Сегодня НАТО сталкивается с самой трудной и непредсказуемой ситуацией с безопасностью после окончания «холодной войны»: более напористая Россия, кибернетические и гибридные угрозы, кризис и нестабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке, продолжающаяся террористическая угроза. В ответ на эту динамичную картину угрозы страны НАТО приступили к основательной адаптации порядка подготовки и предоставления разведывательной информации НАТО в поддержку принятия решений.

Самая значительная реформа была проведена в 2017 году, когда Североатлантический союз создал новое Объединенное управление разведки и безопасности (JISD) в штаб-квартире НАТО. Моя задача в качестве первого помощника генерального секретаря, возглавившего это новое управление и осуществляющего стратегическое руководство по вопросам разведки, состояла в том, чтобы разработать видение, создать профессиональный коллектив и инициировать широкий ряд реформ, с тем чтобы повысить качество и полезность развединформации, предоставляемой самому высокопоставленному политическому и военному руководству НАТО. Данная работа предполагала тесное взаимодействие с другими руководителями, отвечавшими за вопросы разведки НАТО, прежде всего, отделом разведки (J2) при Штабе ВГК ОВС НАТО в Европе (или Стратегическом командовании НАТО по операциям).

Одно из новых средств НАТО – Система наблюдения НАТО за наземной обстановкой, – в состав которой входят воздушные, наземные и вспомогательные сегменты, обеспечит всепогодное, постоянное наблюдение за обширным сухопутным и морским районом почти в режиме реального времени, что повысит осведомленность об обстановке на театре. Фото Northrop Grumman

Общая цель заключалась в том, чтобы сделать разведку максимально актуальной для наших клиентов. Наша разведка должна быть высококачественной, сосредоточенной на приоритетных для руководства задачах, своевременной и рассчитанной на правильную аудиторию. Как последовательно и четко указывал генеральный секретарь, разведывательное обеспечение в штаб-квартире НАТО должно повышать осведомленность об обстановке и способствовать выработке продуманной политики. Чтобы добиться этого, необходимо было максимально приблизить аналитическую работу к Североатлантическому совету, Военному комитету и старшему руководству Североатлантического союза.

С появлением Объединенного управления разведки и безопасности также было впервые создано в штаб-квартире НАТО объединенное гражданско-военное управление. Объединение до того отдельных гражданских и военных разведструктур было немалой задачей. Вместе с тем некоторые беспокоились о том, что возникнет коллизия профессиональных традиций и подходов к разведке. Как выяснилось, это было совсем не так. Благодаря слиянию отдельных разведотделов мы смогли представлять последовательную оценку разведывательной информации, повысить результативность, избежать проделывания двойной работы и воспользоваться сильными сторонами как гражданских, так и военных структур, создавая при этом новую культуру сотрудничества. Более того, это позволило Объединенному управлению разведки и безопасности эффективно бороться с гибридными, кибернетическими и террористическими угрозами, с которыми все больше и больше сталкиваются страны НАТО, усиливая при этом наши возможности анализировать эти сквозные вопросы.

С тем чтобы Объединенное управление разведки и безопасности помогало с подготовкой к принятию решений Североатлантическим союзом, мы сделали так, чтобы направленность и порядок нашей работы были более оптимально состыкованы с графиком, заседаниями и задачами руководства. Разведка Североатлантического союза поистине сильна тем, что обеспечивается общая система ориентиров для принятия решений, что подкрепляет союзническую солидарность. Как бы трудно это не прозвучало, исходя из своего опыта, могу сказать, что фундаментальных разногласий гораздо меньше, чем можно было бы ожидать.

В самом деле, ряд очень важных решений Североатлантического совета можно было принять только на основе общей для всех стран НАТО картины развединформации. Так было в случае с ответом НАТО на нарушение Россией Договора о ракетах средней и меньшей дальности и в случае с выдворением странами НАТО более 150 незадекларированных сотрудников российских спецслужб после совершенного Москвой в марте 2018 года в Соединенном Королевстве покушения на бывшего российского агента Сергея Скрипаля, в ходе которого было применено нервно-паралитическое отравляющее вещество (впоследствии от отравления этим веществом умерла британская гражданка Дон Стерджес).

В дополнение к долгосрочной стратегической оценке мы также даем текущую картину обстановки. Благодаря глубоким знаниям, навыкам и опыту наших аналитиков отныне мы способны предоставлять нашим клиентам быструю первоначальную оценку. С помощью новых форматов обмена разведданными в штаб-квартире НАТО, например, заседаний с участием старших заинтересованных должностных лиц, удалось значительно увеличить частотность и быстроту реагирования разведки в поддержку старшего руководства. Никогда ранее разведка не присутствовала в столь большой мере и не была столь значима для принятия решений НАТО.

