Почему странам НАТО нужно по-прежнему серьезно относиться к ядерному сдерживанию? В эпоху усовершенствования обычных боеприпасов, кибер-оружия и автономных роботов, разве ядерное оружие не является просто изжившим себя отголоском «холодной войны»? Почему это оружие до сих пор размещено на территории мирной Европы?

Активисты, представители общественности и журналисты часто задают эти вопросы. Когда речь идет о смертоносных автономных системах оружия, группировках беспилотных летательных аппаратов и размещении оружия в космосе, а современная вооруженная борьба напоминает научно-фантастический триллер, ядерное оружие может показаться таким же устаревшим предметом, как кассетный аудиоплеер или стационарный телефон. Однако такие ядерные державы, как Россия и Китай, вновь вкладывают большие средства в создание более усовершенствованных и разнообразных ядерных арсеналов, Северная Корея продолжает освоение ядерной сферы теми же темпами, а ядерные разработки Ирана снова мелькают среди главных новостных сообщений.

Ядерное оружие – основа коллективной безопасности НАТО с момента ее создания. В течение более 70 лет, благодаря как ядерным арсеналам государств-членов НАТО (США, Соединенного Королевства и Франции), так и американскому ядерному оружию передового развертывания в Европе, обеспечивалось сдерживание для Североатлантического Альянса и дополнительная уверенность для стран НАТО. Главы государств и правительств стран НАТО неоднократно заявляли, что НАТО – ядерный союз и останется таковым до тех пор, пока существует ядерное оружие.

Все очень просто: у нас по-прежнему есть ядерное оружие, потому что ядерное сдерживание все еще нужно и его принципы до сих пор действуют.

Сокращения после «холодной войны»

На пике «холодной войны» США развернули около 7300 единиц ядерного оружия в Европе в целях обеспечения странам НАТО расширенного сдерживания и гарантий безопасности. Сегодня количество единиц ядерного оружия США, развернутого в Европе в поддержку НАТО, сократилось на 90 процентов с момента окончания «холодной войны». Только в период с 1991 по 1993 год США вывезли из Европы около 3000 единиц ядерного оружия. С 2000 по 2010 год США продолжали сокращать количество единиц ядерного оружия, развернутого в Европе, и сосредоточили их на меньшем числе баз. Эта ограниченная схема сохраняется в неизменном виде по сей день.

Вступление в силу в 1987 году Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), за которым в июле 1991 года последовал Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), а в 2002 году – Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП) стали постоянным фоном сокращения стратегических ядерных вооружений США и Россией, закреплявшим постоянно уменьшающееся количество единиц посредством осуществления договоров.

 Москва, 31 июля 1991: Президенты Джордж Г. У. Буш и Михаил Горбачев жмут друг другу руку по окончании пресс-конференции после подписания соглашения СНВ-1 о взаимной ликвидации стратегического ядерного оружия обеих стран. © Corbis / Peter Turnley

Москва, 31 июля 1991: Президенты Джордж Г. У. Буш и Михаил Горбачев жмут друг другу руку по окончании пресс-конференции после подписания соглашения СНВ-1 о взаимной ликвидации стратегического ядерного оружия обеих стран. © Corbis / Peter Turnley

Но самое значительное сокращение ядерного оружия в Европе произошло в сентябре 1991 года, причем вовсе не на основании какого-либо договора о контроле над вооружениями. 27 сентября 1991 года Президент Джордж Г. У. Буш сообщил о радикальных изменениях в построении ядерных сил США в ответ на распад Советского Союза и призвал кремлевское руководство пойти на такой же шаг. По прошествии нескольких дней Президент Михаил Горбачев объявил, что Советский Союз предпримет аналогичные шаги по сокращению, демонтажу и уничтожению большого количества нестратегических ядерных средств.

В результате этих президентских ядерных инициатив (ПЯИ) произошло самое значительное сокращение тактического – или нестратегического – ядерного оружия на европейском театре. США уничтожили около 2000 ядерных артиллерийских снарядов наземного базирования и баллистических ракет малой дальности; демонтировали все тактическое ядерное оружие с надводных кораблей ВМС, ударных подлодок и морской авиации; уничтожили все ядерные глубинные бомбы; сняли с боевого дежурства стратегические бомбардировщики; отменили запланированную модернизацию ряда ядерных комплексов.

Советское и затем российское руководство обязалось ликвидировать всю ядерную артиллерию, ядерные боезаряды тактических ракет, ядерные противопехотные мины, а также демонтировать тактическое ядерное оружие с кораблей, многоцелевых подводных лодок и морской авиации. Это оружие, наряду с ядерными боеголовками зенитных ракет подлежало размещению на центральном хранилище, а часть его – уничтожению. Помимо этого треть российского тактического ядерного оружия морского базирования и половина ракетных ядерных боезарядов «земля-воздух» подлежали ликвидации вместе с половиной российских запасов тактического ядерного оружия воздушного базирования. К 2010 году Россия сосредоточила свое тактическое ядерное оружие на «центральных объектах хранения» в России; сняла тактическое ядерное оружие с вооружения своих сухопутных войск; резко сократила тактический ядерный арсенал своих ВВС, войск ПРО и ВМФ, сократив единицы нестратегического ядерного оружия примерно на 75 процентов.

Совокупные сокращения, произведенные США и Россией, стали самым преобразующим изменением в построении ядерных сил и средств в Европе, в результате чего значительно сократилось количество развернутого ядерного оружия и произошла разрядка в военной напряженности.

К сожалению, подвижки, которых удалось добиться в середине 90-х, не привели к постоянному и поддающемуся проверке продвижению вперед в демонтаже запасов нестратегического ядерного оружия. С течением времени США в одностороннем порядке сократили свои нестратегические ядерные силы, однако ведутся споры о том, выполнила ли Россия полностью свои обязательства или нет, поскольку данные политические заявления и действия не включали в себя механизмы проверки или соблюдения.

Новый вызов со стороны России

В последние годы Россия снова решила опереться на ядерное оружие, развернутое на европейском театре, чтобы противодействовать тому, что воспринимается ей как превосходство обычных сил и средств НАТО. В рамках своего общего преобразования в военной сфере с начала 2000-х годов Россия провела модернизацию около 80 процентов своих стратегических ядерных сил. США только сейчас приступают к своей собственной программе модернизации, рассчитанной более чем на 20 лет и предусматривающей, в частности, продление ресурса бомб свободного падения «Б-61» (B61), развернутых в Европе для выполнения совместных ядерных миссий НАТО.

По этой причине Россия находится в более выгодном положении, чтобы быстро разместить новые стратегические боезаряды на современных развернутых межконтинентальных баллистических ракетах (МКБР), баллистических ракетах подводного базирования и бомбардировщиках, когда в 2021 или 2026 году истечет срок действия ограничений, наложенных новым договором о СНВ (2010 года). Это имеет особое значение, поскольку переговоры о новом договорном режиме контроля над вооружениями в отношении стратегических средств, до того как истечет срок действия нового договора СНВ, ненамного продвинулись вперед.

Помимо этого Россия разрабатывает ракетные комплексы нового типа, например, гиперзвуковой ракетный комплекс стратегического назначения «Авангард» с планирующим крылатым блоком и оперативно-тактическая гиперзвуковая крылатая ракета «Циркон», которые Россия испытывает и размещает на различных средствах доставки. Россия также разрабатывает баллистическую ракету воздушного базирования «Кинжал», дальность действия которой, как утверждает Россия, достигнет около 2000 км. Гиперзвуковое оружие летает на сверхвысоких скоростях, эшелон полета низкий, и это оружие способно маневрировать во время полета. В силу этих совокупных характеристик вести слежение за гиперзвуковыми ракетами трудно, а вести оборону – практически невозможно. Хотя США и увеличивают свои инвестиции в разработку гиперзвуковых ракетных комплексов, они отстают от России (и Китая).

 Как сообщило новостное агентство ТАСС, в январе 2020 года Россия впервые успешно произвела испытательный пуск с корабля гиперзвуковой крылатой ракеты «Циркон». На снимке: визуализация полета российской гиперзвуковой крылатой ракеты 3M22 «Циркон». © DefPost

Как сообщило новостное агентство ТАСС, в январе 2020 года Россия впервые успешно произвела испытательный пуск с корабля гиперзвуковой крылатой ракеты «Циркон». На снимке: визуализация полета российской гиперзвуковой крылатой ракеты 3M22 «Циркон». © DefPost

Помимо гиперзвукового оружия Россия разрабатывает «новейшие» ядерные комплексы, например, ядерная крылатая ракета с ядерной энергоустановкой и подводный необитаемый аппарат с ядерной энергоустановкой (ядерная торпеда) – все это может применяться в целях запугивания и принуждения стран НАТО или нападения на них практически без предупреждения или способности к реагированию. Логика, стоящая за этим российским оружием, не ясна. Однако для НАТО целесообразно проанализировать способность своих сил и средств в свете новых российских систем.

Но, быть может, самые большие нестыковки между НАТО и Россией наблюдаются в тактическом и нестратегическом ядерном оружии. К ним относятся комплексы, оснащенные боезарядами малой мощности, например, крылатые ракеты воздушного, морского и наземного базирования. Отныне Россия обладает значительным арсеналом ракетных комплексов, спроектированных как комплексы двойного назначения, способные доставлять как обычный, так и ядерный заряд. Они способны поразить территорию всех европейских стран НАТО с земли, моря или по воздуху. Обладая сравнительно большим арсеналом нестратегических ядерных боезарядов – по оценкам, на российских хранилищах находится от 1500 до 2000 единиц по сравнению, как предполагается, со 150-200 американскими бомбами свободного падения, которые находятся на специальных хранилищах в Европе, по данным из открытых источников – Россия вновь бросает вызов региональному сдерживанию и обороне, которые ведет НАТО.

Сохранение эффективного ядерного сдерживания

С учетом этих меняющихся условий безопасности – и до тех пор, пока наши конкуренты и потенциальные противники не будут готовы и не захотят сами отказаться от ядерного оружия – НАТО должна быть способна к сдерживанию ядерных угроз и реагированию на применение ядерного оружия Россией, с тем чтобы обеспечить безопасность без малого миллиарда людей, проживающих под зонтиком НАТО.

Как было согласовано главами государств и правительств НАТО и о чем неоднократно заявлялось, ядерное оружие НАТО предназначено для «сохранения мира, недопущения принуждения и сдерживания агрессии». Это подразумевает заверение стран НАТО в прочной трансатлантической приверженности принципу коллективной безопасности, о чем свидетельствуют договоренности о совместных ядерных миссиях НАТО , на основании которых европейские и североамериканские страны НАТО совместно берут на себя факторы риска и обязанности в связи с ядерным сдерживанием. Это также является мощным сигналом для России, указывающим на то, что ей не удастся добиться своих целей даже ограниченным применением ядерного оружия в случае конфликта, и демонстрирующим способность и решимость НАТО заставить заплатить неприемлемо высокую цену, в разы превышающую искомую выгоду, и, одним словом, любое нападение со стороны России с применением ядерных средств не увенчается успехом.

Страны НАТО сохраняют твердую приверженность цели создания мира без ядерного оружия и поощрения контроля над вооружениями, нераспространения и разоружения. Но до тех пор пока существует ядерное оружие, НАТО будет оставаться ядерным союзом. НАТО и впредь будет обеспечивать эффективность своих сил и средств сдерживания и обороны, а также системы сдерживания и обороны, в частности, обеспечивая физическую и техническую безопасность наших средств ядерного сдерживания, а также их эффективность. Одним словом, ядерное оружие по-прежнему играет жизненно важную роль в безопасности НАТО, в целях сохранения мира, недопущения принуждения и сдерживания агрессии.