Угрозы стабильности и безопасности все чаще возникают в «серой зоне», где государственные и негосударственные субъекты применяют гибридную тактику, например, дезинформацию или кибератаки. Как НАТО реагирует на эти вызовы?

Сегодня условия безопасности приобретают все более сложный характер. Времена, когда мир, кризис и конфликт были тремя различными этапами, когда конфликты осуществлялись преимущественно военными средствами, а противники были хорошо известны, миновали. С помощью кибератак по странам наносят удар ниже порога военного нападения. В результате кампаний в социальных сетях создается альтернативная реальность с целью дестабилизации политических сообществ, при этом ни одному солдату не нужно пересекать ни одной границы. А благодаря «гибридному» сочетанию военных и невоенных инструментов создается двусмысленность, из-за которой НАТО значительно труднее владеть обстановкой, а значит, оперативно принимать решения.

В силу этих причин борьба с гибридными угрозами – важнейший приоритет для НАТО. С тех пор, как в 2015 году была принята Стратегия Североатлантического союза по противодействию гибридной борьбе, страны НАТО последовательно расширяли инструментарий организации, необходимый для реагирования на эти угрозы.

Появление «зеленых человечков» (нерегулярных вооруженных сил) в Крыму, Украина, до незаконной аннексии Крыма Россией в марте 2014 года – пример одного из видов гибридной угрозы. Другие гибридные угрозы могут быть незаметными. © Meduza

Повышение осведомленности об обстановке

В Объединенное управление разведки и безопасности, созданное НАТО в 2017 году, входит отдел, занимающийся непосредственно мониторингом и анализом гибридных угроз, что стало значительным шагом вперед в повышении способности стран НАТО «выстроить общую картину». Понимая, что по своему характеру гибридные угрозы являются как внутренними, так и внешними, страны с большей готовность стремятся наладить обмен разведданными о событиях в государствах.

Теперь при обсуждении странами НАТО гибридных угроз все более часто используется анализ разведданных для составления общей картины тенденций и содействия в выработке общего понимания определенной ситуации. Во все более сложных условиях безопасности развединформация должна считаться настоящим «потенциалом», наряду с танками, БПЛА и ракетами.

Адаптация учений НАТО

Наилучший способ проверить, соответствуют ли структура и силы и средства НАТО поставленной перед ними задаче в гибридных сценариях, – регулярно отрабатывать эти задачи на практике. Отработка в ходе учений НАТО дополнительных гибридных вводных заставляет политическое и военное руководство столкнуться с непростой задачей: устранить возможную напряженность из-за гибридных нападений на отдельных союзников, желания отреагировать коллективно и необходимости сделать это в условиях, когда информация двусмысленная и неполная.

В ходе данных учений, некоторые из которых проводятся параллельно с ЕС и в координации с ним, особо выделяются трудности, с которыми сталкивается, по сути, «кинетический» (или военный) союз при реагировании на некинетические нападения. Вследствие этого НАТО согласовала еще более интенсивную схему учений, включая более короткие учения, к которым будет подключено гражданское руководство на самом высоком уровне. Учебно-образовательная программа НАТО тоже была усилена и предусматривает теперь более частые обсуждения сценариев различных гибридных ситуаций.

Повышение устойчивости Североатлантического союза

Для выполнения своих военных задач НАТО в растущей мере зависит от гражданской инфраструктуры стран, которые могут быть уязвимы, в частности в случае гибридных нападений. Поэтому обеспечение устойчивости этих объектов инфраструктуры стало необходимым условием боеспособности НАТО. На встрече на высшем уровне в Варшаве в 2016 году страны НАТО обязались повышать свою устойчивость «перед лицом целого диапазона угроз, включая гибридные угрозы, откуда бы они ни исходили».

Признавая то факт, что повышение устойчивости – в большой мере обязанность государств, НАТО делает упор на консультировании государств-членов. Было выявлено семь «базовых требований» в стратегических секторах, и они используются как критерии самооценки стран. Эти базовые требования постоянно обновляются в свете новых вызовов, таких как стандарт связи 5G, а в последнее время – реагирование на пандемию короновирусной инфекции.

За последние десять лет Россия применила ряд гибридных угроз против энергетических объектов, политики или поставок стран НАТО, а также других стран. (Более подробно на эту тему – «[Энергетическая безопасность в эпоху гибридной борьбы]» (https://www.nato.int/docu/review/articles/2021/01/13/energy-security-in-the-era-of-hybrid-warfare/index.html) © Insights ABN AMRO

Совершенствование кибернетической защиты

Злонамеренные действия в киберпространстве – наиболее часто используемые элементы в гибридных кампаниях. Это не вызывает удивления. Цифровое оружие будет привлекательным вариантом на долгие годы: его могут применять государства, а также подставные структуры и частные организации, без каких-либо географических ограничений. На установление виновных может понадобиться много времени, а меры реагирования нуждаются в калибровке, чтобы справиться с эскалацией.

