присоединилась, таких как Венский документ, Договор об открытом небе и Хельсинкский Заключительный акт также привело к тому, что напряженность достигла не виданного с 80-х годов уровня.

В ответ на это НАТО реагирует твердо и транспарентно. На проведенной недавно в Варшаве встрече в верхах Североатлантического союза было объявлено о ротационном развертывании четырех многонациональных батальонов в Эстонии, Латвии, Литве и Польше, общая численность которых составит несколько тысяч военнослужащих. Это четкое проявление солидарности стран НАТО и решимости защищать территорию НАТО от любой возможной агрессии.

Несмотря на утверждения Кремля, эти шаги – соразмерный, трезвый и взвешенный ответ на действия России.

Давно существует ряд соглашений, регулирующих военную деятельность всех государств в регионе, в том числе России и 28 государств-членов НАТО, включая проведение крупномасштабных учений. Главными среди них являются Венский документ, согласованный всеми 57 государствами-участниками Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), и Основополагающий акт Россия–НАТО, подписанный в 1997 году в духе взаимного сотрудничества.

Уже не первый год страны НАТО призывают Россию к конструктивному участию в модернизации Венского документа. Нам надо установить более низкий лимит для учений, о которых необходимо уведомлять заранее и за которыми нужно наблюдать, и нам надо устранить «лазейку» для внезапных учений, о которых не сообщается.

Нам также необходимо повысить транспарентность в военных вопросах, способствуя таким образом недопущению того, чтобы инциденты или аварии (сбои) вышли из-под контроля. К сожалению, помимо вызывающего одобрение, но узкого предложения по безопасности в воздушном пространстве в районе Балтийского моря, сделанного Россией в прошлом месяце, Россия отказывается заниматься этими вопросами и вместо этого обвиняет НАТО в том, что она сама является агрессором.

Москва зашла настолько далеко, что даже обвиняет НАТО в нарушении важных положений подписанного в 1997 году Основополагающего акта Россия–НАТО, касающихся нового постоянного размещения сил. Речь идет об обязательстве в отношении «существенных боевых сил», и хотя может сложиться впечатление, что это труднопонимаемый момент, на самом деле это очередная попытка России вызвать ложные сомнения относительно законности действий НАТО.

В 90-е годы я входил в состав делегации США, помогавшей вести переговоры по Основополагающему акту Россия–НАТО и обязательству о существенных боевых силах в частности. Это обязательство гласило, что в «нынешних [тогда] и обозримых условиях безопасности» НАТО «будет осуществлять свою коллективную оборону и другие задачи через обеспечение необходимых совместимости, интеграции и потенциала усиления, а не путем дополнительного постоянного размещения существенных боевых сил».

НАТО всячески старается сохранять дух и букву этого обязательства. Конкретного определения «существенных боевых сил» никогда не было согласовано НАТО, но в сделанных тогда Россией официальных заявлениях эта страна предложила ограничить численность одной бригадой на страну. Четыре батальона, распределенные по четырем странам НАТО, расположенным в восточном районе, как было согласовано руководителями стран Североатлантического союза на состоявшейся недавно встрече в верхах в Варшаве, вместе с дополнительными развертываниями, проводимыми США на двусторонней основе в рамках Инициативы по гарантии безопасности Европы, намного ниже даже предложенной в этих определениях численности.

Поэтому любое обвинение в том, что НАТО нарушает Основополагающий акт или не выполняет своих обещаний, не соответствует истине. В 1997 году численность сил стран НАТО, размещенных в других странах НАТО, составляла около 100 тысяч человек, то есть уже намного меньше, чем в конце «холодной войны». Даже с учетом новых развертываний, согласованных в Варшаве, в следующем году эта численность будет меньше 75 тысяч. За те же два десятилетия численность российских сил у границ НАТО значительно увеличилась.

НАТО существует для того, чтобы охранять почти миллиард граждан Североатлантического союза. Эту задачу она выполняет уже почти семьдесят лет, действуя оборонительно, соразмерно и в полной мере ответственно. Так ведет себя и всегда будет вести себя НАТО.

В то же время Россия – крупнейший сосед НАТО и, как исторически сложилось, страна, с который мы ведем широкое сотрудничество. В Основополагающем акте Россия–НАТО, согласованном в более оптимистичные времена, говорилось об «общем обязательстве по созданию стабильной, мирной и неразделенной Европы, единой и свободной, на благо всех ее народов». Это по-прежнему цель НАТО.

Но чтобы ее можно было добиться, Россия должна вести себя по-другому в Украине и в других точках. В частности, Москва срочно должна принять участие в переговорах по обновлению Венского документа в ОБСЕ.

Европе – и миру – нужна такая Россия, которая привержена транспарентности, сотрудничеству и диалогу. Вена могла бы стать хорошей отправной точкой.