В преддверии первого Молодежного саммита НАТО 9 ноября 2020 года мы рассказываем о том, как студенты, будущие инженеры и ученые Университета Джонса Хопкинса вносят вклад в поиск новаторства НАТО – один из главных приоритетов Североатлантического союза.

В июне 2020 года Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг выдвинул инициативу НАТО – 2030, призванную «…сделать Североатлантический союз более сильным в мире, где идет все более жесткая конкуренция. [...] Сильным в военном отношении. Сильным в политическом отношении. И с более глобальным охватом». В частности, в рамках инициативы предусматривается налаживание контактов с гражданским обществом, частным сектором и молодыми лидерами: «Мир важен, особенно для молодежи, потому что только в условиях мира и свободы, а обеспечение мира и свободы – основная обязанность НАТО, молодежь может самостоятельно выбирать свой образ жизни…».

Студенты Университета Джонса Хопкинса уже почти два года работают с Центром новаторства при Командовании НАТО по трансформации (КТ) в Норфолке (Вирджиния) и Отделом новаторства Управления новых вызовов безопасности в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Никто из студентов не изучал военное дело или безопасность. Все они – студенты бакалавриата или аспиранты (чуть моложе или чуть старше 20-ти) различных факультетов, многие – инженерного факультета Уайтинга Университета Джонса Хопкинса.

Мы начали сотрудничать с НАТО, когда группа студентов-новаторов, разрабатывавшая идеи средств воздушного базирования для ведения обороны от беспилотников, представила результаты своей работы на конкурсе новаторства НАТО «Борьба с беспилотными системами», состоявшемся 12 ноября 2018 года в Берлине. И хотя данное приглашение столкнулось с рядом непредвиденных обстоятельств, благодаря налаженным там отношениям стал обсуждаться вопрос о том, как лучше всего вовлечь студентов ВУЗов в работу Североатлантического союза. На этот вопрос был дан простой ответ: задайте им задачи, причем такие, которые им особенно интересны и занимательны.

В ноябре 2018 года на состоявшемся в Берлине (Германия) конкурсе «Борьба с беспилотными системами» группа студентов-новаторов представила свой проект системы, нейтрализующей БПЛА. Фото любезно предоставлено Университетом Джонса Хопкинса

Подход к проблемам

В Университете Джонса Хопкинса мы разработали модель, позволяющую подразделять проблемы на категории в зависимости от степени их «определения». Мы назвали их «хорошо определенные», «плохо определенные» и «без определения». Разные проблемы нужно обдумывать по-разному и использовать разные инструменты, а применительно к университетам – разные мероприятия, конференции, проекты и занятия.

У хорошо определенных проблем, как правило, четкие требования и четкие решения, даже если найти решения трудно. Например, интеграция не состыкованных до этого наборов данных для составления более полной и подробной геопространственной карты.

Когда речь идет о плохо определенной проблеме, вопрос, как правило, стоит так: «что ждет нас дальше, какую проблему стоит здесь решать»? Например, можем ли мы разработать такие инструменты, которые помогут молодежи отличать ложную информацию от правдивой?

Решение неопределенных проблем, как правило, предполагает планирование сценария, и вопрос при этом звучит так: «Какого рода проблемы мы можем обнаружить в будущем, за горизонтом»? Например, что такое когнитивная борьба и как она может повлиять на наши демократии и свободы в последующие двадцать лет?

Три категории проблем, представленные в этой модели, связаны. При решении неопределенных проблем разрабатываются сценарии, которые можно изучать, чтобы выяснить, какие действия можно предпринять сегодня, чтобы быть готовыми ко всем сценариям развития событий или какому-то конкретному сценарию. Из-за этого, в свою очередь, необходимо продолжать изучать конкретные области, чтобы определить проблемы, которые стоит решать.

Сценарии нельзя решать, их можно только изучать. И то же можно сказать о плохо определенных проблемах, за которыми стоят области, которые нужно изучать, чтобы найти хорошо определенные проблемы, которые стоит решать. Для всего этого требуется общаться с внешними экспертами и нужными людьми. Но в конечном итоге можно решить только те проблемы, которые хорошо определены и четко обозначены. Все три вида проблем заслуживают того, чтобы их включили в учебную программу университетов, нацеленную на развитие у студентов навыков.

Важно понять, что «поток» проблем может двигаться в обоих направлениях. Анализируя сценарий можно подойти к исследованию области, что должно привести к тщательному определению и решению проблемы. С другой стороны, с помощью радикального решения хорошо определенной проблемы можно выявить области, которые заслуживают дальнейшего изучения, что, в свою очередь, может открыть вид на совершенно иное будущее, которое лучше всего понять с помощью сценариев.

В Университете Джонса Хопкинса был разработан специальный подход к выработке у студентов навыков решения проблем. Фото любезно предоставлено Университетом Джонса Хопкинса

Наши студенты применяют это подход, основанный на определении проблемы, в целом ряде проектов, которые идут сейчас с НАТО, каждый из которых потенциально может принести большую пользу Североатлантическому союзу:

Хорошо определенные

В категории «хорошо определенных» проблем группа по информатике работала над конкретной технической задачей: соединить три набора данных – Open Street Map, Wikidata и GEOnet Names Server («Сервер названий GEOnet»), – чтобы предоставить пользователям подробную информацию о географических точках на интегрированной платформе.

Плохо определенные

Несколько команд занимались плохо определенными проблемами, в результате чего удалось лучше определить проблемы:

  • Новаторско-проектная группа взялась переосмыслить военно-полевую медицину. По итогам обсуждений со специалистами, в частности, медперсоналом Медицинского отдела Командования НАТО по трансформации, ВС США и больницы Джонса Хопкинса студенты решили сосредоточиться на необходимости увеличить показатель выживания среди раненых в результате боевых действий и в случае большого числа пострадавших среди гражданского населения. В результате этой работы была лучше определена задача проектирования и конструирования на основе искусственного интеллекта помощника по сортировке пострадавших. В этом году к группе, работающей над проектом, присоединятся студенты Чешского технического Университета в Праге, причем все будут работать в удаленном режиме.

  • Группа по стратегии исследовала разработки в сфере когнитивных биотехнологий. Группа проанализировала текущие научные исследования и новые технологии, чтобы создать сценарии применения этих разработок – и их потенциальное воздействие на операции НАТО. Следующий этап – понять, на каких направлениях научно-исследовательская работа вероятнее всего принесет плоды для Североатлантического союза.

Одна команда занималась проблемой, которая изначально казалась «хорошо определенной», однако в ходе исследований были обнаружены дополнительные непредвиденные проблемные моменты. Эта техническая консультативная группа работает по линии Прорывного технического эксперимента НАТО, осуществляемого при финансовой поддержке Новаторского центра КТ, который выберет технологические решения, позволяющие выявлять ложную информацию и сводить ее к минимуму. В ходе обширной научно-исследовательской работы в области данных технологий группе удалось выделить ряд сценариев и потребностей, которыми до сих пор не занимались, и таким образом расширить охват исследования. На основании этой работы НАТО сможет лучше анализировать варианты инвестиций в технологию и разработать стратегию, позволяющую положить конец вредному воздействию ложных новостей.

Без определения

Еще одна группа по стратегии занималась проблемой «без определения» – проблемой когнитивной борьбы. Группа сосредоточила свое внимание на том, чтобы дать определение темы, изучить ее параметры, возможные цели и общие методы. Группа ознакомилась с публикациями и провела различие между данной темой и иными видами психологических операций (например, более традиционными попытками создать ложную информацию с целью ввести врага в заблуждение насчет точек нанесения удара; радиовещание на территории врага с целью оказания влияния на общественное мнение; или сброс листовок, с тем чтобы повлиять на моральный дух солдат). Следующий этап их работы – понять, каким образом страна может лучше всего осознать и, возможно, измерить и отследить, наносится ли по ней когнитивный удар.

Эти группы состоят из студентов и аспирантов. Все команды представили свои выводы своим кураторам в НАТО – Новаторскому центру КТ и Отделу новаторства НАТО – и теперь намечают свои последующие задачи. Отрадно то, что все студенты хотят продолжать работу над проектами. Они считают, что проекты интересны и помогают решать важные проблемы – не только Североатлантическому союзу и политическому руководству, – но и самим студентам в жизни.

Пока что можно отметить два важных результата. Во-первых, студенты разработали интересные и новаторские решения трудных задач, которые НАТО поставила перед ними. Во-вторых, студенты стали хорошо разбираться в НАТО, в вопросах, с которыми сталкивается организация, и понимают, какую важную роль она играет в сохранении мира и демократических ценностей. Некоторые из них даже сделали НАТО самый большой комплимент для их поколения: «Это так круто». Возможно, эта вовлеченность, как сказал генеральный секретарь, и есть самый важный результат наших усилий – большее понимание НАТО и ее значимости для жизни молодежи.

Студенты предложили потрясающие идеи. Их университетская работа в области биотехнологий и отслеживания систем поставок очень интересная и творческая.

Роб Мëррей, руководитель отдела новаторства в Управлении новых вызовов безопасности НАТО

Мы считаем, что это сотрудничество между Университетом Джонса Хопкинса и НАТО будет продолжать приносить плоды. В результате проделанной нами работы уже стали более четко обозначены цели данного взаимодействия:

  • для студентов – хорошие проекты

  • для НАТО – приобщение к иному мышлению и (в идеале) новаторские решения

  • для обоих – лучшие взаимоотношения

  • и, может быть, из этого получится что-то настоящее.

Использование преимуществ Североатлантического союза

Одно из самых больших преимуществ НАТО – способность масштабно размышлять над проблемами, важность которых будет лишь расти. Роль научно-исследовательского университета, такого как Джонс Хопкинс, состоит в том, чтобы представить полезные взгляды на проблемы и их решения. Как отмечает Роб Мëррей в опубликованной недавно в «Вестнике НАТО» статье «Создание устойчивого потока новаций для Североатлантического союза», важно использовать тот факт, что у Североатлантического союза «изобилие научно-образовательных учреждений мирового класса, лучшие ученые, удивительно изобретательные молодые компании и хорошо сформировавшаяся и богатая ресурсами финансовая экосистема». Мы надеемся, что сможем сыграть свою роль в этих усилиях.

Сейчас наша задача состоит в том, чтобы расширить подобного рода сотрудничество и вовлечь в него другие университеты (первая такая попытка – наш вышеупомянутый план работать вместе с Чешским техническим Университетом над проектом военно-полевой медицины) и создать некий «глобальный консорциум» учебных заведений и ученых, которые хотят вместе заниматься такого рода проблемами. Благодаря работе в глобальном масштабе можно расширить диапазон и разнообразие подхода к обдумыванию этих трудных задач, а также вовлечь студентов-исследователей в решение самых срочных вопросов и вместе с тем сделать так, чтобы больше молодых людей глубоко и в большей мере понимали НАТО и работу этой организации.