Взгляд на ряд достижений и трудностей в выполнении резолюции 1325 Совета Безопасности ООН

Резолюция 1325 Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) стала одной из главных новостей, когда она была принята 31 октября 2000 года. В ней был пролит свет на несоразмерное воздействие конфликтов на женщин и девочек, а их отсутствие на мирных переговорах было признано как фактор обеспокоенности.

Появление этой резолюции на свет приветствовалось с энтузиазмом и восторгом. Представьте себе сцену в Совете Безопасности в тот день: оглушительные возгласы, быть может, слезы радости на глазах сидящих в публике, неустанно трудившихся над этой резолюцией с момента проведения в 1995 году Всемирной конференции по положению женщин в Пекине – членов ЮНИФЕМ (предшественницы Структуры «ООН–женщины»), неправительственных организаций и представителей гражданского общества, – праздновавших, что их Резолюция наконец-то появилась на свет.

Мы встретились с 19-летней резолюцией 1325 за чашкой кофе в штаб-квартире НАТО в Брюсселе. Она была в командировке в Европе и потом должна была вернуться домой в Центральные учреждения ООН в Нью-Йорке на открытые прения по теме «Женщины, мир и безопасность» в октябре; она с раннего детства занимала заметное место на сцене Совета Безопасности. 1325 просит меня не описывать, во что она одета, поскольку «внешний вид и возраст мужских резолюций редко комментируется».

Для тех, кто не знаком с 1325 СБ ООН, изложим основные моменты. Она просит все стороны-участницы конфликта:

  • Расширить УЧАСТИЕ женщин в принятии решений и переговорах, в частности мирных переговорах, а также их представленность на высокопоставленных должностях. Для НАТО это означает, например, поощрять большее участие женщин в вооруженных силах и просить страны НАТО включать больше женщин в оперативное развертывание.
  • Пытаться ПРЕДОТВРАЩАТЬ конфликты и ЗАЩИЩАТЬ женщин и девочек от сексуального насилия, связанного с конфликтами.
  • Учитывать ГЕНДЕРНУЮ СПЕЦИФИКУ в планировании, политике и операциях. Для НАТО это означает понимать различные факторы, затрагивающие местное население, принимать во внимание то, как женщины и девочки переживают конфликты и кризисы, и затем учитывать это при разработке доктрины, планов и операций.
  • Когда военные операции заканчиваются, рассматривать, каким образом этап ПОМОЩИ и ВОССТАНОВЛЕНИЯ сказывается на женщинах и девочках. Для этого нужны меры, например, для удовлетворения потребностей женщин и девочек в программах по демобилизации, разоружению и реинтеграции.

Как вы относитесь к тому, что вас называют продуктом либеральных западных идей?

1325: Я не вижу в этом большого смысла. Если мне нужно было бы воссоздать свою генеалогию, я бы сказала, что я появилась на свет благодаря Намибии и Бангладеш. Не могу забыть и остальных членов семьи – пять постоянных членов Совета Безопасности (Китай, Россия, Соединенное Королевство, США и Франция), наряду с Аргентиной, Канадой, Малайзией, Мали, Нидерландами, Тунисом, Украиной и Ямайкой. По-моему, здесь нет типичной западной генеалогии. Я скорее дитя мира.

Я была вдохновлена гражданским обществом: женщинами и девочками, измученными конфликтами в Боснии и Герцеговине, Руанде, Сьерра-Леоне, которых не было за столом переговоров.

Какие универсальные идеалы я воплощаю? Ответов столько же, сколько девочек и женщин вы спросите. Спросите Малалу Юсафзай из Пакистана, чего она хочет, и она может попросить, чтобы у девочек были такие же возможности получить образование, что и у мальчиков, и чтобы они не становились объектом нападений за то, что они осуществляют свои права человека. Спросите Надю Мурад из Ирака, которая могла бы потребовать, чтобы женщины и девочки не подвергались больше сексуальному насилию во время войн и конфликтов. Спросите либерийку Лейму Гбови, которая могла бы попросить, чтобы женщины были за столом переговоров.

Выступая перед мировыми лидерами в ООН 25 сентября 2015 года, Малала Юсафзай, поборник образования из Пакистана, призывает их пообещать, чтобы у каждого ребенка было право на безопасное, бесплатное и качественное начальное и среднее образование. UN Photo/Mark Garten

У вас хорошие отношения с пятеркой постоянных членов?

1325: Конечно! Они – семья каждой резолюции. Не все меня жалуют, так что отрадно, что Совет Безопасности – платформа для меня и моих родных [по состоянию на сентябрь 2019 года после резолюции 1325 СБ ООН было принято еще восемь резолюций по сквозным вопросам, связанным с тематикой «Женщины, мир и безопасность»].

Вы старшая из девятерых. Какие ощущения?

1325: В целом я счастлива, что я старшая в такой большой семье. Но мои сестры – резолюции по теме «Женщины, мир и безопасность» – появились на свет из-за разочарования. К сожалению, я оказалось не столь эффективной, как того хотело международное сообщество.

Я не была совершенна. Быть может, ни одна резолюция не совершенна. Я не учла того факта, что мужчины и мальчики могут быть жертвами сексуального насилия, и обошла вниманием тот факт, что женщины тоже могут совершать нарушения. Я тоже недостаточно конкретно описала жизненно важную роль, которую могут играть мужчины и мальчики, помогая создавать равноправное общество и права человека для всех.

Так что я по-настоящему горжусь резолюциями 2106 [2013] и 2242 [2015]. В них подчеркивается роль, которую мужчины и мальчики могут играть в борьбе со всеми видами насилия в отношении женщин и в поощрении их участия в предотвращении вооруженных конфликтов и их урегулировании, миростроительстве и оказании содействия в укреплении стабильности и безопасности по окончании конфликта.

Моя младшая сестра – резолюция 2467 [2019] – справедливо обращает внимание на тот факт, что нападения на мужчин и мальчиков происходят повсеместно, сексуальное насилие используется в центрах задержания и стало способом подчинения людей себе на протяжении истории. О подобных инцидентах редко сообщают, и я могла бы сделать больше, чтобы проинформировать людей об этом аспекте конфликта, который обходят вниманием. Я уверена, что резолюции 2467 удастся заняться этой проблемой.

Как вы думаете, по каким основным причинам люди и организации вас не выполняют?

1325: Отличный вопрос! Спрашиваю себя об этом каждый день. Полагаю, причины разные.

Некоторые просто не знают, чего я пытаюсь добиться.

Другие не знают, что делать. [Те, кто занимаются политическим и военным планированием могут ознакомиться с этим инфографиком, чтобы почерпнуть идеи о том, как интегрировать резолюцию 1325 СБ ООН].

Некоторые высокопоставленные сотрудники думают, что они уже меня выполняют, поскольку многие путают меня с международным правом в период вооруженных конфликтов. А некоторые просто не видят связи между моими целями и задачами и их подходом к дилеммам безопасности. Другие не считают меня юридически обязательной резолюцией.

Что вы можете ответить критикам, не считающим Вас юридически обязательной?

1325: Трудный вопрос. Некоторые юристы могут утверждать, что я не ношу юридически обязательного характера, потому что я не подпадаю под действие Главы VII Устава ООН, где речь идет о действиях в отношении угроз миру, нарушения мира и актов агрессии. По мнению некоторых ученых, мои формулировки недостаточно сильны, чтобы считаться юридически обязательными для государств-членов, например, в моем тексте нет официальных «требований».

Но, как я считаю, если меня приняли, значит, нужно выполнять то, что я отстаиваю. Статья 25 Устава ООН гласит, что все члены ООН «соглашаются, в соответствии с настоящим Уставом, подчиняться решениям Совета Безопасности и выполнять их». Так что, как я считаю, все резолюции, принимаемые Советом Безопасности, юридически обязательны.

Я также опираюсь на различные своды обязательных положений права. На это указали сторонники в учебно-образовательных кругах, например, профессор Кристин Чинкин, возглавляющая Центр по вопросам женщин, мира и безопасности при Лондонской школе экономики. В силу международного гуманитарного права и международного права в области прав человека, защищающих женщин и девочек во время и после конфликтов, выполнять 1325 и особенно три «П» (Participation (участие), Prevention (предотвращение) и Protection (защита)) теперь «нужно», а не «можно».

Как сделать так, чтобы государства-члены ООН в большей мере держали ответ за выполнение 1325?

1325: Ох! Могу вам сказать, что на практике это не так просто. Даже если бы мне удалось убедительно доказать, что я являюсь юридически обязательной, из-за сложного характера международных отношений практически невозможно добиться приведения в исполнение. Даже если есть воля, не всегда получается.

Национальные планы действий о женщинах, мире и безопасности (сокращенно НПД) появились в 2005 году, чтобы показать на примерах, как выполнять меня и помогать решать проблему с отсутствием подотчетности касательно меня. Восхищаюсь Данией – первым государством-членом, разработавшим НПД, и Норвегией, Швецией и Соединенным Королевством, которые вскоре последовали за Данией. НПД стали положительным шагом, демонстрирующим, как меня можно выполнять. К сожалению, отслеживать НПД непросто, но я думаю, что со временем с их помощью можно будет добиться большей подотчетности государств-членов.