В соответствии с оборонительным мандатом НАТО, государства-члены решительно настроены использовать весь диапазон сил и средств в целях сдерживания, обороны и противодействия всему спектру кибернетических угроз, в частности тех, которые используются как часть гибридной кампании. НАТО обозначила кибернетическую сферу как новое оперативное пространство и подготовила руководство по вариантам стратегического реагирования на существенные и злонамеренные действия в киберпространстве; в руководстве перечислен широкий ряд политических, военных, дипломатических и экономических инструментов, имеющихся в распоряжении Североатлантического союза, для реагирования на кибернетические действия.

Вместе с тем страны НАТО продолжают в приоритетном порядке укреплять и совершенствовать средства киберзащиты сетей и инфраструктуры в соответствии с Обязательством по кибернетической обороне. Поскольку киберпространство по большей части находится в частном владении, крайне важно углублять частно-государственное партнерство, в том числе по линии Кибернетического партнерства между НАТО и промышленностью. Цель состоит в том, чтобы создать «сообщества доверия», в которых разные заинтересованные лица могут обмениваться информацией о киберугрозах, обсуждать эффективные меры реагирования и идти в ногу с технологическими изменениями.

Развертывание групп поддержки в противодействии гибридным угрозам

Созданные по модели уже существующих консультативных групп по устойчивости и защите критически важных объектов инфраструктуры группы по борьбе с кибернетическими угрозами могут быть направлены в сжатые сроки в любую страну НАТО, обратившуюся к Североатлантическому союзу за поддержкой, либо в случае кризиса, либо для оказания содействия в наращивании национального потенциала борьбы с гибридными угрозами. В состав этих групп входят гражданские специалисты из числа экспертного резерва НАТО, а также специалисты, назначенные странами НАТО.

В ноябре 2019 года первая группа по борьбе с гибридными угрозами была развернута в Черногории, ставшей тогда новым членом НАТО и стремившейся снизить свою уязвимость. По запросу, в состав групп по борьбе с гибридными угрозами могут быть включены группы военных консультантов, и таким образом обеспечивается всеобъемлющее гражданско-военное консультирование. Эти шаги подтверждают, что НАТО разрабатывает варианты реагирования ниже порога статьи 5 (о коллективной обороне) Вашингтонского договора.

Сдерживание гибридных угроз

Больше внимания уделяется также повышению способности НАТО к сдерживанию гибридных игроков. Устойчивость была бы важнейшим элементом «сдерживания воспрещением», однако страны НАТО понимают, что нужно изучать и подход «сдерживания наказанием». Сдерживание наказанием нацелено на то, чтобы изменить враждебное поведение, повлияв на расчет соотношения затрат и выгоды потенциального противника.

На встрече на высшем уровне в Варшаве в 2016 году страны НАТО заявили, что в результате гибридных нападений может быть задействована статья 5 Вашингтонского договора. Ниже этого порога необходимо также рассматривать и другие ответные меры, от санкций до выдворения дипломатов. Как и в случае с установлением коллективной ответственности – бесспорно, одним из самых сильных средств наказания гибридного субъекта – подобные шаги остаются деликатным вопросом, ведь речь идет о национальном суверенитете. Однако страны НАТО должны направить сигнал о том, что за гибридные действия надо платить, и нападающие могут не захотеть платить эту цену.

Более плотное сочетание гражданских и военных инструментов

Сдерживание гибридных угроз может показаться простой задачей в теории, но на практике выполнить ее очень трудно. Один из способов, с помощью которого НАТО расширяет свой инструментарий сдерживания гибридных угроз, – разработка комплексных мер предотвращения и реагирования, сочетающих военные и невоенные средства. Рассматривается широкий диапазон потенциальных гибридных действий, и в каждом случае подбирается наиболее подходящее сочетание гражданских и военных инструментов реагирования, таким образом создаются пакеты мер, благодаря которым можно будет ускорить принятие решений и предпринять адресные ответные действия.

Однако в связи с этим возникают значительные трудности. Для того, чтобы такой комплексный подход заработал, нужно будет заручиться не только политическим согласием стран НАТО на проведение необходимых действий, но и обеспечить четкую координацию между политическими и военными органами НАТО при их осуществлении, а также, возможно, координацию с другими игроками и заинтересованными участниками.

Изучение новых прорывных технологий

Новые технологии, такие как « Искусственный интеллект» и анализ «больших данных» могут быть полезны НАТО, например, для быстрого обнаружения кампаний ложных новостей в Интернете и борьбы с ними. Однако эти же технологии могут стать эффективным инструментом срыва действий или отвлекающим средством в руках потенциального агрессора в рамках гибридной кампании.

В связи с этим НАТО скорректировала структуру Международного секретариата и создала новые отделы, занимающиеся новаторством и работой с данными. Уже несколько лет назад кибернетической обороне и разведке было придано бóльшее значение, и этими дополнительными изменениями подчеркивается решимость НАТО не позволить агрессору добиться преимущества за счет использования новых технологий. Благодаря этой работе открылись многочисленные возможности для столь необходимого сотрудничества с частным сектором.

Достижения в области искусственного интеллекта представляют собой как угрозы, так и возможности для Североатлантического союза. © IoT Business News

Выявление дезинформации и реагирование на нее

Распространение дезинформации – одно из наиболее часто используемых средств в гибридном инструментарии многочисленных государственных и негосударственных субъектов. Поскольку преимущество инициативы всегда будет у той стороны, которая начинает дезинформационную кампанию, НАТО должна стремиться к тому, чтобы выявлять дезинформационные кампании на раннем этапе и разоблачать их быстро и решительно.

Вебсайт НАТО «Расставим точки над «и»» выполняет функцию «единого окна», где на нескольких языках, включая русский, размещаются информационные бюллетени, выступления, интервью, опровержения, видео- и фото- материалы, развенчивающие мифы. Вместе с тем НАТО постоянно работает со СМИ и настойчиво просит исправить ложные репортажи. С помощью этих мер нельзя остановить враждебную пропаганду, но при этом четко демонстрируется, что эту пропаганду будут изобличать. И, что не менее важно, эти меры доказывают, что информация, поступающая от самой НАТО, в конечном итоге намного более точная и правдоподобная, чем информация, исходящая от ее противников. Борьба с дезинформацией не будет полностью эффективной, если вести ее без опоры на постоянное, активное информирование самых ценных аудиторий, с тем чтобы информация, поступающая от НАТО, была так же заметна, как информация, поступающая от противников.

Новые способы задействования всего государственного аппарата

Для реагирования на гибридные угрозы требуется работа всего государственного аппарата. Поэтому НАТО пошла дальше традиционных форматов встреч на уровне глав государств и правительств и заседаний на уровне министров иностранных дел и министров обороны.

В мае 2019 года в неофициальном заседании Североатлантического совета впервые участвовали советники по национальной безопасности и руководители профильных ведомств, занимающихся гибридными угрозами. Этим заседанием было подчеркнуто, как полезно привлекать экспертов по гражданским и военным угрозам и вести обмен опытом среди стран о том, как справляться с враждебными гибридными кампаниями. Это также продемонстрировало готовность НАТО по-новому, новаторски подойти к гибридным угрозам.

Углубление отношений между НАТО и ЕС

С учетом того, что и НАТО, и Евросоюз стали мишенью гибридных действий, они понимают важность совместной работы над общими проблемами безопасности, создаваемыми гибридными кампаниями.

В значительной мере посредством неофициального сотрудничества на уровне секретариатов эти организации разработали так называемые «планы действий» и «оперативные протоколы», чтобы обмениваться данными о дезинформационной деятельности, повышать взаимную осведомленность об обстановке и помогать состыковать их меры реагирования с гибридными угрозами. В результате брифингов друг для друга о гибридном ландшафте и о конкретной картине угрозы сложились более тесные отношения между организациями. Этому способствует Европейский центр передового опыта по борьбе с гибридными угрозами (Гибридный ЦПО) – инициатива, выдвинутая Финляндией в 2016 году именно для содействия практическому сотрудничеству между НАТО и ЕС.

Расширение сотрудничества с партнерами

НАТО не борется с гибридными угрозами в одиночку и не может бороться с ними в одиночку, вот почему принципиально важно сотрудничество с широким рядом партнеров. НАТО и государства-члены могут многому научиться у партнеров, например, Финляндии и Швеции, у которых высоко развитые системы комплексной безопасности и тотальной обороны, задуманные, проверенные в деле и обновляемые в течение десятилетий, с тем чтобы реагировать на целый диапазон угроз.

НАТО и государства-члены также могут многому научиться у таких партнеров, как Грузия и Украина, находящихся на передовой интенсивных и продолжительных гибридных кампаний. В последнее время НАТО взаимодействует с партнерами в Азиатско-Тихоокеанском регионе, обладающими обширным опытом и способными поделиться передовой практикой подходов стран к борьбе с гибридными действиями. Создание тесных отношений со странами-единомышленницами в мире – само по себе сдерживание возможных гибридных агрессоров.


Борьба с гибридными угрозами – долгосрочная стратегическая задача НАТО и государств-членов. Для ее выполнения нужно отказаться от заранее подготовленных, поэтапных процессов планирования и принятия решений, характерных для операций кризисного реагирования НАТО в период по окончании «холодной войны», и выйти на более динамичный подход, при котором постоянно обновляемая осведомленность об обстановке обуславливает политическую дискуссию, разработку вариантов, принятие решений и политический контроль. С тем чтобы делать это с максимальной эффективностью, НАТО рассматривает каждого гибридного игрока как единственного в своем роде субъекта, у которого уникальные стратегические мотивы. С помощью более целенаправленного подхода повышается способность НАТО к сдерживанию гибридных кампаний за счет влияния на анализ затрат и выгоды потенциальных гибридных агрессоров и к соперничеству за «серую зону» в том, что стало современным театром операций.