Почему сейчас? Почему космическое пространство важно для Североатлантического союза? Какую роль могла бы и должна играть НАТО применительно к космическому пространству?

Когда я пришел на работу в секретариат НАТО в 2012 году, слово «пространство» встречалось лишь в разговорах о «рабочем пространстве» (что само по себе, несомненно, щекотливая тема). Еще десять лет назад большинство стран НАТО не были готовы обсуждать тему космического пространства в НАТО, и не было на то явной необходимости. Приоритетом для Североатлантического союза, в тот момент, был Афганистан.

С тех пор НАТО прошла большой путь.

В июле 2018 года на встрече в верхах в Брюсселе руководители Североатлантического союза признали, что космическое пространство – высоко динамичная и быстро меняющаяся сфера, которая принципиальна важна для последовательной структуры сдерживания и обороны Североатлантического союза, и была достигнута договоренность о разработке общей политики НАТО в отношении космического пространства. Меньше чем год спустя министры обороны стран НАТО согласовали эту политику. И в декабре 2019 года лидеры НАТО приветствовали тот факт, что космическое пространство было признано новым оперативным пространством, наряду с воздушным пространством, сушей, морским пространством и кибернетическим пространством.

В СМИ высказывались предположения, что этот бурный интерес к космосу в НАТО был вызван инициативой Президента Трампа о создании Космических сил США (USSF). На самом деле, речь идет об обдуманных решениях НАТО, принятых в результате продолжавшихся в течение многих лет тщательных и обстоятельных размышлений и прений. Ряд факторов, обусловивших решение о создании Космических сил США, тоже повлияли на решения НАТО о политике в отношении космического пространства и о космосе как оперативном пространстве. Вместе с тем Франция тоже приняла свою первую стратегию космической обороны и собирается преобразовать свои военно-воздушные силы в воздушно-космические силы.

 Космос значим в повседневной жизни, начиная с банковского дела и сельского хозяйства и заканчивая прогнозом погоды и телевидением. Бóльшая часть спутников выполняет многочисленные гражданские, коммерческие функции, а также функции, связанные с безопасностью. Метеорологические спутники, как, например, на этой фотографии, могут также заниматься военной разведкой. © ESA

Космос значим в повседневной жизни, начиная с банковского дела и сельского хозяйства и заканчивая прогнозом погоды и телевидением. Бóльшая часть спутников выполняет многочисленные гражданские, коммерческие функции, а также функции, связанные с безопасностью. Метеорологические спутники, как, например, на этой фотографии, могут также заниматься военной разведкой. © ESA

Парадоксы космоса

Космос – уникальная физическая сфера, которой присущ целый ряд парадоксальных характеристик.

Новый, но старый – Хотя НАТО и объявила космос «новым» оперативным пространством, мало что ново в отношении космоса. Космос возник еще до Земли. Космос веками завораживал воображение человека. Изучая космос, человеческий род постигает свою среду обитания.

Даже с точки зрения обороны и безопасности, космос не совсем «нов». С начала «холодной войны» космос был непосредственно связан с ядерным сдерживанием. Технология межконтинентальных баллистических ракет (МКБР) была принципиально важна как для гонки ядерных вооружений, так и для космической гонки.

В космическом пространстве соперничество между СССР и США стало самым зрелищным и захватывающим дух, но вместе с тем и удивительно мирным.

Запуск спутника в 1957 году воспринимался как победа Советского Союза, однако он стал и важным прецедентом мирного прохода (вращения) спутников вокруг земли: Америка ничего не предприняла, когда спутник пролетел над территорией США, а СССР ничего не предпринял, когда американские спутники начали пролетать над его территорией. Благодаря этому прецеденту космос стал на деле общим достоянием, по аналогии с открытым морем, в результате чего в 1967 году был подписан Договор о космосе (Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела – Прим. пер.), по которому, в частности, запрещалось размещать ядерное оружие или другие виды оружия массового уничтожения в космическом пространстве.

Пустой, но переполненный – Космос обширен и пуст, но его полезная часть – та, что ближе всего к земле, – все больше переполнена, загружена, является предметом споров и конкуренции. Как минимум 50 разных стран и многосторонних организаций являются владельцами спутников и ведут их эксплуатацию, среди них 15 стран НАТО и все большее число коммерческих негосударственных субъектов. В настоящий момент, по оценкам, 2 000 действующих спутника находятся на орбитах, и создаются сотни спутников, которые будут запущены в течение предстоящего десятилетия.

Геостационарная орбита – истощимый ресурс, равно как и электромагнитные частоты, используемые для передачи данных. Число интервалов ограничено. (Геостационарная орбита, расположенная в 35 786 километрах над экватором Земли, позволяет спутникам вращаться вместе с Землей, что очень полезно для мониторинга погоды, связи и наблюдения.)

Помимо 2 000 с лишним спутников, находящихся сейчас на различном расстоянии от Земли, начиная с низкой орбиты 160 км над Землей и заканчивая высокой околоземной орбитой в 36 000 километрах от Земли, как минимум 500 000 обломков, причем число это увеличивается, вращается вокруг Земли, из которых 20-30 тысяч могли бы нанести ущерб.

Далекий, но близкий – Космос кажется далеким и недостижимым, но он имеет непосредственное значение в нашей повседневной жизни, начиная с банковского дела и сельского хозяйства и заканчивая прогнозом погоды и телевидением. И не так уж он и далек – линия Кармана, которая общепризнанно считается границей между атмосферой земли и космосом, находится лишь в ста километрах от поверхности Земли. Можно утверждать, что с помощью космических технологий удалось значительно ускорить связь и сообщение и, таким образом, ослабить тиранию расстояния.

Эксклюзивный, но демократический – Космос был в большой мере стратегическим и эксклюзивным пространством, в котором господствовали несколько великих держав, прежде чем в нем обострилась конкуренция. Сегодня самая мощная ракета-носитель принадлежит коммерческой фирме SPACE-X. Пользоваться продукцией, где применяются космические технологии, может любой, у кого есть устройство GPS или подключение к вайфаю.

И теперь это самостоятельная, крупная и расширяющаяся коммерческая отрасль, оцениваемая в настоящий момент в 350 миллиардов евро. Комплексы космического базирования значимы для экологии, сельского хозяйства, транспорта, связи, научных исследований и банковского дела. США считают космос частью критически важной инфраструктуры страны, а доступ к космическому пространству и свободу работать в нем – жизненно важным национальным интересом. Аналогичным образом, Франция стремится к тому, чтобы лучше владеть обстановкой в космосе, что поможет стране в принятии решений и укреплении защиты национальных и важнейших европейских космических средств.

Мирный, но смертоносный – С помощью космоса повышается эффективность и результативность военных операций. Космос обеспечивает точность и поражающую силу ударных сил и средств. В этом плане космос был милитаризован уже с начала космической эры.

В то же время сам по себе космос как уникальная физическая сфера удивительно миролюбив. В космосе никогда не было межгосударственных конфликтов с применением силы или агрессии. Это действительно безопасное пристанище для всех субъектов.

Транспарентный, но двойного назначения – Космос – транспарентное пространство. В отличие от подводных лодок или самолетов-невидимок, например, можно вести мониторинг любого запуска в космос и следить за ним. Не может быть двусмысленности на предмет установления ответственности: государство всегда несет ответственность за все свои космические средства, будь то государственные, военные или коммерческие. В частности, даже если Россия утверждала, что работе франко-итальянского спутника в 2019 году мешал спутник-нарушитель – или может быть, спутник, находившийся в отпуске и случайно оказавшийся по соседству – всю ответственность за его действия и любые последствия будет нести российское государство.

Вместе с тем космос – пространство двойного назначения. Спутник, выдающий себя за метеорологический, вполне может быть военным спутником-разведчиком или и тем, и другим. На самом деле очень мало чисто военных функций, выполняемых спутниками, – управление ядерными силами и средствами, оповещение о ракетных ударах и целеуказание. Бóльшая часть спутников выполняет многочисленные гражданские, коммерческие функции, а также функции, связанные с безопасностью.

Стратегический, но тоже тактический – Хотя изначально космос был стратегическим пространством, сегодня он во многом используется для достижения оперативного и тактического преимущества на поле боя.

Наконец, космос по сути глобален, настоящее 360-градусное пространство. Любой конфликт в космосе затронет всех пользователей космического пространства – и виновных, и пострадавших, и случайно оказавшихся рядом. Даже в случае конфликта, в котором страны НАТО не участвуют, их космические силы и средства могли бы напрямую пострадать и даже быть уничтожены.

 В течение десятилетий НАТО эксплуатировала спутники над Европой и Северной Америкой по линии своего проекта спутниковой связи (SATCOM) в целях обеспечения стратегической связи оперативным и безопасным образом. В общей сложности было запущено восемь спутников: первый – в 1970 году с Кейп-Кеннеди, США. © NATO

В течение десятилетий НАТО эксплуатировала спутники над Европой и Северной Америкой по линии своего проекта спутниковой связи (SATCOM) в целях обеспечения стратегической связи оперативным и безопасным образом. В общей сложности было запущено восемь спутников: первый – в 1970 году с Кейп-Кеннеди, США. © NATO

Почему теперь?

Даже для Североатлантического союза космос не новое пространство. НАТО отправилась в космос еще до того, как космос пришел в НАТО. В течение десятилетий НАТО вела свою собственную программу спутниковой связи (SATCOM). По сей день эти уже недействующие спутники с логотипом НАТО продолжают вращаться вокруг Земли.

Однако до 2019 года у НАТО не было мандата, политики или концепции в отношении космоса. Произошедшая недавно перемена произошла по ряду причин.

Во-первых, за последние несколько лет само космическое пространство радикально изменилось. Теперь там намного больше субъектов деятельности. Более того, космические средства стали дешевле, а доступ к ним – проще, хотя вместе с тем они стали более подвержены авариям и риску обломков, а также злонамеренным действиям.

Во-вторых, условия безопасности изменились. В течение многих лет, а может быть и десятилетий Североатлантический союз находился в довольно благоприятной обстановке, в которой он проводит миротворческие миссии и операции или миссии и операции кризисного регулирования, в основном по своему усмотрению. Однако в последние годы основанный на правилах международный порядок и безопасность Североатлантического союза и его членов подвергаются все большей угрозе, им бросают вызов или вступают в борьбу с ними многочисленные злонамеренные субъекты в различных пространствах, в частности, в космическом пространстве.

В-третьих, НАТО во все большей мере зависит от космического пространства при выполнении всех своих задач, проведении мероприятий и операций: коллективная оборона, кризисное реагирование, помощь при бедствиях и борьба с терроризмом – все это зависит от информации, поступающей из космического пространства и через него.

Можно предположить, что эти причины тоже заставили основные космические державы-члены НАТО признать тот факт, что космос – во все большей мере общий вопрос безопасности, и поэтому должен фигурировать в повестке дня сдерживания и обороны НАТО.

Космические угрозы

Благодаря космосу страны НАТО обладают беспрецедентным преимуществом в операциях, поскольку им удается развеять неясность боевой обстановки. У стран НАТО важнейшее преимущество в космосе над потенциальными противниками. Они контролируют более 50 процентов всех действующих спутников. За счет космоса удалось добиться преимущества при проведении таких операций, как первая война в Персидском заливе в 1991 году (иногда ее называют первой космической войной) и Косовская кампания, во время которой для более точного целеуказания использовали GPS.

Однако чем больше зависимость от космического пространства, тем больше уязвимость. «День без космоса» вызывает растущую обеспокоенность. По причине зависимости от космоса он становится первоочередной мишенью стратегических соперников. В публикации Разведывательного управления министерства обороны США "Challenges to Security in Space" («Вызовы безопасности в космическом пространстве», январь 2019 г.) утверждается, что «правительства ряда иностранных государств создают силы и средства, представляющие угрозу для способности других к использованию космического пространства. Китай и Россия, в частности, предприняли шаги, бросающие вызов США». В 2016 году в своем технотриллере “Ghost Fleet: a Novel of the Next World War” («Призрачный флот: повесть о следующей мировой войне») военные футуристы Август Коул и П.У. Сингер строили предположения о том, что война между Китаем и США за господство на Тихом океане начнется в космосе, с тем чтобы «ослепить врага».

Угрозы в космическом пространстве могут принимать различные формы, поскольку космические комплексы – крупная цель, и таким образом подвергается риску сегмент космического базирования, наземный терминал управления, каналы передачи данных и сам пользователь. Достаточно вывести из строя один сегмент, и система становится бесполезной. Угрозы могут быть низко-технологичными, некинетическими и обратимыми, например, создание помех и дезориентация сигналов связи и ослепление лазером сенсорных устройств. Угрозы могут быть и высоко-технологичными, с необратимыми последствиями, например, противоспутниковое оружие наземного, воздушного или космического базирования.

Киберугрозы могут затронуть каждый сегмент – программное обеспечение спутников, наземные средства управления, каналы передачи данных и пользователей.

Факторы риска для окружающей среды, непредусмотренные столкновения и обломки (мусор) также представляют опасность.

С точки зрения НАТО, космические программы равных или почти равных по возможностям государственных субъектов, таких как Китай и Россия, представляют особый интерес. У обеих стран далеко идущие космические программы. По аналогии с ядерным оружием освоение космоса – символ статуса великих держав. Стратегия Китая изложена в Белой книге о космосе (декабрь 2016 года): «исследовать огромный космос, развивать космическую промышленность и формировать Китай как космическую державу – мечта, к которой мы неустанно стремимся». Что касается России, это часть наследия великолепной космической программы Советского Союза.

У обеих стран есть системы, конкурирующие с GPS – ГЛОНАСС (Россия) и «БЕЙДУ» (Китай). Недавно китайский исследовательский аппарат совершил посадку на обратной (темной) стороне Луны, и планируется создать на Луне обитаемую базу. Это безобидные примеры мирного соперничества в космосе.

Намного большее беспокойство вызывают их военные программы, связанные с космосом. Военные доктрины этих стран считают космос важным элементом современной борьбы и видят в строительстве и применении многочисленных средств противокосмической обороны способ подрыва обороны и безопасности стран НАТО. Например, Россия ставит помехи сигналам GPS во время учений НАТО.
Известно, что у Ирана и Северной Кореи есть собственные силы и средства запуска в космос.

Известно, что террористические организации используют карты Гугл (“google maps”) и GPS при планировании нападений.

 Передвижение войск (сил) НАТО часто ведется с опорой на GPS. Но этот навигационный инструмент может быть уязвим при применении средств противокосмической обороны, например, Россия ставит помехи сигналам GPS во время учений НАТО. © Government Technology Insider

Передвижение войск (сил) НАТО часто ведется с опорой на GPS. Но этот навигационный инструмент может быть уязвим при применении средств противокосмической обороны, например, Россия ставит помехи сигналам GPS во время учений НАТО. © Government Technology Insider

Почему космос важен для НАТО

В связи с тем, что условия безопасности изменились и продолжают меняться, космос становится принципиально важным для НАТО. Североатлантический союз придерживается широкого подхода к сдерживанию и обороне, используя все инструменты, имеющиеся в его распоряжении, с тем чтобы у Североатлантического союза был широкий диапазон вариантов реагирования на любые угрозы, откуда бы они ни исходили – подход кругового обзора (360 градусов). А где как не в космосе есть круговой обзор на 360 градусов.

Благодаря космосу обеспечивается ряд важнейших военных функций, как в мирное время, так и во время войны. Космос принципиально важен для владения обстановкой и раннего предупреждения НАТО, особенно в неизвестной обстановке, когда обнаружение на раннем этапе скопления сил на границах НАТО крайне важно для сдерживания или противодействия агрессии.

Спутниковые изображения имеют важнейшее значение для принятия грамотных решений. Космос сам по себе не может создавать «реальную ситуацию на местах», но во многом способствует этому, особенно в плане распознавания и установления ответственности. Например, изображения, полученные со спутников над востоком Украины, повлияли на принятие решений НАТО в отношении этого конфликта. Такое принятие решений на основе фактических данных особенно важно в эпоху недостоверной информации («фэйковых новостей»).

Аналогичным образом космос – важнейшее средство обеспечения управления, на предмет владения оперативной обстановкой и связи. Без космоса командиры, проводящие операции, будут по сути глухи и слепы.

Космос принципиально важен для развернутых группировок, с точки зрения связи, расположения, передвижения и целеуказания, а также отслеживания своих войск (сил). Обеспечение содействия и усиления также зависит от космических средств. Перевозить (перебрасывать) крупные группировки с тяжелыми вооружением и техникой через Атлантический океан и по Европе по суше, воздуху или морю туда, где они нужны, было бы намного труднее без GPS.

Спутники могут засекать пуск ракет (что принципиально важно для раннего предупреждения тех, кому принимать решения) и составлять прогноз погоды (что важно для планирования миссий). Они также обеспечивают осведомленность об обстановке, в частности о том, чем занимаются в космосе другие, что они делают с космосом и из космоса.

Космос уникален, поскольку он зависит от других пространств в меньшей степени, чем они зависят от космоса (за исключением киберпространства, имеющего критически важное значение для космоса на предмет передачи данных). В то же время, космос не может сам по себе победить в случае конфликта. Но без космоса одержать победу в конфликте будет гораздо труднее.

Парадокс космического сдерживания

Космос в чем-то можно сравнить с ядерным оружием: без ядерного оружия и без космоса мы вернулись бы к неизбирательной, всеразрушающей войне.

С самого начала судьба космоса и ядерное оружие были различным образом взаимосвязаны. Космос и программы по созданию ЯО конкурировали между собой за внимание и бюджет. Ракетные комплексы наземного и морского базирования сочли более приоритетными, чем военные полеты в космос. Теории о размещении ядерного оружия на Луне были отвергнуты на том основании, что ядерная война давно закончится, пока долетят ракеты с Луны.

Проблему расстояния можно было бы решить, если вывести ракеты на орбиту, но это сделало бы их более уязвимыми в случае нападения по сравнению, например, с подводными лодками. Вот почему в 1967 году был подписан Договор о космосе.

Нанесение противником крупного внезапного удара по средствам противокосмической обороны НАТО могло бы значительно подорвать доверие к ядерному сдерживанию (например, если окажется под угрозой способность Североатлантического союза к обнаружению пусков межконтинентальных баллистических ракет). Это могло бы стать предшественником крупного мирового конфликта.

Как сдержать такие нападения? Теория сдерживания предписывает два способа: сдерживание лишением (лишить противника преимуществ, которые он стремится извлечь) и сдерживание наказанием (сделать так, чтобы расплата за действия была непомерно высокой для противника).

Внушительность сдерживания – в той или иной форме – зависит от сочетания 1) политической решимости, 2) способности нанести урон и 3) четкого информирования об этой решимости и способности. Непросто использовать космические средства в качестве сигнала, в отличие от летательных аппаратов или кораблей. Показывать маленький спутник-кубик, беззвучно вращающийся в пустом пространстве, не самый угрожающий сигнал. Отрицать нанесение удара по спутнику тоже очень трудно. Более того, у некоторых стран, например, Северной Кореи и Ирана, нет аналогичных средств противокосмической обороны, которые могли бы подвергнуться риску, поэтому сдерживание угрозой симметричного и соразмерного наказания («вы сбиваете наши спутники, мы собьем ваши») не жизнеспособный вариант.

В свете этого парадокса США в своей Стратегии национальной безопасности открыто взяли курс на сдерживание в разных пространствах, в основе которого лежит идея наказания: «в ответ на любое вмешательство с целью причинения вреда или удар по критическим составляющим нашей космической архитектуры, непосредственно затрагивающие этот жизненно важный интерес США, будут предприняты намеренные ответные меры, причем время, место, способ и пространство, в котором они будут осуществлены, будут выбраны по нашему усмотрению».

Если сдерживание не даст результатов, лучшая оборона от угрозы противоспутникового оружия – вывод из строя, кибернетическим или физическим способом, стартовых (пусковых) установок противника и наземных пунктов управления.

В результате действий с применением силы (кинетических действий) возникают обломки (мусор) – крайнее средство сдерживания против настоящей войны в космосе. С учетом вложений, сделанных Китаем и Россией в космические средства, зависимость этих стран от космоса будет расти. По причине космического мусора космос можно считать областью гарантированного взаимного уничтожения. Войну в космосе выиграть нельзя. Только если нерациональный субъект, обладающий противоспутниковыми средствами, не будет считать, что его положение настолько невыгодно и отчаянно, что лишение всех возможности что-либо делать в космосе – победа.

В свете уязвимости Североатлантического союза, связанной с космосом, нужно делать еще больший упор на устойчивости и живучести средств противокосмической обороны. Этого можно добиться размещением большего количества спутников на орбите, созданием многоцелевых спутников, подключением большего числа стран НАТО во взаимодействии с коммерческими структурами. Поддержание мощной инфраструктуры для обслуживания или быстрой замены выведенных из строя спутников будет иметь критическое значение. Все это – составляющие эффективного сдерживания лишением: неважно, сколько спутников НАТО противник сможет поразить или вывести из строя, способность НАТО использовать космические средства для ведения своих операций от этого не пострадает.

 Чтобы сохранить способность НАТО использовать космические средства для ведения своих операций, необходимо сделать больший упор на устойчивости и живучести средств противокосмической обороны. Этого можно добиться размещением большего количества спутников на орбите, созданием многоцелевых спутников во взаимодействии с коммерческими структурами. Фото © SpaceX Starlink Mission

Чтобы сохранить способность НАТО использовать космические средства для ведения своих операций, необходимо сделать больший упор на устойчивости и живучести средств противокосмической обороны. Этого можно добиться размещением большего количества спутников на орбите, созданием многоцелевых спутников во взаимодействии с коммерческими структурами. Фото © SpaceX Starlink Mission

Что дальше?

С принятием политики НАТО в отношении космоса и объявлением космоса оперативным пространством Североатлантический союз может адаптироваться и идти в ногу со временем эволюционным, а не революционным образом. Речь идет не о гигантском скачке, а о небольших шагах.

НАТО как организация, созданная для того, чтобы служить делу международного мира и безопасности, будет продуманно и осознанно вести дальнейшую работу, исходя из этих решений государств-членов. Страны НАТО будут и впредь соблюдать международное право в целом и Договор о космосе 1967 года в частности.

НАТО не станет самостоятельным субъектом в космосе. Как четко обозначил Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, «У НАТО нет намерения размещать оружие в космосе. Мы – оборонный союз». В целях поддержки своих миссий и операций НАТО и впредь будет в основном опираться на силы и средства противокосмической обороны государств-членов.

Но отныне НАТО сможет быть площадкой для военно-политических консультаций по вопросам, касающимся космоса, обмена соответствующей информацией и решения вопросов оперативной совместимости. Тот факт, что космос становится оперативным пространством, позволит военачальникам НАТО надлежащим образом и полностью учитывать требования, связанные с космосом, при проведении учебной подготовки и учений, а также при планировании обороны и операций. Это будет способствовать тому, чтобы у Североатлантического союза был надежный доступ к космической продукции и услугам, когда они потребуются и где они потребуются.

Это поможет Североатлантического союзу в большей мере владеть обстановкой во многих пространствах. Вместе с тем повысится бдительность Североатлантического союза в связи с усилиями ряда стран, направленными на разработку новейших технологий, которые могли бы бросить вызов свободе действий стран НАТО в космическом пространстве и использованию услуг, обеспечиваемых космическими технологиями.

Странам НАТО нужно будет создать общую картину обстановки в космосе, и НАТО должна будет повысить «космическую грамотность» своих структур, поскольку спрос на знания в космической сфере будет расти.

В ближайшее время необходимо будет решить ряд других вопросов. Например, нужно ли НАТО принять декларативную политику, в которой будет сформулировано, каким образом космос связан со статьей 5? Нужно ли НАТО сделать свою политику в отношении космоса публичной (как было сделано с морской стратегией Североатлантического союза и стратегией объединенных военно-воздушных сил)? Какие отношения должна налаживать НАТО, если такие отношения нужны, с Европейским союзом, Европейским космическим агентством, Организацией Объединенных Наций и отдельными странами-партнерами? Должна ли НАТО играть какую-либо роль в разработке норм и правил поведения в космосе?

Все эти важные вопросы надо рассматривать, и НАТО этим займется.

Главное – НАТО в космосе, и космос теперь в НАТО.