Благодаря прогрессу биофизических, биохимических и поведенческих технологий научная фантастика стала превращаться в действительность. С этими разработками открываются увлекательные возможности, но при этом возникают вопросы, связанные с этикой и ответственным использованием.

С созданием новых и прорывных технологий перед Североатлантическим союзом открываются значительные возможности. Когнитивная биотехнология (КБТ) – новая область, которая может оказать большое воздействие на экономическую и военную конкурентоспособность государств-членов НАТО. И, как и в случае с искусственным интеллектом, прогресс в этой области потребует и динамичного внедрения новых технологий, и упора на ответственном управлении ими.

КБТ – это способность с помощью технологии усилить и улучшить мышление человека, ощущение, координацию и реагирование на физическую среду и социосреду. Благодаря КБТ, с помощью биофизических, биохимических и биоинженерных средств можно повысить и усилить нашу эффективность, которая, как правило, ограничена физиологией человека.

Эта область науки лишь зарождается, но у нее обширный потенциал. Например, за последние десять лет ученым удалось точно сочетать сигналы мозга с аппаратными интерфейсами и создать протезы, управляемые силой мысли. Совсем недавно ученые смогли сделать так, чтобы этот поток информации шел в двух направлениях и создать такие протезы, которые способны испытывать ощущения и передавать эти ощущения обратно в мозг.

Если человек может привести в действие (движение) аппарат, а эти аппараты могут в свою очередь привести в действие (движение) человека, это значит, мы преодолели границы нашей физиологии. Более того, если речь идет о мобильных аппаратах, способных взаимодействовать с нашим мозгом на расстоянии, значит, мы расширили свою сферу охвата дальше своих собственных физических пределов.

В то же время наш внутренний разум больше не запределен: благодаря новым интерфейсам мозг-компьютер мы можем обучать компьютеры и управлять ими, но расширяются и возможности компьютеров заглядывать в наши умы, обучать нас и повышать наши способности. Иными словами, пока мы работали над тем, чтобы усовершенствовать и улучшить машины, теперь мы понимаем, что эти машины могут повышать наши способности, совершенствовать нас а, возможно, и контролировать нас.

Когнитивная биотехнология призвана усилить и улучшить мышление человека, ощущение, координацию и реагирование на физическую среду и социосреду.
Фото любезно предоставлено PRISM, NDU

При рассмотрении широкого диапазона применения КБТ полезно выделить три крупные области, которые можно было бы назвать «три Р» (по первым буквам английских глаголов): восстановление, повышение и замена (Recover, Raise, and Replace).

  • Восстановление подразумевает исправление или реабилитацию когнитивных и биологических нарушений, мешающих разуму и организму эффективно функционировать. Цель состоит в том, чтобы способности вернулись к исходному функционалу. Примеры практического применения: помощь в восстановлении физических способностей военнослужащих, получивших ранения; лечение черепно-мозговых травм; лечение посттравматических стрессовых расстройств (ПТСР); восстановление или (в случае травматического стресса) подавление памяти; восстановление функций принятия решений и управления.

  • Повышение подразумевает расширение и усиление когнитивных и физиологических функций выше естественного исходного уровня, благодаря чему радикально меняется боеспособность, боеготовность и учебная подготовка. К примерам практического применения относятся: повышение сенсорики (способность дальше видеть или более чутко слышать); более быстрая обработка информации; более быстрое и более эффективное принятие решений; более результативное освоение знаний и языков; большая физическая сила и выносливость. Если можно воздействовать на способности одного человека, то можно воздействовать и на способности группы людей. КБТ можно было бы использовать для повышения способностей части (подразделения) посредством распределенного интеллекта. Это означает, что все военнослужащие в составе части (подразделения) видят и знают то, что видит и знает каждый отдельный военнослужащий, таким образом сокращается «туман войны» и возрастает быстрое принятие решений; это также способствует более быстрому приобретению и усвоению новых способов и технологий борьбы.

