Западно-балканский регион крайне подвержен иностранной дезинформации, ставшей более интенсивной в последние годы. Почему так происходит? Как можно справиться с ситуацией?

США и НАТО как исчадье ада; слабый и раздробленный Евросоюз; реклама российской военной мощи и превосходства вакцины от COVID-19, параллельно с утверждениями о коррумпированности западных производителей вакцин; усиление восприятия угрозы, мифов и межэтнической напряженности – это одни из наиболее распространенных тем дезинформации, продвигаемой Кремлем в сербско-язычных СМИ на Западных Балканах. Босния и Герцеговина, Черногория и Сербия больше всего подвергаются воздействию российских информационных операций, направленных на подрыв Евросоюза и НАТО в регионе.

В более широком плане дезинформация – повсеместное явление на Западных Балканах, вызванное внутренними факторами, и ему подвержены все страны региона без исключения. Что касается иностранной дезинформации, считается, что Сербия находится в эпицентре. В последнем на сегодняшний день исследовании проблемы дезинформации, подготовленном Европейским парламентом, Сербия названа «плацдармом российских дезинформационных операций на Западных Балканах».

Поток информации устремляется из одной страны региона в другие, не сталкиваясь с границами. Тесные социальные, исторические и культурные связи между Сербией, боснийским сербским образованием Республикой Сербской и Черногорией означают, что практически все, что говорится и пишется в СМИ, включая дезинформацию, пересекает границы ежедневно.

После незаконной аннексии Крыма Россией в марте 2014 года дезинформация стала более активно распространяться при поддержке Кремля в сербско-язычных СМИ на Западных Балканах. Фото © Leiden Law Blog

Контент, публикуемый при поддержке Кремля в СМИ на сербском языке, готовится, перепечатывается и широко распространяется во всем регионе. В обществах, которым присущи хрупкость и внутренний раскол, в регионе, который традиционно положительно настроен по отношению к России и где восприятие происходящего по-прежнему находится под влиянием этнических конфликтов 90-х и военно-воздушной кампании в Косово, проведенной НАТО в марте 1999 года, миллионы знакомятся с этим контентом. В отличие от государств-членов ЕС и НАТО, расположенных на восточном фланге, у региона нет отрицательного исторического опыта взаимоотношений с Москвой, и их объединяет общая православная вера.

Помимо идеализирования российского руководства и оружия с помощью этой дезинформации демонизируются НАТО и США, подогревается этническая напряженность, а Европейский союз выставляется как не способная нормально функционировать, расистская и антисербская организация. Этой дезинформацией усиливается восприятие угрозы среди православного населения, а также традиция почтения памяти, согласно которой Россия и Советский Союз представляются как мощные защитники на протяжении всей истории.

Появление этой риторики в Боснии и Герцеговине, Черногории и Сербии совпадает с незаконной аннексией Крыма в марте 2014 года. В феврале 2015 года начала работать новостная служба «Спутник» на сербском языке, и вскоре за ней – Russia Beyond. Появились десятки порталов, на некоторых указана требуемая законом информация о владельцах и авторах, а на некоторых она не указана, и на этих порталах размещаются и распространяются аналогичные сообщения.

С течением времени различные СМИ, включая крупные новостные агентства в странах стали широко использовать контент иностранной дезинформации. Это стало возможно, потому что характерными чертами ландшафта СМИ стали превращение в «желтую прессу», логика щелчка-наживки, слабые этические нормы, мало журналистских расследований и аналитики, а также политическое влияние.

По данным белградского Центра исследований, транспарентности и подотчетности за 2018 и 2019 год, из числа всех международных игроков в информационной сфере на сербском языке Россия представлена с наиболее позитивным и наименее негативным контентом.

В практическом плане это означает, что в среднем аудитория СМИ узнает больше о пресловутых преимуществах танка «Армата», нефтепроводе «Нордстрим – 2», Украине как недееспособном государстве, пошедшем против здравого смысла, дистанцировавшись от России, или о гиперзвуковых ракетах и истребителях «Су-57», чем о преимуществах потенциального членства в ЕС для населения Балкан.

Хроническое засорение информационного пространства этим контентом воздействует на общественное мнение. Согласно региональным опросам, большинство населения Боснии и Герцеговины, Черногории и Сербии по-прежнему за интеграцию с ЕС, однако не стоит воспринимать это как данность. В Сербии, где большинство положительно настроено по отношению к России и Китаю, поддержка Евросоюза идет на убыль, а отношение к НАТО становится более отрицательным.

Северная Македония стала примером согласованной пропагандистской, дипломатической и разведывательной деятельности в течение без малого десяти лет до вступления этой страны в НАТО в 2020 году. Сейчас информационная работа направлена на то, чтобы выставить страну жертвой соседних государств – Болгарии и Греции – и обвинить нынешнее прозападное правительство в Скопье в том, что оно уступило требованиям Софии в вопросе о самобытности.

Пандемия усиливает пропаганду

Кризис, возникший в связи с эпидемией COVID-19, усиливает пропагандистскую риторику превосходства и очернительство Запада. С этой целью используется научно-техническая тематика в сочетании с военной помощью в контексте пандемии, которую некоторые эксперты окрестили «дипломатией ИВЛ».

В середине ноября, через несколько дней после того, как сербское правительство объявило о закупке 1,8 миллионов вакцин «Pfizer», «Sputnik Serbia» охарактеризовал американскую фирму-производителя вакцин как коррумпированную и «несовершенную», не представив при этом никаких доказательств, тогда как российскую вакцину назвали превосходящей по качеству и более предпочтительным вариантом для Сербии. В различных вариантах репортажи о превосходстве российской вакцины распространялись СМИ в Сербии и Черногории.

Российская пропаганда и дезинформация продвигает материалы о превосходстве российской вакцины от COVID-19, утверждая при этом, что западные производители вакцин коррумпированы. Фото © European Pharmaceutical Review

Во время первой волны пандемии велась дезинформационная деятельность, целью которой было использовать Сербию и Республику Сербскую как пример реальной помощи, оказываемой Россией, в отличие от якобы неспособности НАТО помочь государству-члену – Черногории – во время кризиса.

В апреле 2020 года под большую шумиху в СМИ 11 российских самолетов с 87 военными врачами, специалистами по химической, биологической и ядерной защите и оборудованием на борту приземлились в Сербии для дезинфекции улиц, больниц и казарм во всей стране. И хотя у Сербии есть собственные военные силы и средства того же назначения, гости отодвинули их на второй план. Созданный СМИ образ «важнейшей» иностранной помощи оказал значительное воздействие на общественный диалог. Аналогичная работа была проведена в Республике Сербской.

С другой стороны, с помощью дезинформации Черногорию продолжали представлять как страну, брошенную союзниками в разгар кризиса, хотя ей пришлось потратить деньги на членство в НАТО вместо того, чтобы улучшать свою систему здравоохранения.

В то же время появились экзотические теории заговора, к которым примкнули российские генералы: о том, что пандемия не настоящая, что это часть специальной операции, проводимой тайными центрами власти, а COVID-19 на самом деле изготовило ЦРУ.

Учениями под руководством США «Дефендер Eвропа – 2020» тоже воспользовались для распространения теорий заговора в рамках дезинформирующей риторики о COVID-19, очерняющей и США, и НАТО. Параллельно с этим создавался контент, в котором особо выделялась российская мощь и военное превосходство над Западом – тема, получающая хороший резонанс в Сербии, – и в котором представлялась, например, гиперзвуковая ракета «Циркон» как превосходящее оружие, вызвавшее на Западе панику.

Учениями под руководством США «Дефендер Eвропа – 2020» воспользовались весной для распространения при поддержке России теорий заговора и риторики, связанных с COVID-19 и демонизирующих США и НАТО. Фото © US Army

Выгодное использование двусторонних мероприятий

Россия также выгодно использует пропагандистский потенциал двусторонних мероприятий со своими братьями-славянами, как для того, чтобы направить сигнал Западу, так и для того, чтобы покорить умы и сердца местного населения.

Например, российские двусторонние мероприятия по военной линии с Сербией – страной, стремящейся сохранить военный нейтралитет и сотрудничать как с членами НАТО, так и Россией, – использовались для формирования риторики о роли защитницы, которую Россия играет по отношению к Сербии.

Россия расширила двустороннее соглашение о передаче Сербии шести МиГ-29, чтобы восполнить недостающие ресурсы этой страны, необходимые для патрулирования воздушного пространства, и предоставила технику, о которой Белград не просил. Таким образом, в сделку было включено 30 танков T-72 и 30 БРДМ-2. Поставка первых танков была произведена в ноябре 2020 года и сопровождалась сигналом о том, что «лучших не надо, с учетом того, какие слабые армии у соседних стран».

На двусторонних антитеррористических учениях «Srem 2014», состоявшихся на северо-западных равнинах Сербии, Россия добавила к первоначальному сценарию сброс на парашютах бронированных боевых машин. С учетом географической близости Хорватии, Венгрии и Румынии, этот сигнал обозначил способность действовать в глубине территории НАТО.

В аналогичном ключе на учениях «Славянский меч» в 2019 году в Сербии был временно развернут комплекс С-400. С помощью кампании в СМИ, изобилующей заметными на переднем плане российскими флагами, подогревались домыслы о том, что Россия могла оставить ракетный комплекс в принимающей стране.

Запланированные в этом году в Бресте антитеррористические учения с Беларусью и Сербией «Славянское братство» стали бы новой возможностью для России усилить эту риторику. Но Белград отменил свое участие в учениях, на которых – по измененному сценарию – имитировался конфликт с силами НАТО вдоль границы с Польшей.

Прославление прошлого

Работа в информационной сфере сосредоточена также на культуре памяти, усиливающей риторику жертвы истории и прославляющей роль Советского Союза.

В 2017 году по инициативе Sputnik Serbia началось строительство памятника жертвам авиаударов, нанесенных НАТО в 1999 году. В мае 2019 года в Белграде прошел марш российского «Бессмертного полка» (тех, кто сражался в Великой отечественной войне). На этом торжественном мероприятии, прошедшем под влиянием Москвы, присутствовала иконография и риторика, отличавшиеся от традиционного празднования, посвященного югославским ветеранам Второй мировой войны. Интересно отметить, что ветераны войны 1999 года тоже приняли участие в этом мероприятии, чего раньше никогда не делалось.

Неопределенное будущее

К сожалению, в силу внешних и внутренних факторов западно-балканские страны – Босния и Герцеговина, Черногория и Сербия, – по всей вероятности, останутся в обозримом будущем благодатной почвой для иностранной дезинформации.

Внешняя политика Сербии стоит на «четырех китах»: создание сбалансированных отношений с Европейским союзом, США, Россией и Китаем. Членство в ЕС остается стратегической целью, но при этом особое внимание уделяется укреплению отношений с Москвой и Пекином, которые в отличие от большинства членов ЕС и НАТО не признают независимости Косово. В результате этого в пространстве СМИ создается среда для усиленных действий иностранных игроков.

В то же время Республика Сербская придерживается политики военного нейтралитета, проводимой Белградом, и, в частности, не стремится к членству в НАТО и развивает отношения с Россией.

Эта политическая позиция и нерешенный вопрос о статусе Косово продолжают замедлять интеграцию Сербии с ЕС и перспективы членства в НАТО Боснии и Герцеговины. Это позволяет Москве продолжать позиционировать себя как защитницу сербских интересов. За счет дальнейшего продвижения отдельных пропагандистских штампов Кремль будет продолжать укреплять свое влияние в регионе.

Более того, на решение существующих проблем в медийном пространстве Боснии и Герцеговины, Черногории, Сербии и других стран региона могут потребоваться годы и даже десятки лет, как указано в докладе Европейского парламента. Среди этих проблем – невыполнение должным образом существующих законов, покровительство, политизация, коррупция, кампании очернительства, преступления на почве ненависти и клевета, небезупречная приватизация и проблемы с владением СМИ (Clingendael report “Declining media freedom and biased reporting on foreign actors in Serbia”, July 2020).

Необходимо проделать большую работу, чтобы решить проблемы со СМИ на Западных Балканах, в частности, в Сербии, которая охарактеризована как «плацдарм российских дезинформационных операций» в недавнем исследовании Европейского парламента.

Проблему усложняет характер Интернет-СМИ в регионе. Это хорошо заметно на примере Сербии, где более 2000 зарегистрированных СМИ. В результате возникают недостатки, в частности, недостаточная стоимость рынка СМИ; нехватка сотрудников в службах новостей, которые имеют тенденцию к повторному использованию материалов других СМИ, вместо того чтобы готовить свои собственные; низкокачественный журнализм и отсутствие навыков выявления дезинформации, прежде всего, связанной с особыми темами.