В мои обязанности руководителя стратегического уровня по вопросам разведки входит работа не только в рамках объединенного управления. «Разведдеятельность НАТО» простирается намного дальше штаб-квартиры НАТО и охватывает множество критически важных функций, выполняемых обоими стратегическими командованиями. По причине «органического» роста многих из этих функций без общего генерального плана, общая слаженность – непростая задача. Страны НАТО договорились о том, что посредством общего подхода улучшится обмен разведданными, будет координироваться их подготовка, усилятся такие аспекты, как признаки и предупреждение, усовершенствуется руководство и управление. В тесном сотрудничестве со Стратегическим командованием НАТО по операциям (СКО) и Командованием НАТО по трансформации (КТ) мы приступили к совместной разработке, определению первоочередности и осуществлению ряда проектов ключевых реформ. С течением лет у нас сложились доверительные рабочие отношения на межинституциональном уровне.

В частности, благодаря тесному партнерству с СКО удалось существенно продвинуться вперед в области предупреждения и объявления тревоги, где мы приложили целенаправленные усилия для создания более эффективной системы, повышения слаженности механизмов и восполнения лакун. Новая система в большей мере соответствует сложной картине угрозы сегодняшнего дня, и в настоящий момент вместе со странами НАТО мы работаем над обеспечением надлежащего функционирования системы в условиях настоящего кризиса.

В июне 2018 года на территории НАТО в Европе и Северной Америке были проведены двухнедельные испытания «Юнифайд Вижн – 18» для проверки оперативной совместимости многонациональных и коллективных сил и средств объединенной разведки, наблюдения и рекогносцировки. © NATO

Подготовка развединформации координируется теперь на регулярной основе между штаб-квартирой организации и стратегическими командованиями. И здесь тоже мы избавляемся от дублирования, оптимизируем свои усилия и представляем нашему руководству более связную картину развединформации.

За кулисами целый ряд вспомогательных функций критически важен для организации разведданных, обмена ими и их обработки. Только когда управление техническими функциями будет полностью оптимизировано и должным образом укомплектовано, разведка НАТО по-настоящему реализует свой потенциал.

Чтобы не допустить утечек и не дать противнику возможности воспользоваться уязвимыми сторонами, государствам НАТО обязательно нужно обеспечивать безопасность. Безопасность позволяет доверять, а доверие позволяет обмениваться разведданными. Включить Отдел безопасности НАТО в Объединенное управление было разумно. Тот факт, что функции разведки и безопасности находятся под одной крышей, способствует их повседневному взаимодействию. Помимо множества других важных функций отдел безопасности теперь занимается непосредственным контролем, проверкой и вносит вклад во все реформы в области разведки.

С тем чтобы максимально реализовать свой потенциал, мы расширяем свои возможности. Для подготовки точного и своевременного анализа будут использоваться дополнительные разведданные из открытых общедоступных источников. В настоящий момент мы расширяем свои возможности, позволяющие вести поиск в огромных запасах данных, имеющихся в Интеренте. Чтобы сохранять лидерство, эти возможности нужно будет подкрепить передовыми аналитическими средствами и искусственным интеллектом. С помощью еще одного нового средства –Системы наблюдения НАТО за наземной обстановкой, – в состав которой входят дистанционно пилотируемые летательные аппараты, наземные и вспомогательные сегменты, будет обеспечено всепогодное, постоянное наблюдение за обширным сухопутным и морским районом почти в режиме реального времени, что повысит осведомленность об обстановке на театре Чтобы добиться более оптимального обмена разведданными в НАТО и их обработки, мы также фундаментально переделываем техническую основу и оперативную совместимость наших информационно-технологических систем и управление данными.

По прошествии почти трех лет с момента создания управления гражданско-военное сотрудничество в области разведки стало теперь стандартной практикой в НАТО. Мы продвигаемся вперед к общей культуре работы, а оценка обстановки становится более последовательной и предоставляется быстрее. Спрос на высококачественные разведданные выше, чем когда-либо, и приобретает большее значение при определении политики и принятии решений.

Однако некоторые трудности сохраняются. Необходимо будет углубить усилия в сфере реформ. Культура по-прежнему разная. Военные, делающие упор на планировании и операциях, как правило, более склонны к «необходимости делиться». Некоторые гражданские разведывательные организации придерживаются более ограничительного подхода к своей информации, делая упор на «служебной необходимости». Превозмочь столь глубоко укоренившиеся традиции трудно.

Угрозы безопасности – движущаяся мишень. Североатлантический союз должен идти в ногу с новыми разработками и следить за ними по мере актуальности. Россия и Китай вкладывают большие средства в свои обычные силы, разрабатывая и демонстрируя при этом новейшее ядерное оружие и ракетные комплексы. Обе страны активно занимаются перспективными и революционными технологиями, которые могут повлечь за собой далеко идущие последствия для стран НАТО. Гибридные и кибернетические угрозы стали новой нормой. Другие страны и негосударственные субъекты тоже создают новые силы и средства. В предстоящие годы важность разведки в НАТО будет лишь расти.