  • Замена подразумевает усиление (и возможное замещение) психических и физических функций за пределами потенциала человека. Сенсорную связь можно заменить компьютерным интерфейсом, таким образом способности человека перестают зависеть от пяти естественных чувств. Словесную коммуникацию можно было бы заменить компьютеризованной телепатией или загрузкой данных. Физические действия могли бы быть заменены дистанционно управляемыми роботами или «ведомыми» БПЛА, управляемыми разумом оператора. Это, вероятно, самый футуристический вид расширения возможностей, причем большая часть научно-исследовательских разработок лишь зарождается. Важно отметить, что при этом виде усиления не устраняется полностью присутствие человека, в противном случае речь шла бы об очередном виде автоматизации; речь идет на самом деле о слиянии биологии человека и механического приведения в действие.

Эти различия могут быть полезны при определении приоритетов для дальнейших исследований, инвестиции в технологическое развитие и оперативном применении. Они тоже могли бы быть полезны для определения принципов ответственного использования, с учетом различных уровней технического риска и этической неопределенности этих трех категорий.

Нынешнее положение дел и будущий потенциал КБТ

В настоящий момент научно-исследовательская работа в сфере когнитивных биотехнологий сосредоточена на трех направлениях: биофизическом, биохимическом и поведенческом. Трудно предсказать, в каком направлении будут развиваться эти технологии в будущем, особенно с учетом того, что многие лишь формируются. Но у них есть потенциал, чтобы значительно пошатнуть существующие представления об эволюции гражданского общества, экономике и военном деле. Поэтому Североатлантический союз заинтересован в том, чтобы плотно следить за становлением этих технологий и видами прикладного применения, которые с наибольшей вероятностью скажутся на нынешних оборонных концепциях и доктрине или перевернут их. Более того, будет важно на раннем этапе направить инвестиции на наиболее многообещающие для Североатлантического союза области или на те, которые вероятнее всего отразятся на его конкурентоспособности.

Биофизические технологии

Центральное место в достижениях в биофизической сфере занимает интерфейс мозг-компьютер (ИМК), который можно поместить непосредственно в организм человека или установить с помощью транскраниальной стимуляции постоянным током (tDCS). Это вид нейромодуляции, при котором используется постоянный ток, поступающий через электроды на голове, которые можно носить или снимать при желании. Хотя первоначально ИМК был создан как техническое средство реабилитации (например, протезы рук и инвалидные коляски, управляемые силой мысли), благодаря недавним разработкам в двунаправленности удалось усилить восприятие, например, бионические глаза или другие средства, повышающие осведомленность об обстановке. С помощью дальнейшего применения этих технологий, быть может, удастся управлять самолетами или наземными транспортными системами силой мысли; создать управляемые силой мысли БПЛА или ракеты; или механизировать солдат посредством экзоскелета и усовершенствованных датчиков.

Экзоскелет улучшает физические способности военнослужащих, дает им возможность быстрее бегать и поднимать более тяжелые предметы, снимая нагрузки на организм.
Первое изображение с разрешения: © Lockheed Martin
Второе изображение с разрешения: © Army Technology

В то же время было продемонстрировано, что прикладные средства транскраниальной стимуляции постоянным током регулируют сам мозг человека, влияя на управляющие функции мозга, механизмы обучения, память, обработку языков, сенсорное восприятие и двигательные функции. Текущая работа в сфере транскраниальной стимуляции сосредоточена на восстановлении после ПТСР и лечении психических расстройств, таких как обсессивно-компульсивное расстройство. Однако с помощью этой технологии открывается возможность повысить когнитивные и физические способности военнослужащих: проще и быстрее просчитывать ситуации; более точно запоминать и вспоминать необходимую информацию; модулировать восприятие боли; повышать психологическую самозащиту; быстрее закреплять память мышц и двигательные навыки. Еще один спорный аспект транскраниальной стимуляции – возможность заглянуть в ум пользователя, отображать и «проигрывать» на внешнем мониторе воспоминания о прошлом или даже внедрить синтетические воспоминания и образы в ум человека.

Биохимические технологии

Научно-исследовательская работа в сфере биохимии сосредоточена на совершенствовании физиологии человека и когнитивных функций с помощью лекарственных препаратов, генетических модификаций и биологических производных. Как уже продемонстрировано, с помощью ноотропных препаратов, как натуральных, так и синтетических, можно привести в равновесие и оптимизировать нейрохимические процессы, чтобы улучшить работу мозга и нервной системы и повысить их эффективность. Потенциально таким образом можно повысить внимательность, ускорить время реагирования, повысить выносливость и психическую устойчивость, снизить опасение и страх, улучшить динамику поведения группы и слаженность. К аспектам восстановления относятся лечение депрессии, ПТСР, потери памяти и деменции.

Поведенческие технологии

Научно-исследовательская работа по изучению поведения сосредоточена на модификации и улучшении когнитивных и двигательных функций посредством алгоритмов обучения, виртуальной действительности и методов обратной связи. Уже была продемонстрирована полезность элементов виртуальной реальности в учебной подготовке летчиков, танкистов и пехотинцев. Ясность ума можно повысить с помощью алгоритмов обучения и игрофикации. Можно менять поведение и индивидуальные привычки методами усиленного обучения. Прикладные системы нацелены на усовершенствование и восстановление, с учетом последних разработок в лечении ПТСР и расстройств поведения.

Показ тренажера боевых действий, используемого для лечения ПТСР, в Национальном военно-медицинском центре им. Уолтера Рида в городе Бетесда, штат Мэриленд, США.
© U.S. Army

С интеграцией когнитивных и физиологических данных пользователей в режиме реального времени (например, показатели внимания, сердцебиения и т.д.) открываются новые перспективы в плане достижения более высоких физических и когнитивных результатов. В зависимости от текущего физиологического и психического состояния пользователя, с помощью алгоритмов, созданных на основе машинного обучения, ему могут быть переданы мотивационные стимулы. Будущий личный тренер на умном устройстве FitBit, который настраивает вас и ведет к максимальным результатам, может быть не так далек. Благодаря агрегированию анонимных данных индивидуальных результатов в большие наборы данных можно было бы еще больше усовершенствовать эти алгоритмы. В результате может получиться так, что FitBit будет знать вас лучше, чем вы сами.

Этические вопросы и ответственное использование

Есть ряд этических аспектов КБТ, возможно, превосходящих по сложности даже искусственный интеллект. Во-первых, встает вопрос о субъектности. Если КБТ могут мотивировать, способствовать и даже контролировать принятие решений человеком и его действия, где заканчивается индивидуальная ответственность? Отвечают ли военнослужащие за свои действия, находясь под влиянием передовых КБТ и при каких условиях?

В связи с этим, как Североатлантический союз сможет заручиться достаточным согласием на использование КБТ со стороны лиц, которым поручено использовать эту технологию? Данные технологии могут быть инвазивными, как с физиологической, так и с психической точки зрения, и потенциально могут причинить вред, особенно в виду того, что мы не понимаем да конца непредусмотренные когнитивные и биологические последствия, которые они могут вызвать.

Помимо этого возникнут значительные опасения насчет тайны частной жизни, после того как эти технологии смогут проникать в наши умы и видеть наши самые сокровенные мысли и воспоминания. Каковы пределы этих поисков? Какие есть меры защиты физиологических и когнитивных данных, и кто может хранить их и контролировать их распространение или удалять их? В более общем плане, какие у нас будут средства защиты от возможного контроля разума, удаления познаний и перепрограммирования?

Успех Североатлантического союза в сфере КБТ будет зависеть от четко продуманных принципов и практики, связанных с этими этическими соображениями, поскольку принятие и внедрение этих технологий будут основаны на согласии правительств стран НАТО и широкой общественности и одобрении ими. Как и в случае с искусственным интеллектом, Североатлантическому союзу и правительствам государств-членов нужно будет разработать принципы ответственного использования с учетом таких вопросов, как охрана частной жизни, согласие, законность, ответственность и управляемость.

Это третья статья из мини-серии о новаторстве, посвященной технологиям, которые страны НАТО стремятся внедрить, и возможностям, которые это откроет для обороны и безопасности Североатлантического союза. Предыдущие статьи: