Беспилотные летательные аппараты представляют растущую многогранную угрозу гражданской и военной инфраструктуре, объектам и людям. Что делают страны НАТО, чтобы справиться с этой проблемой?

«Беспилотники – это надолго, так что привыкайте», – под таким заголовком вышел журнал «Тайм» Time magazine в мае 2018 года. Действительно, за последние два года много всего произошло в области бесплотных летательных аппаратов (БПЛА) и робототехники в целом. Однако большинство видов практического применения еще предстоит внедрить: судя по всему, в ближайшие пять лет начнется широкое применение гражданских беспилотников в целях городской мобильности, услуг доставки, кризисного регулирования, восстановления после бедствий и экстренного снабжения, если перечислить лишь некоторые.

Помимо этого, с военной точки зрения, сейчас начинается так называемый «второй период беспилотников», в котором все конкуренты, начиная с коллег и заканчивая террористами и негосударственными субъектами, внедряют беспилотные технологии в свои стандартные методы и замыслы операций, бросая вызов традиционному господству стран НАТО в воздухе в большинстве конфликтов. Например, такие террористические группы, как ИГИЛ («Даиш»), используют любительские БПЛА для планирования, подготовки и осуществления нападений на поле боя. Вместе с тем из-за обширного применения беспилотников израильской армией и «Хамасом» сектор Газа стал недавно одним из самых активных театров ведения современной борьбы с помощью беспилотных средств.

Однако два произошедших недавно события значительно сказались на том, как обсуждается в мире тема БПЛА и что они означают для безопасности. Во-первых, появление беспилотника-нарушителя на взлетно-посадочной полосе серьезно нарушило работу аэропорта «Гэтвик», недалеко от Лондона, в декабре 2018 года, за несколько дней до новогодних праздников, в результате чего аэропорт был закрыт почти на три дня, что причинило финансовый ущерб в несколько миллионов евро операторам аэропорта, авиакомпаниям и пассажирам. Во-вторых, в сентябре 2019 года мятежники-хуситы взяли на себя ответственность за нанесение массированного скоординированного удара с применением беспилотников по двум нефтяным объектам в Саудовской Аравии, в результате чего был причинен явный физический ущерб и на несколько недель был утрачен нефтедобывающий потенциал, составляющий по оценкам шесть процентов поставок нефти в мире.

Появление БПЛА в аэропорту «Гэтвик» недалеко от Лондона в декабре 2018 года продемонстрировало, что асимметричными нападениями можно нарушить нормальное функционирование.
© Wired.co.uk / John Stillwell/PA Wire/PA Images

У этих двух событий есть один общий фактор: это идеальный пример использования асимметричных действий и их потенциальных последствий сторонами, относительная мощь которых значительно отличается. С помощью ограниченных средств совершившие их лица смогли причинить потерпевшим большие финансовые убытки, нанести урон их стратегической независимости, а также восприятию общественностью. Помимо этого, во все более взаимосвязанном мире последствия возымели глобальное воздействие: первое событие вызвало серьезную обеспокоенность в плане безопасности, поскольку потребовалось в массовом порядке направить поток воздушного движения в Европе в другие пункты назначения, тогда как второе событие в течение нескольких недель сказывалось на нефтедобыче, фондовых рынках и мировых ценах на нефть.

Тем не менее, по своему характеру эти события совершенно разные. В «Гэтвике», вероятно, был применен дешевый любительский беспилотный летательный аппарат, имеющийся в свободной продаже и управляемый вблизи от аэропорта. А нападение в Саудовской Аравии было совершено с использованием беспилотных летательных аппаратов и баллистических ракет для нанесения воздушного удара по стратегическому объекту на расстоянии в несколько сотен километров. Возможные контрмеры тоже сильно отличаются в обоих случаях. В настоящий момент на рынке есть широкий диапазон средств борьбы с БПЛА, начиная со средств радиоэлектронной борьбы и заканчивая сетями и технологиями беспилотников-перехватчиков, чтобы справиться с первым инцидентом. Но решение, необходимое для обороны от авиаудара, как во втором случае, намного ближе к сфере традиционной противовоздушной обороны.

Неконтролируемые события

Однако технология беспилотных летательных аппаратов развивается очень быстро. Будущие коммерческие технологии – от грузовых беспилотников до новейших концепций управления, от автономии до группировки, от избегания столкновений до операций с использованием различных средств – бросят колоссальный вызов нынешним решениям, используемым для борьбы с БПЛА. Появление Интернета вещей и технологии 5G откроет возможность эксплуатировать беспилотники через Интернет из любой точки мира: представьте себе будущее, когда будет возможно запускать группировки БПЛА над всеми крупными европейскими аэропортами одновременно.

Радует то, что технология борьбы с БПЛА тоже становится «умнее». После первого отдельного оборудования появились новые, более сложные системы, в которых интегрируются и объединяются различные технологии, используются новаторские подходы, например, машинное обучение, обобщение данных средств обнаружения, когнитивные и голографические РЛС, дополненная реальность.

Поток инвестиций тоже устремился на этот рынок. В 2019 году, по данным Института обороны и государственного управления, Министерство обороны США потратило примерно 900 миллионов долларов на средства борьбы с БПЛА, однако к 2024 году объем мирового рынка достигнет, по прогнозам, 6,6 млрд. долларов США. Это, по сути, начало нового вида классической наступательно-оборонительной гонки, в которой производители беспилотников и средств борьбы с ними будут стремиться внедрить самые «умные» и новаторские технологии, что выведет текущий вопрос борьбы с БПЛА на новые вершины и охватит новые области и концепции – от РЭБ до кибернетической борьбы, от кинетического оружия до лазеров и энергетического оружия.

Борьба с беспилотными летательными аппаратами – каверзная проблема

Как бы то ни было, специалисты, промышленники и военные согласны с тем, что никогда не будет волшебного средства, позволяющего справиться с угрозой БПЛА, и только сочетание технологий и тактических приемов станет жизнеспособным решением в будущем. Это тем более верно в оперативном контексте. Если БПЛА летит со скоростью 20 метров в секунду, он преодолеет расстояние в один километр меньше, чем за одну минуту. Это означает, что с момента обнаружения и, в идеале, имея возможность точно определить намерения БПЛА, у оператора будет лишь несколько секунд, чтобы среагировать.

Вот почему в будущем, скорее всего, будет еще больше разрабатываться направление автономного принятия решений, тогда как сегодня все аппараты могут работать в режиме с участием человека. Это относится, прежде всего, к таким задачам, с которыми оператору может быть трудно справиться, например, упорядочение огромного объема данных, включение рабочих органов в течение секунд и т. д.

Справиться с подобным сценарием – «каверзная задача», то есть, задача, которую нельзя решить традиционным методом последовательности и логики. Каверзные задачи решить нельзя, их можно лишь смягчить. А единственный способ смягчить проблему борьбы с БПЛА, – добиться глубокого понимания, предугадывать тенденции, представить себе желаемый итог и добиваться его. Оказывается, волшебное средство – это сочетание различных, четко скоординированных подходов: понимание, готовность, новаторство, сотрудничество и способность к адаптации.

Подход НАТО

Общее понимание угрозы и полномерная осведомленность об обстановке имеют ключевое значение для большей готовности: глубокий анализ угрозы и стратегическое прогнозирование помогут вырабатывать политику на перспективу, повышать устойчивость Североатлантического союза и совершенствовать процессы планирования.

Помимо этого для борьбы с угрозой БПЛА необходимо будет расширять сотрудничество на всех уровнях:

  • на техническом уровне, где одноплановые решения не эффективны, если они не интегрированы в более широкий контекст глубоко эшелонированной обороны;

  • на тактическом уровне, для того чтобы контрмеры были эффективны против угрозы без побочного ущерба;

  • на оперативном уровне, поскольку требуется гладкая интеграция средств борьбы с БПЛА на стыке различных областей;

  • на стратегическом уровне, поскольку общегосударственный подход принципиально важен, чтобы справиться с данной угрозой.

В Агентстве связи и информации НАТО была создана экспериментальная система-прототип для обнаружения, выявления и определения местонахождения небольших БПЛА с использованием недорогих коммерческих устройств и машинного обучения. © NCIA

Наконец, нужно также новаторское и нестандартное мышление. Это предполагает, в частности, быстрый перевод новых концепций из области науки и технологии на поле боя; разработку новых методов закупок и снабжения; создание такой среды, где научно-образовательные учреждения, промышленность и непосредственные пользователи могут конкурировать и сотрудничать; отработку новейших концепций и тактических приемов; слом традиционных подходов.

Исходя из этого, с 2019 года НАТО ведет целенаправленную работу по борьбе с БПЛА. Ведущую роль играет специальная новая рабочая группа, объединяющая в своем составе необходимых специалистов в различных областях из всех стран НАТО. За два года эта группа стала пользующимся доверием форумом, на котором страны НАТО обсуждают конкретные проблемы, сотрудничают в выработке практических решений и учатся друг у друга. Среди важных первых шагов – поощрение технической и оперативной совместимости, координация новаторских проектов и проведение испытаний и учений.

Защита сил и средств от злонамеренных БПЛА – все большая проблема. Как сказал в начале 2020 года заместитель министра обороны США по закупкам и обеспечению Эллен Лорд, объявляя о создании Объединенного отдела борьбы с малогабаритными БПЛА, который будет руководить работой по противодействию БПЛА в Министерстве обороны США: «У всех на умах борьба с БПЛА». «Малогабаритные БПЛА становятся все более популярным оружием,… [и] мы должны проявить гибкость и принять этот вызов».

В борьбе с БПЛА нашли свое отражение все типичные проблемы, возникающие при ведении современных военных действий: неконтролируемая и быстро развивающаяся технология, еще не созданные правовые рамки, сложные этические вопросы и стандартные методы, непригодные для решения проблемы. В силу этих различных элементов это прекрасное тематическое исследование того, как НАТО и государства-члены могли бы справляться в будущем с проблемами, возникающими в связи с новыми прорывными технологиями в других областях.