Североатлантическому союзу нужно решать целый ряд трудных задач в новых областях, где возникают конфликты. Эти области могут появиться в результате внедрения новых прорывных технологий. Космическое и кибернетическое пространство, например, появились в результате разработки ракет, спутников, информатики, телекоммуникаций и сетевых Интернет-технологий. В связи с тем, что все более широко используются социальные сети, сетевые средства общения и отправки сообщений, технологии мобильных устройств, формируется новое пространство когнитивной борьбы.

При когнитивной борьбе полем боя становится человеческий разум. Цель состоит в том, чтобы не только изменить, что люди думают, но и как они думают и действуют. Если успешно вести эту борьбу, можно формировать убеждения и поведение отдельных людей и групп людей и влиять на них, помогая таким образом агрессору достичь своих тактических и стратегических целей. С помощью экстремальной формы этой борьбы можно расколоть и раздробить целое общество, чтобы лишить его коллективной воли к сопротивлению намерениям противника. Противник мог бы таким образом подчинить себе общество без применения силы или принуждения.

Цели когнитивной борьбы могут быть ограничены, с краткосрочными временными горизонтами. Или они могут быть стратегическими, а кампании могут идти десятилетиями. Одна кампания может проводиться с ограниченной целью и быть направлена на то, чтобы помешать провести военный маневр по плану или заставить изменить определенный политический курс. Может быть проведено несколько кампаний подряд с долгосрочной целью нарушить функционирование обществ или альянсов, для чего сеются сомнения насчет правительства, подрываются демократические процессы, провоцируются общественные беспорядки или ведется подстрекательство сепаратистских движений.

На всех фронтах

В прошлом веке, благодаря объединению мотопехоты, бронетанковых войск и авиации появилась новая и первоначально непреодолимая маневренная война. Сегодня для ведения когнитивной борьбы и достижения намеченных целей применяются кибернетические, информационные, психологические средства, а также средства социальной инженерии. С помощью Интернета и соцсетей ведутся целенаправленные действия, рассчитанные на влиятельных лиц, конкретные группы и большое число граждан в обществе, отдельно и последовательно.

Эта борьба направлена на то, чтобы посеять сомнения, сформировать противоречивые версии событий, поляризовать общественное мнение, создать радикальные группы и побудить их к действиям, которые могут нарушить сплоченность общества или расколоть его на части. Из-за повсеместного использования соцсетей и технологий «умных» устройств в государствах-членах Североатлантического союза они могут быть особо уязвимы в случае подобных нападений.

Когнитивная сфера – новое пространство соперничества, помимо суши, моря, воздуха, кибернетического и космического пространства.
© NATO Innovation Hub

Ложных новостей не требуется

Полезно отметить, что для достижения целей когнитивной борьбы не требуется ложной информации и сфабрикованных новостей. Чтобы вызвать разногласия, достаточно анонимно организовать утечку на сайт соцсетей компрометирующего государственного документа, который удалось заполучить в результате взлома электронной почты должностного лица, или целенаправленно разослать его оппозиционным группам в соцсети.

В результате кампании сообщений в соцсетях могут накалиться страсти среди влиятельных фигур в Интернете, и споры начнут разноситься, как вирус. Группы в соцсетях можно сагитировать на организацию демонстраций, чтобы люди вышли на улицу. При подобных обстоятельствах официальные опровержения и двусмысленные публичные ответы могут создать путаницу и посеять сомнения или привести к тому, что отдельные сегменты населения лишь закрепятся в своей противоположной риторике.

С помощью подложных аккаунтов в соцсетях и рассылки сообщений через автоматизированные «боты» можно придать этому большую динамику, но в них даже нет необходимости. (По итогам исследования, проведенного недавно Массачусетским технологическим институтом, уже одних эмоций удивления и отвращения достаточно, чтобы сообщения мгновенно разлетелись, и пересылают их не боты, а обычные пользователи.)

Наши умные устройства

Печатный экземпляр вашей любимой газеты может не знать, какие новости вы предпочитаете читать. А ваш планшет знает. Реклама, которую вы увидели в газете, не знает, что вы пошли в магазин и купили увиденное в рекламе; а ваш смартфон знает. Редакционная статья, которую вы прочитали, не знает, что вы с большим энтузиазмом поделились ей с несколькими близкими друзьями. А ваша система соцсети знает.

Наши приложения социальных сетей следят за тем, что нам нравится и во что мы верим; наши смартфоны следят, куда мы ходим и с кем проводим время; наши социальные сети следят, с кем мы налаживаем контакты, а кого исключаем. А наши поисковики и платформы электронной торговли используют эти данные слежения, чтобы превратить наши предпочтения и убеждения в действие, предлагая стимулы, побуждающие нас покупать вещи, которые в противном случае мы бы не купили.

До сих пор общества потребителей видели и принимали эти преимущества. Планшет предлагает нам новостные сообщения, которые, как он знает, нам понравятся, потому что он хочет, чтобы мы сохраняли интерес. Реклама подбирается в соответствии с нашим вкусом, исходя из наших предыдущих покупок. Купоны появляются на нашем смартфоне, чтобы мы зашли в магазин, который, случайно оказался по пути. Социальные сети представляют мнения, с которыми мы охотно соглашаемся. Друзья в наших кругах социальных сетей тоже разделяют эти мнения, поскольку с теми, которые не разделяют, мы тихонько «раздружились», или они сами ушли.

Одним словом, мы все чаще и чаще оказываемся в удобных «пузырях», из которых быстро исключаются неприятные или шокирующие новостные сообщения, мнения, предложения и лица, если они там вообще появляются. Опасность заключается в том, что все общество может быть расколото на множество таких «пузырей», каждый блаженно отделенный от других. И по мере того, как они отдаляются друг от друга, растет вероятность того, что они будут потревожены или потрясены при соприкосновении.

Умиротворяющее влияние обычного оживления и общения площади, открытые прения на общественном форуме, ощущение res publica (общественного дела) плюралистического общества может быть ослаблено и подавлено, а мы можем стать более легко ранимыми. То, что когда-то было оживленным открытым обществом, становится набором многочисленных закрытых микро-обществ, совместно проживающих на той же территории и подверженных расколу и беспорядку.

Наши ослабшие умы

Наши когнитивные способности тоже могут быть ослаблены из-за социальных сетей и «умных» устройств. Соцсети могут усиливать когнитивные предрассудки и характерные ошибочные решения, описанные в книге лауреата Нобелевской премии, специалиста по поведению Дэниэла Канемана «Thinking, Fast and Slow» («Думать быстро и медленно»).

Ленты новостей и поисковики, выдающие результаты, которые стыкуются с нашими предпочтениями, увеличивают предвзятость восприятия, при котором мы трактуем новую информацию, чтобы подтвердить свои уже сформировавшиеся взгляды. Приложения соцсетей быстро передают пользователям новую информацию, формируя предрассудок новизны, при котором мы наделяем слишком большим весом недавние события по сравнению с прошлыми. Сайты сетевого общения поощряют социальную «непробиваемость», при которой мы имитируем и одобряем действия и мнения других, чтобы вписаться в наши социальные группы, которые превращаются в эхо-камеры конформизма и стадного мышления.

Быстрый темп сообщений и новостей и кажущаяся необходимость быстро реагировать на них, заставляет «думать быстро» (рефлекторно и эмоционально) в отличие от «думать медленно» (рационально и взвешенно). Даже серьезные и уважаемые новостные агентства публикуют теперь эмоциональные заголовки, чтобы их новостные статьи мгновенно разносились.

В итоге меньше времени тратится на чтение содержания статей, даже если ими чаще делятся. Системы рассылки сообщений через соцсети оптимизированы для распространения коротких фрагментов, в которых часто опускается важный контекст и нюансы. Это может способствовать распространению как намеренно, так и ненамеренно неверно истолкованной информации или предвзятой версии событий. Из-за краткости сообщений, размещаемых в соцсетях, в сочетании с броскими изображениями читатели могут не понять, чем мотивированы действия другой стороны и каких ценностей она придерживается.

При когнитивной борьбе для достижения целей сочетаются кибернетические, информационные, психологические и социальные возможности, а также возможности социальной инженерии.
© Root Info Solutions

Потребность в осведомленности

При когнитивной борьбе преимущество на стороне того, кто действует первым и диктует время, место и средства наступления. Когнитивную борьбу можно вести различными способами и средствами. Благодаря открытости платформ соцсетей противники могут без труда вести целенаправленные действия, рассчитанные на отдельных лиц, определенные группы и общественность посредством сообщений в соцсетях, влияния на соцсети, избирательной публикации документов, обмена видеороликами и т. д. С помощью кибернетических средств можно заниматься выуживанием информации, взломом компьютеров и слежкой за лицами и соцсетями.

Для обеспечения надлежащей защиты нужно, как минимум, понимать, что идет когнитивная борьба. Для этого нужно быть способным наблюдать и ориентироваться до того, как руководство сможет принять решение об осуществлении действий. С помощью технологических решений можно ответить на ряд ключевых вопросов: идет ли кампания? где ее исходная точка? кто проводит действия? каковы могут быть цели? Как показывает наше исследование, у подобных кампаний есть определенные повторяющиеся закономерности, которые можно распределить по категориям. Можно даже обнаружить уникальный «почерк», присущий конкретным игрокам, с помощью чего можно выяснить, кто они.

Особенно полезным технологическим решением могла бы стать система мониторинга и предупреждения о когнитивной борьбе. С помощью такой системы можно было бы обнаружить кампании когнитивной борьбы, когда они начинаются, и следить за их ходом. Это может быть информационная панель, на которую поступают данные с целого ряда соцсетей, вещательных компаний, данные обмена сообщениями в соцсетях и с сайтов сетевого общения. На ней будут отображаться географические карты и карты социальной сети, на которых можно будет поэтапно проследить ход подозрительных кампаний.

Поскольку на информационной панели будут отображаться географическое и виртуальное местоположение исходных сообщений и статей, размещаемых в соцсетях, обсуждаемые темы, идентификаторы настроения, лингвистические идентификаторы, периодичность сообщений и другие факторы, можно будет проследить связь и повторяющиеся закономерности. Также можно будет проследить связь между аккаунтами в соцсетях (например, по функциям «поделиться», комментариям и взаимодействию) и их согласование по времени. С помощью машинного обучения и алгоритмов распознавания закономерностей можно было бы быстро выявлять новые кампании и распределять их по категориям даже без участия человека.

Благодаря такой системе можно вести наблюдение в режиме реального времени и получать своевременные сигналы предупреждения, необходимые руководству НАТО и стран Североатлантического союза для надлежащего реагирования по мере появления и развития кампаний.

Вопросы устойчивости

С тех пор, как был создан Североатлантический союз, он играет важнейшую роль в содействии и укреплении гражданской готовности в государствах-членах. В статье 3 учредительного договора НАТО сформулирован принцип устойчивости, обязующий все государства-члены Североатлантического союза «поддерживать и наращивать свой индивидуальный и коллективный потенциал борьбы с вооруженным нападением». Это предполагает обеспечение непрерывности государственного управления и работы важнейших служб, в частности обеспечение устойчивых гражданских систем связи.

Среди важнейших вопросов, которые нужно рассматривать НАТО в данный момент: как лучше взять на себя ведущую роль в определении когнитивных нападений, как помочь государствам-членам Североатлантического союза владеть обстановкой и как поддерживать более прочную гражданскую коммуникационную инфраструктуру и образовательные системы, с тем чтобы повысить способность к сопротивлению и реагированию.

Это четвертая статья из мини-серии о новаторстве, посвященной технологиям, которые страны НАТО стремятся внедрить, и возможностям, которые это откроет для обороны и безопасности Североатлантического союза. Предыдущие статьи: