Как Североатлантическому союзу опережать соперников в постоянно меняющихся, взаимосвязанных и комплексных глобальных условиях безопасности? В Базовой концепции боевых действий НАТО обозначено направление, на котором странам НАТО нужно сосредоточить, согласовывать и координировать работу.

Фундаментальный характер войны не меняется. Всегда происходит столкновение воли, насилие, трения, туман, маневры или введение в заблуждение. Вместе с тем характер борьбы эволюционирует и становится всепроникающим, поскольку наши соперники ведут действия, не вписывающиеся в «нормальную» динамику мир-кризис-конфликт. Большие сдвиги в ведении борьбы зачастую сопряжены с техническим новаторством – от стрел до пороха, танков, ядерного оружия, кибернетических и космических систем сегодня. Однако множество других факторов – политических, экономических, социальных, культурных, научных и промышленных – тоже обуславливают то, как страны и союзы мыслят о войне, готовятся к войне и ведут борьбу.

Большие сдвиги в ведении борьбы зачастую сопряжены с техническим новаторством. Применение летальных автономных систем оружия (ЛАСО) могло бы бросить вызов давно сформировавшимся нормам этики и права. ЛАСО – оружие, способное опознавать цель, вести наведение и открывать огонь без вмешательства человека. На снимке образец ЛАСО © Future of Life Institute

НАТО сталкивается с постоянно меняющейся, глобальной и сложной обстановкой, и чем дальше, тем больше неопределенности. Границы между миром и конфликтом, политикой и военной сферой, стратегией и тактикой, кинетическими и некинетическими действиями становятся размытыми. У Североатлантического союза больше нет настоящих безопасных районов или «тылов», в которые не могут проникнуть никакие угрозы, удары или злонамеренные действия.

Нашему Североатлантическому союзу нужно справляться с государственными и негосударственными субъектами, которые фундаментально не приемлют, стремятся изменить и даже уничтожить основанный на правилах международный порядок и систему ценностей, для защиты которых была создана НАТО. Потенциальные стратегические конкуренты стремятся подорвать политические и военно-стратегические цели Североатлантического союза, пуская в ход все более изощренные стратегии, зачастую посредством скоординированных политических, военных, экономических и информационных усилий.

Благодаря новым технологиям и возможностям умозрительная фантастика уже становится действительностью. С помощью квантовой сенсорики мировой океан мог бы стать «прозрачным». Высокотехнологичными средствами расшифровки можно было бы сделать защищенную связь такой же открытой, как передовица газеты. Потеря контроля над спутниками и электромагнитным спектром могла бы ослабить потенциал Североатлантического союза. Летальные автономные системы оружия, по всей вероятности, бросят вызов давно сформировавшимся нормам этики и права. Эти разработки становятся все более осуществимыми оперативными реалиями борьбы, и их необходимо брать в расчет при формировании будущей стратегии НАТО.

С момента окончания «холодной войны» наш Североатлантический союз успешно адаптируется к изменениям стратегической обстановки. Мы придерживаемся однозначно оборонительного подхода, и есть на то основание, и мы сохраним этот подход. Однако оборонительный не должно означать пассивный. Поскольку вызовы все более безграничны по своему характеру, возникают одновременно и отличаются стойкостью, Североатлантический союз должен делать больший упор на упреждении и действовать более активно. Мы должны быть впереди все более сложной, прогнозируемой кривой угрозы, или мы рискуем лишиться свободы решений и действий.

С этой целью нам нужно начать мыслить, организовывать и действовать по-иному, с тем чтобы мы могли давать лучшие военные советы и при этом расширять пространство для действий и решений политического руководства.

Мы уже идем этим путем. В 2019 году министры обороны стран Североатлантического союза согласовали Военную стратегию НАТО. В 2020 году генерал Тод Уолтерс представил странам НАТО Концепцию сдерживания и обороны евроатлантического региона (DDA). В начале 2021 года руководство Североатлантического союза приняло Базовую концепцию боевых действий НАТО (NWCC), подготовленную СКТ и призванную стать путеводной звездой, ведущей Североатлантический союз к 2040 году. В совокупности эти продукты лучшей, самой дальновидной и передовой военно-стратегической мысли – прогрессивный подход для нового поколения.

Мыслить, организовывать и действовать по-новому

В этом новом мышлении представлены временные, пространственные, функциональные и структурные аспекты подхода Североатлантического союза к развитию методов и способов ведения боевых действий.

НАТО начинает лучше понимать характер длительного, динамичного и постоянного соперничества в борьбе на многих направлениях. Подтверждение тому – процесс размышления над «НАТО – 2030» и 20-летний горизонт Базовой концепции боевых действий НАТО. После десятилетий операций по своему усмотрению и «кризисов дня» НАТО мыслит и планирует на долгосрочную перспективу. © NATO

  1. Время: перестать считать почти равных противников кратко- или среднесрочной проблемой.

Перед нами проблема долгосрочного, динамичного и постоянного соперничества на нескольких направлениях. Воинственный характер России, скорее всего, сохранится. Негосударственные субъекты, террористические группировки и организации, такие как Аль-Каида, доказали свою живучесть и способность к адаптации, и по всей вероятности, появятся новые. Более того, Китай обозначил свое стремление к созданию самой мощной в мире армии к 2050 году, включая экспедиционные силы и средства.

Мы начинаем понимать характер этой длинной игры намного лучше. Подтверждение тому – процесс размышления над «НАТО – 2030» и 20-летний горизонт Базовой концепции боевых действий НАТО. Теперь, после десятилетий операций по своему усмотрению и «кризисов дня», нам нужно думать и планировать на долгосрочную перспективу.

  1. Пространственный элемент: перестать рассматривать почти равных противников через призму географии.

Мы только начинаем продвигаться вперед к тому, чтобы мыслить и действовать в контексте, включающем несколько областей, регионов и средств, приспосабливаясь при этом к сближению физической и нефизической сферы. В результате наложения нефизических сфер, таких как кибернетическая и космическая и всепроникающей информационной среды на традиционные боевые сферы (воздух, суша и море) возникает многомерное боевое пространство: физическое, виртуальное и когнитивное. Разработка последовательной стратегии во всех оперативных сферах, с тем чтобы эффективно действовать в многомерном боевом пространстве – ключ к сохранению решительного преимущества над любым соперником.

  1. Функциональный элемент: перестать мыслить линейными и бинарными категориями и принять вызов одновременности.

Традиционная парадигма мир-кризис-конфликт будет все больше ограничивать нашу способность перехитрить и опередить противника. Нам нужно перестроить свое мышление и подход к синхронной, нелинейной парадигме, в которой мы распределяем свои усилия по различным оперативным контекстам, где ведется формирование, соперничество и борьба.

Потенциальные противники, как в физическом, так и в нефизическом измерении, формируют нас. На примере кризисов последних лет, например, блокады Азовского моря и постоянных информационных кампаний против стран НАТО, было продемонстрировано, как другие государства могут действовать творчески, чтобы бросить вызов Североатлантическому союзу.

Североатлантический союз должен положительно и активно формировать условия безопасности по своему замыслу и с учетом своих сильных сторон – идей, ценностей, партнерских отношений и интегрированных военных структур, – противодействуя при этом попыткам соперников подорвать цели НАТО. Североатлантический союз постоянно ведет борьбу в кибернетическом и информационном пространстве с целым рядом игроков. Она будет продолжаться, и страны НАТО должны заниматься координацией, развитием и действовать соответственно.

  1. Военные структуры: переосмыслить управление и структуры сил

Если мы идем на требования этого меняющегося уравнения время-пространство-функция, нам тоже может понадобиться радикально переосмыслить способы управления и организации наших войск (сил) в дивизии, бригады и их эквиваленты промышленной эпохи.

С учетом постоянного соперничества, безграничного пространства и одновременной деятельности, как создать сегодня необходимое боевое формирование, которое будет эффективно завтра? Как выглядит по всему спектру военной деятельности будущее формирование, способное действовать в разных пространствах, – начиная с управления и заканчивая планированием, силами и средствами, учениями и средствами обеспечения? Как нужно проходить учебную подготовку командирам, лидерам, войскам и специалистам и готовиться к будущей борьбе? Каково надлежащее сочетание усовершенствованных сил и средств, существующих платформ и новых, дешевых и расходуемых технологий, таких как группировки беспилотников?

Это существенные вопросы, и в ответ на ширящуюся оперативную среду, о которой шла речь выше, требуется более энергичный подход к развитию боевого применения. Именно для этого и предназначена Базовая концепция боевых действий НАТО.

Концепция будущего

Базовая концепция – «путеводная звезда» для Североатлантического союза и государств-членов и схема развития боевого применения на ближайшие 20 лет. В концепции делается упор на укреплении преимущества и продвижении вперед самой важной текущей работы по созданию перспективного военного инструмента мощи. Столь же важно, что в концепции обозначены новые направления работы, призванные повысить способность военного инструмента мощи НАТО к эффективному достижению целей Североатлантического союза и обеспечить максимальный стратегический выбор на политическом уровне.

Настоящее понимание оперативной обстановки, противника и собственных целей Североатлантического союза предполагает четкое и общее военно-политическое понимание угроз, противников и обстановки, в которой НАТО действует, начиная с технических аспектов и доктрины и заканчивая объединенными средствами разведки, наблюдения и рекогносцировки JISR и большими данными. © NATO

Концепция сформирована с учетом угроз, но главный движущий фактор – стремление Североатлантического союза к успеху. Концепция нацелена на то, чтобы Североатлантический союз мог превзойти любую угрозу или вызов со всех точек зрения: перехитрить их, одолеть, перегнать, лучше взаимодействовать с партнерами и обладать большей выносливостью. Прежде всего, НАТО стремится к тому, чтобы понимать условия безопасности, проявлять инициативу, действовать решительно и укреплять внешние связи, действуя при этом в быстром темпе и обеспечивая устойчивость. С помощью этих шести функций Североатлантический союз может определить, на каком направлении работы надо продвигаться вперед, а также указать, благодаря каким новаторским подходам и силам и средствам можно развивать и сохранять военное преимущество.

Исходя из этого, в концепции представлен организующий принцип, призванный сделать это видение действительностью, а также руководство, необходимое для согласования работы Североатлантического союза по развитию боевого применения. В концепции описана схема, необходимая, чтобы активно формировать условия безопасности, позволить Североатлантическому союзу противостоять угрозам, сохранять и повышать боеготовность при необходимости.

В концепции изложены пять императивов развития боевого применения:

  1. Когнитивное превосходство: настоящее понимание оперативной обстановки, противника и целей Североатлантического союза предполагает четкое и общее военно-политическое понимание угроз, противников и обстановки, в которой НАТО действует, начиная с технических аспектов и доктрины и заканчивая объединенными средствами разведки, наблюдения и рекогносцировки JISR и большими данными. При этом также делается упор на том, чтобы на военно-политическом уровне были нужные инструменты, чтобы эффективно действовать (быстро и динамично) и обеспечить принятие решений в современную информационную эпоху.

  2. Эшелонированная устойчивость: сдерживание опирается на способность Североатлантического союза выстоять в случае внезапных сбоев в работе путей снабжения и коммуникаций, а также воздействие в когнитивной сфере. Он должен быть готов к тому, чтобы проявить стойкость в сложных ситуациях в течение длительных периодов времени, причем готов с самого начала.

  3. Влияние и проецирование силы: чтобы подлаживать обстановку под свои сильные стороны, в частности создавать варианты действий и навязывать противнику дилеммы, Североатлантический союз должен активно проявлять инициативу различными способами, чтобы добиваться своих целей.

  4. Комплексная многосферная оборона: угрозы, с которыми сталкивается теперь Североатлантический союз, не относятся к какой-то одной сфере, поэтому принципиально важен совместный и гибкий подход к переменчивой обстановке, чтобы защитить целостность Североатлантического союза от любых угроз, независимо от их происхождения или характера.

  5. Управление в разных пространствах: в мгновение ока разобраться в обстановке и решать задачи управления, а ведь это отличительная черта великих генералов, может быть невозможно в условия многосферного и комплексного боевого пространства. Инвестиции в кадры, искусство управления, критическое мышление и смелые действия станут залогом успеха. Более подробно о Базовой концепции.

Эффективное выполнение

Есть соблазн использовать метафору бега, чтобы охарактеризовать развитие боевого применения. Спринт по разработке и внедрению нового программного обеспечения раньше потенциального противника. Марафон по созданию новых доктрин и усовершенствованных сил и средств. Однако, как видно на примере функционального замысла и императивов Базовой концепции боевых действий НАТО, развитие боевого применения – скорее несколько забегов и марафонов на разную дистанцию и разной интенсивности одновременно.

Угрозы, с которыми сталкивается теперь Североатлантический союз, не относятся к какой-то одной сфере, поэтому принципиально важен совместный и гибкий подход к переменчивой обстановке, чтобы защитить целостность Североатлантического союза от любых угроз, независимо от их происхождения или характера. На снимке: вид из истребителя «Тайфун» Королевских ВВС Великобритании на корабль НАТО в Балтийском море. Фото любезно предоставлено Королевскими ВВС Великобритании.

В концепции эта задача решается посредством обозначения реалистичного пути к достижению заданного уровня развития боевого применения. В концепции представлены рамки для скоординированного подхода, в которые входят:

  • ряд «стартеров»: спринты, которые начнутся сразу и станут подспорьем в продолжающейся работе Североатлантического союза и стран НАТО;

  • ряд приоритетов: забеги на большую дистанцию, имеющие критическое значение для будущего успеха и требующие длительных целенаправленных усилий;

  • ряд военно-стратегических дискуссий: «вопросы-марафоны», требующие серьезного обсуждения, доходящего до сути стратегического мышления Североатлантического союза.

Это сочетание далеко идущего устремления и реалистичного пути вперед поможет привести в равновесие реалии развития боевого применения сегодня и потребности боевых действий завтра. Концепция была совместно разработана Североатлантическим союзом и является дорожной картой для развития и сохранения решающего военного преимущества, обеспечивая при этом оптимальные стратегические варианты для политического руководства.

Лучшие продукты нашей военной мысли – Военная стратегия НАТО и две концепции по ее осуществлению, Базовая концепция боевых действий НАТО и Концепция сдерживания и обороны евроатлантического региона – новая основа для военно-стратегического анализа применения и развития военного инструмента Североатлантического союза. Таким образом, обозначено направление, на котором НАТО и государствам-членам нужно сосредоточить, согласовывать и координировать работу.

В Базовой концепции признается длительный характер войны, и поэтому с ее помощью НАТО и страны НАТО должны опередить потенциальных противников и быть устойчивыми к стратегическим потрясениям и более крупным вызовам. В ней содержится обоснование наращивания динамики развития боевого применения в будущем. При наличии требуемой гибкости для осуществления развития боевого применения в надлежащем темпе, с помощью концепции военный инструмент мощи Североатлантического союза будет построен таким образом, чтобы развивать и сохранять решающее военное преимущество для обеспечение постоянного успеха в условиях все более сложной, взаимосвязанной и непредсказуемой обстановки в предстоящие десятилетия.