Гибкое материально-техническое обеспечение в современных, постоянно меняющихся условиях безопасности

09/10/2018

«Материально-техническое обеспечение – это вся или почти вся сфера военной деятельности, за исключением боя».

Барон де Жомини, 1838

Мобильность войск (сил) принципиально важны для системы сдерживания и обороны НАТО, и в настоящий момент именно на ней делается основной упор в сотрудничестве с Европейским союзом. Перевозки (переброска) в быстром темпе войск (сил) НАТО в Европу и по Европе и обеспечение их действий – значительная и непростая задача по материально-техническому обеспечению, к выполнению которой подключено большое число участников на национальном и многонациональном уровнях, и которая будет отрабатываться на практике во время учений «Трайдент джанкчер – 2018» в октябре-ноябре сего года.

На учениях «Трайдент джанкчер» в октябре-ноябре 2018 года в Норвегии будут развернуты транспортные средства общей протяженностью 92000 метров. Первое трейлерное судно прибыло в Фредрикстад 7 сентября. © Torgeir Haugaard/Norwegian Armed Forces

Во время «холодной войны» основное внимание НАТО было приковано к Центральной Европе. В ответ на советскую угрозу в передовых районах на восточном направлении были сосредоточены огромные обычные силы, вплотную к границе между двумя Германиями. За командирами на местах были закреплены районы ответственности, и всем было известно, где проходят границы между силами и фланговыми формированиями, где расположены вероятные районы боевых действий и коммуникаций и какие имеются договоренности с соответствующими принимающими странами. Силы государств были дислоцированы по всей территории НАТО вплоть до портов, и были созданы защищенные тыловые районы, которые были конкретно обозначены и обеспечены ресурсами как пути подвоза по всему континенту. Эта расстановка сил составляла основу для быстрой переброски сил и средств усиления из Северной Америки через северный район Атлантического океана в Европу. Были подготовлены все необходимые договоренности, инфраструктура, запасы, средства переброски (перевозки) и подробные планы. А способность к слаженности действий регулярно отрабатывалась на учебных мероприятиях и учениях на всех уровнях.

С падением Берлинской стены в 1989 году считалось, что угроза с востока исчезла, и поэтому страны НАТО сократили численность своих войск (сил), и были сокращены широкомасштабные учения. НАТО сосредоточила свое внимание на операциях «за пределами района ответственности», проводившихся странами Североатлантического союза. Как, где и когда проводить операции решал Североатлантический совет – главный политический орган принятия решений НАТО. Вместо того, чтобы выполнять уже существующий план обороны и сразу же развертывать войска (силы), как было в эпоху «холодной войны», военное планирование начиналось после того, как принималось такое решение

Украинский кризис 2014 года усилил обеспокоенность стран НАТО в связи с растущей напористостью России. Он четко обозначил, что необходима способность к быстрому и уверенному усилению страны НАТО, оказавшейся под угрозой, на периферии территории НАТО, с тем чтобы сдержать потенциальную угрозу и, если это не удастся, защитить союзника по НАТО от удара. Помимо этого конфликт в Сирии и всплеск терроризма, кибернападений и других видов гибридной борьбы против стран НАТО подчеркнули потенциальную возможность конфликта по всему внутреннему и международному спектру, а также потребность в большей координации в целях обеспечения готовности и устойчивости. Вместе с тем стало ясно, что Североатлантический союз должен быть способен делать все: коллективная оборона, кризисное регулирование, проецирование стабильности за пределами своих границ, участие в борьбе с терроризмом. Так что настали другие времена, а факторы риска и бремя возросли.

Усиление готовности

После принятия на встречах НАТО на высшем уровне в Уэльсе (2014) и Варшаве (2016) исторических решений, касающихся системы сдерживания и обороны НАТО, Североатлантический союз становился сильнее, быстрее, а с вступлением Черногории – шире. Система построена таким образом, что у Североатлантического союза имеется широкий диапазон вариантов, с тем чтобы он был способен реагировать на целый спектр угроз на всей территории стран НАТО, число которых выросло почти вдвое после окончания «холодной войны», в результате чего в разы увеличилось и расстояние, которое может понадобиться преодолеть при развертывании сил.

Сегодня, с традиционной военной точки зрения, у НАТО сохраняется очень ограниченное присутствие в передовом районе на восточном фланге, в сочетании со способностью к быстрому усилению при необходимости. Сюда относится усиленное присутствие в передовом районе четырех многонациональных тактических групп в Польше и в государствах Балтии общей численностью более 4500 военнослужащих из различных стран НАТО, способных вести действия вместе с национальными силами обороны. К ним нужно добавить присутствие США на двусторонней основе в рамках Европейской инициативы сдерживания. Помимо этого с помощью ряда мер увеличилось присутствие НАТО на суше, на море и в воздухе в Черноморском районе.

Корабль ВМС США «Маунт Уитни» будет выполнять функции корабля управления на учениях «Трайдент джанкчер – 2018». Корабль может поддерживать связь в глобальном масштабе вдали от берегов, со всеми частями, подразделениями и средствами, а также может обращаться за указаниями к гражданскому руководству.
© US Navy

На встрече на высшем уровне в Брюсселе (2018 г.) страны НАТО утвердили Инициативу об усилении готовности НАТО. Таким образом НАТО могут быть предоставлены высококачественные, боеспособные национальные вооруженные силы высокой степени готовности. Из общего числа вооруженных сил страны НАТО предоставят 30 крупных военно-морских кораблей, 30 маневренных батальонов и 30 боевых воздушных эскадрилий, с вспомогательными подразделениями, находящимися в таком состоянии боеготовности, которое позволяет им в течение 30 дней или раньше приступить к выполнению задачи. Инициатива об усилении готовности НАТО будет дальше укреплять способность Североатлантического союза к быстрому реагированию либо в целях предоставления средств усиления странам НАТО, либо в случае срочного военного кризисного вмешательства.

Важно отметить однако, что существует много слагаемых, определяющих темп подкрепления сил и средств, развернутых в передовом районе. Не все упирается в степень готовности наших войск (сил). Способность к обеспечению своевременного усиления зависит также от таких аспектов, как быстрое принятие решений при наличии надлежащих разведданных, основанных на показателях и предупреждениях, фиксирующих различные аспекты гибридной кампании; заблаговременное планирование и приготовления; способность к физической переброске (перевозке) и обеспечению действий крупных сил и средств в распоряжении НАТО, в частности через Атлантический океан. НАТО усиливает все эти аспекты с 2014 года, чтобы обеспечить потенциал Североатлантического союза и сделать его более способным, внушительным и значимым.

Практическое искусство перемещения армий

Ведение войны не точная наука и, как утверждал прославленный основатель современной военной мысли барон де Жомини: «Материально-техническое обеспечение – это вся или почти вся сфера военной деятельности, за исключением боя» (1838). В свое время Жомини считал материально-техническое обеспечение «практическим искусством перемещения армий», под чем он подразумевал целый ряд функций, связанных с передвижением и обеспечением войск (сил): планирование, администрация, снабжение, расквартирование и устройство лагерей; наведение мостов и строительство дорог и даже рекогносцировка и разведка, в той мере, в которой они связаны с маневрами вдали от поля боя.

Исходя из этого, НАТО стремится к тому, чтобы устранить препятствия на пути передвижения войск (сил) в Европу и Северную Атлантику и по ним, а также обеспечить войска (силы) на оперативном театре. С этой целью ведется работа по четырем направлениям: разрешения и законодательство, содействующие пересечению границ; руководство организацией материально-технических перевозок; адекватные средства для переброски (перевозки) войск (сил) и техники; инфраструктура, способная справиться с большим объемом тяжелого военного транспорта. В НАТО эту обширную работу называют «Обеспечение района ответственности ВГК ОВС НАТО в Европе». 1 Мобильность войск (сил) – более короткий и понятный термин, охватывающий конкретные элементы более широкой программы.

Изменения в разрешениях на пересечение границ и в соответствующем законодательстве на уровне стран и ЕС способствует быстрому развертыванию, в частности в мирное время. Страны, Европейский союз и НАТО работают над унификацией планов, процессов и процедур, включая дипломатическую очистку и другие виды разрешений на перевозки, с тем чтобы войска (силы) и техника могли пересекать границы Европы без ненужных задержек и не сказывались на гражданской жизни.

Структуры органов управления Североатлантического союза также сотрудничают и координируют с соответствующими гражданскими органами в целях содействия транзиту многочисленных войск (сил) по Европе и из нее. В этой связи на встрече в верхах в Брюсселе руководители стран НАТО приняли решение об усилении структуры органов управления НАТО, в которую входят материально-технические элементы на всех уровнях, в частности, командование в Норфолке (США), с тем чтобы содействовать быстрому и безопасному усилению через Атлантику в Европу, а также Объединенное командование по обеспечению и содействию в Ульме (Германия) в целях обеспечения свободы действий, чтобы можно было организовать быстрое перемещение войск и техники требуемого масштаба в тыл маневренных соединений.

В Европе должна быть адекватная транспортная инфраструктура для перевозок войск (сил) и тяжелой техники.
На снимке: колонна 2-го кавалерийского полка США во время американской операции «Драгун райд» в марте 2015 года в рамках более широких усилий по заверению стран НАТО, расположенных на западной периферии России. © Michael Abrams/Stars and Stripes

Помимо этого НАТО поощряет государства-члены к совершенствованию и расширению транспортных сил и средств за счет наращивания военного потенциала, а также путем предварительно заключенных договоров с коммерческим сектором в Европе, и ведется работа по обеспечению большего многонационального и коллективного доступа к средствам переброски. НАТО содействует этому процессу, предоставляя государствам-членам возможность для объединения ресурсов и совместных закупок средств, благодаря чему повышается эффективность и упрощаются процедуры. Европейский союз, планирующий выделить дополнительные финансовые средства на оборонные инвестиции, также делает воодушевляющие шаги в этом направлении.

Плотная работа с Европейским союзом

НАТО сотрудничает с Европейским союзом и другими структурами, добиваясь того, чтобы гражданская и коммерческая транспортная инфраструктура, например, порты, дороги и мосты соответствовали требуемым стандартам – стандартам, которые будут использоваться в качестве основы для национальных инвестиций и потенциально инвестиций ЕС.

Вести эту работу без всестороннего сотрудничества с Европейским союзом было бы немыслимо. В рамках общих усилий обе организации работают над тем, чтобы устранить существующие препятствия на пути военных перевозок на континенте. Европейский союз играет важную роль по содействию пресечению границ вооруженными силами и техникой в Европе, а также по обеспечению в Европе адекватной транспортной инфраструктуры для перевозок войск (сил) и тяжелой техники.

НАТО и Европейский союз обозначили мобильность войск (сил) как одну из основных областей сотрудничества между организациями. В Совместной декларации, подписанной в июле 2018 года Генеральным секретарем Йенсом Столтенбергом и председателями Европейской Комиссии и Европейского совета Жан-Клодом Юнкером и Дональдом Туском, были подтверждены взаимосвязанные интересы безопасности стран НАТО и государств-членов ЕС, а также важность сотрудничества в поддержку оборонных инициатив обеих организаций.

Все это предполагает интеграцию на трех уровнях. Во-первых, в НАТО ведется работа по изучению боевых сил и средств и средств материально-технического обеспечения (МТО) при том понимании, что по своему характеру МТО может быть военным, гражданским или коммерческим. И все составные элементы должны совместно обучаться и отрабатывать навыки, моделируя военные условия, иными словами, «тяжело в учении – легко в бою».

Во-вторых, на национальном уровне продвигается общегосударственный подход к преодолению целого спектра гибридных вызовов, в частности, координация материально-технических ресурсов для оказания поддержки гражданским органам власти и выделения необходимых ресурсов для усиления войск (сил). Общегосударственная координация необходима также для того, чтобы страны НАТО стали более устойчивыми и могли продолжать функционировать в период кризисов или конфликтов. На встрече в верхах в Варшаве главы государств и правительств стран НАТО обязались повышать устойчивость посредством гражданской готовности.

Наконец, на многостороннем уровне идет работа, нацеленная на то, чтобы НАТО и Европейский союз вели слаженную работу вместе, с тем чтобы НАТО могла оборонять евроатлантический регион от потенциальных противников, а также проецировать безопасность и стабильность в надлежащем порядке.

Долгосрочное усилие

Суть задачи НАТО не изменилась с момента основания организации 70 лет назад, но с момента окончания «холодной войны» много что изменилось. Очень скромное присутствие на нашей периферии в сочетании со способностью к быстрому усилению стран НАТО, оказавшихся под давлением, – совершенно иная конфигурация по сравнению с сотнями тысяч войск, постоянно дислоцировавшихся на расстоянии выстрела от противника. Причем сегодня нам приходится преодолевать намного больше вызовов, помимо напористого восточного соседа: отсутствие безопасности и нестабильность на южном направлении, новые кибернетические и другие гибридные угрозы, пиратство в открытом море, если перечислить лишь некоторые.

В Совместной декларации, подписанной в июле 2018 года Генеральным секретарем Йенсом Столтенбергом и председателями Европейской Комиссии и Европейского совета Жан-Клодом Юнкером и Дональдом Туском, НАТО и Европейский союз обозначили мобильность войск (сил) как одну из основных областей сотрудничества между организациями. © NATO

Политическое руководство НАТО признало, что благодаря этой системе можно обеспечить оборону и сдерживание в Европе, но чтобы эти силы могли действовать и были обеспечены, нужна, помимо прочего, способность быстрыми темпами перемещать войска (силы) и технику в Европу и по ней. Прилагаются долгосрочные усилия к тому, чтобы делать это более эффективно. Мы движемся в верном направлении, но еще предстоит проделать большой путь.

В тот момент, когда более 30 стран НАТО и стран-партнеров готовятся к переброске своих войск (сил) в Норвегию для проведения в октябре-ноябре 2018 года учений «Трайдент джанкчер», военные и гражданские специалисты готовятся к выполнению этой непростой материально-технической задачи. На политическом и практическом уровне задача по МТО сложная и для ее выполнения требуется совместная работа на национальном и многонациональном уровне, для того чтобы все силы находились в распоряжении командующего объединенной группировкой в нужном месте и в нужное время, откуда бы они ни выдвигались.

В реальном сценарии может не быть времени на подготовку. Потребуется время, политическая воля и финансовые вложения на то, чтобы вновь создать систему готовности должной степени. Вот почему так важно, что на встрече в верхах в июле руководители стран НАТО вновь заявили о том, что выполнят обязательство по оборонным инвестициям и выйдут на показатель оборонных расходов, составляющий два процента от ВВП, к 2024 году. Благодаря увеличению расходов в сочетании с усилиями стран по укреплению устойчивости к внешним потрясениям и содействию мобильности войск (сил) и с опорой на параллельную и скоординированную работу на уровне ЕС, НАТО сможет продолжать сегодня и завтра то, что она успешно делала в прошлом — гарантировать безопасность всех стран Североатлантического союза.


1 Район ответственности Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе (ВГК ОВС НАТО в Европе) определен как: территория стран НАТО в Европе, Атлантический океан от Северного полюса до Тропика Рака и до восточного побережья Северной Америки.

Питер Вильямс занимается материально-техническом обеспечением в Управлении оборонной политики и планирования НАТО.

Публикации «Вестника НАТО» необязательно отражают официальную позицию или политику правительств государств-членов НАТО или самой организации.

Об авторе

Питер Вильямс занимается материально-техническом обеспечением в Управлении оборонной политики и планирования НАТО.