С учетом этих трудных условий информационное пространство региона будет по-прежнему формироваться параллельной действительностью, определенной пропагандистскими шаблонами. Еще появится много сообщений о могущественной державе, руководство и защита которой не имеют себе равных, которая творит чудеса медицины и производит мощное оружие.

Волшебного решения нет

На примере Сербии понятно, что нет волшебного решения, которое позволило бы справиться с последствиями дезинформации на Западных Балканах. Внедрять решения, основанные на опыте других стран Европы, недостаточно, требуется более широкий, новаторский подход при международной поддержке и координации.

В регионе нет инфраструктуры, необходимой для борьбы с дезинформацией. Это результат слабых институциональных структур и положительного отношения многих к России, информационная деятельность которой не воспринимается как угроза.

Поэтому государственные инициативы, призванные повысить информированность и устойчивость граждан посредством образования (как, например, в Финляндии), лишь зарождаются в регионе и направлены на общую медиаграмотность и реформы СМИ, а не конкретно на проблему дезинформации.

В ноябре 2020 года в начальной школе в Белграде состоялся первый семинар по медиаграмотности под эгидой Министерства культуры Сербии и Евросоюза. Государственная телевизионная служба также начала трансляцию образовательных передач для детей, посвященных этой теме.

В Боснии и Герцеговине, Черногории и Сербии международные организации и гражданский сектор ведут активную работу по учебным проектам в сфере медиаграмотности и борьбы с дезинформацией, но считается, что эти мероприятия разрознены и нет согласованного подхода (“Disinformation in the online sphere” - pdf report from Citizens’ Association "Why Not").

В январе 2020 года, после многолетних проволочек, правительство Сербии приняло новую стратегию в сфере СМИ на период до 2025 года при помощи Евросоюза, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Норвегии и Фонда Конрада Аденауэра. Стратегия призвана помочь с урегулированием некоторых давних проблем в сфере СМИ, хотя мнения насчет перспектив ее осуществления разошлись.

В регионе было создано несколько порталов проверки фактов. Проверка фактов – важная составляющая борьбы с дезинформацией, но по своему характеру она пассивна и ее аудитория ограничена. Более того, опровержения появляются по прошествии нескольких дней или недель и не могут угнаться за массово тиражируемой пропагандой.

Метод, способный радикально изменить положение дел, состоит в том, чтобы научить журналистов выявлять дезинформацию и сформировать знания и навыки в специализированных областях, чтобы создавать качественный контент на основе фактов. Однако большинство ныне функционирующих СМИ не нуждаются в подобных знаниях и навыках, поскольку в сложившейся среде это не ценится. Недостаточно укомплектованные и плохо оплачиваемые новостные службы сосредоточены на объеме материала, а не на его качестве. В результате этого журналисты часто переходят из одной новостной службы в другую, уходят из профессии или переходят в более высокооплачиваемый сектор корпоративных коммуникаций. Из-за этого желаемый эффект обучения по сути теряет смысл.

Чтобы изменить положение дел нужны такие медийные платформы, которые позволят местным журналистам полноценно работать, применять знания и навыки и работать на опережение, готовя контент на основе фактов еще до появления дезинформации. Такие платформы можно создавать с помощью местных, региональных или более широких коалиций, цель которых – информировать на основе фактов, опираясь на знания, опыт и навыки журналистов, применение высоких этических норм, проверяемые источники и обучение на рабочем месте.

Среди таких инициатив на низовом уровне – «Балканская сеть безопасности» Balkan Security Network, обеспечивающая региональных журналистов и редакторов знаниями и опытом в сфере обороны и безопасности, которых не хватает в местных и региональных СМИ. Новостной и аналитический контент, подготовленный BSN на основе фактов, публикуется различными СМИ во всем регионе, независимо от редакционной политики и направленности, начиная с еженедельных и ежедневных изданий и новостных агентств и заканчивая таблоидами с большим тиражом.

Такие экспертные платформы СМИ в сочетании с инициативами по проверке фактов и медиаграмотности могли бы в значительной мере способствовать увеличению объема и качества фактологической информации в регионе. Активные скоординированные усилия принципиально важны и могут прилагаться за пределами балканского региона, чтобы справиться с проблемой всеобщей подверженности демократических обществ воздействию элементарной дезинформации, популизма и экстремизма.