Я благодарна за то, что государства-члены НАТО и многие страны-партнеры активно поддерживают выполнение меня и моих сестер, согласовав официальный план политики и действий.

Источник: peacewomen.org

Как вы помогаете повышать эффективность операций?

1325: Как мне представляется, страны, выполняющие меня, поступают не только правильно, но и разумно. Например, если включать в состав полицейских патрулей мужчин и женщин, услышишь больше рассказов и предложений от женщин и девочек.

Женщины и девочки (и, конечно, мужчины и мальчики!) лучше, чем кто-либо знают, где они больше всего уязвимы, как предотвратить факторы риска безопасности, с которыми они сталкиваются, и как на них реагировать. Прислушиваясь к ним, военнослужащие и полицейские смогут в большей мере откликаться на их потребности.

Осуществление трех «П» и учет гендерного аспекта во всех областях планирования, как с гражданской, так и с военной стороны, начиная со стратегического и заканчивая оперативным уровнем, приведет к лучшему пониманию местного населения и происходящего в данном районе.

Чем вы больше всего гордитесь?

1325: Я горжусь тем, что стала первым шагом на пути к международному признанию того факта, что женщины играют важную роль в вопросах безопасности, а сексуальное насилие не побочный продукт войны, а критически важная проблема безопасности.

Отрадно, что женщины подключены к ряду мирных процессов: согласно недавно проведенному исследованию, благодаря участию женщин в мирных переговорах мир становится более прочным и долговечным. Я призывала все заинтересованные стороны выходить на женщин-лидеров в конфликтных зонах и подчеркивала необходимость защищать их от связанного с конфликтом сексуального насилия.

Я была по-настоящему рада, когда НАТО откликнулась на мой призыв к действиям! Государства НАТО и страны-партнеры приступили к работе над выполнением меня и родственных мне резолюций по теме «Женщины, мир и безопасность» (ЖМБ) в 2007 году. А благодаря сменявшим друг друга на этом посту специальным представителям генерального секретаря НАТО по ЖМБ уделялось внимание на высоком уровне дальнейшему осуществлению этой работы как в гражданской, так и в военной сфере.

Прекрасно, что гендерные аспекты учитываются при анализе, планировании, проведении и оценке операций и миссий НАТО, а советники по гендерным вопросам служат в стратегических и подчиненных им командованиях НАТО, а также в составе операций и миссий под руководством НАТО. Во многих государствах-членах НАТО уже назначили военных советников по гендерным вопросам, но мне бы хотелось, чтобы их было еще больше. Я думаю, что поступление женщин на службу в пехотные и бронетанковые войска во многих армиях НАТО – здоровая тенденция, и надеюсь, она будет продолжаться.

Страны НАТО направляют больше женщин для участия в операциях и миссиях. © NATO Узнайте больше о приверженности НАТО гендерному равенству из этого видеоролика.

Я тоже у истоков ряда усилий по борьбе со связанным с конфликтами сексуальным насилием, нацеленных в частности на то, чтобы виновные в совершении этих преступлений не уходили от ответственности. Например, в 2012 году Специальный посланник Верховного комиссара ООН по делам беженцев Анджелина Джоли и Уильям Хейг, бывший в то время министром иностранных дел Великобритании, выдвинули специальную инициативу, а в 2015 году НАТО и страны-партнеры приняли военные руководящие указания.

Я призывала правительства встречаться с представителями гражданского общества. И я рада, что в НАТО создана Консультативная группа гражданского общества, которая представляет рекомендации о том, как учитывать гендерную тематику во всех основных задачах НАТО, и поддерживает связь с женскими организациями в странах.

Надеюсь, что мне удалось сыграть свою роль в расширении участия женщин в секторе обороны и безопасности, в частности в НАТО, но поскольку это традиционно считается мужской вотчиной, еще предстоит проделать очень большую работу.

На самом-то деле, это относится ко многим аспектам моей работы, так что мне не хотелось бы слишком себя хвалить! Несмотря на подвижки, проблемы с выполнением меня означают, что обещание, данное в повестке дня ЖМБ, еще не сдержано. Нужно сделать намного больше, чтобы перейти от слов к делу. Я по-настоящему надеюсь, что мне не надо будет дожить до седых волос, чтобы мои мечты наконец сбылись.

1325! Мне было очень приятно с Вами беседовать. Спасибо, что нашли время. Поздравляю с Днем Рождения и желаю Вам всего наилучшего! 1325: Спасибо НАТО, что вы захотели отметить мое девятнадцатилетие вместе со мной!