Адаптация НАТО к непредсказуемому и стремительно меняющемуся миру

19/02/2018

Какие изменения должна претерпеть НАТО, чтобы быть способной справиться с вызовами обороны и безопасности XXI века?

Больше года в рамках Инициативы по адаптации НАТО «Глобальная безопасность» руководители и аналитики из разных стран евроатлантического сообщества изучали, как обстоят дела в НАТО и коллективной обороне. В ряде докладов, в которых анализируются изменения в стратегической, военной, оборонно-промышленной и технологической сфере, происходящие в двадцать первом веке, они поделились своими размышлениями о том, как Североатлантический союз должен адаптироваться в дальнейшем, чтобы справиться с вызовами века, в который сама идея безопасности и обороны радикально меняется.

Флаги 29 государств-членов Североатлантического союза перед новой штаб-квартирой НАТО – символ преобразования НАТО для XXI века.

Пятьдесят лет назад НАТО внесла два важных изменения в построение своей обороны и сдерживания. С помощью «гибкого реагирования» Североатлантический союз перешел от автоматического и взаимно гарантированного уничтожения, что предполагалось доктриной «массированного возмездия», к более эшелонированной и нюансированной форме обороны. В опубликованном в декабре 1967 года докладе Армеля было обозначено два направления – надежная оборона и диалог – и закреплены принципы европейской безопасности, просуществовавшие затем много лет. Но теперь картина иная.

НАТО находится на решающем этапе. Новые технологии, такие как искусственный интеллект и квантовые вычисления стремительно врываются в оборонную сферу, и поэтому необходимо радикально изменить роль, функцию, метод и структуру Североатлантического союза, чтобы коллективная оборона и сдерживание и впредь внушали доверие.

Да, Североатлантический союз хорошо адаптировался после событий 2014 года, ставших водоразделом. НАТО перестроила сдерживание угроз с востока, повысила свое взаимодействие с Ближним Востоком и сформировала более тесное партнерство с Европейским союзом; и организация уже делает шаги в ряде других областей, намеченных в нижеизложенных рекомендациях. Однако в тот момент, когда приближается семидесятая годовщина Североатлантического союза в апреле 2019 года, НАТО рискует отстать от темпа политических перемен и технологических разработок, которые могли бы изменить характер ведения войны, структуру международных отношений и роль самого Североатлантического союза.

Новые стратегические реалии

Адаптироваться удастся, только если Североатлантический союз взглянет в лицо новой геостратегической и трансатлантической действительности, в частности необходимости сдерживать ревизионистскую и продвинутую в военном отношении Россию, проецируя при этом стабильность на южном фланге НАТО и преодолевая угрозы, исходящие от таких государств, как Северная Корея. Чтобы бремя было справедливо распределено между США и союзниками, обязательство по оборонным инвестициям, взятое НАТО на встрече на высшем уровне в Уэльсе в 2014 году (руководители стран НАТО договорились остановить снижение оборонных расходов и стремиться выйти на заданные показатели в течение десятилетия: расходовать 2% валового внутреннего продукта на оборону и 20% оборонного бюджета страны на основные виды вооружений и военной техники и связанные с этим научно-исследовательские и конструкторские разработки), должно быть полностью выполнено, и при этом новые денежные средства необходимо расходовать целесообразно.

«Гибкое реагирование 2.0»

Построение сдерживания и обороны НАТО необходимо укрепить, с тем чтобы Североатлантический союз мог предотвращать конфликты и сдерживать агрессию. Повышение готовности обычных сил НАТО и их способности к реагированию должно быть общей первоочередной задачей Североатлантического союза. Необходимо также модернизировать стратегию и построение ядерных сил НАТО, если из-за увеличивающего зазора между обычными и ядерными средствами сдерживания снижается порог для применения ядерных средств.

Солдаты США и СК вместе с польской 15-й механизированной бригадой отрабатывают действия по форсированию реки в целях обеспечения готовности к сдерживанию противника, а при необходимости – обороне восточной части Североатлантического союза. © US Army by Spc. Kevin Wang

Боевой дух

Наряду с мощными, маневренными и выносливыми обычными силами странам НАТО нужен боевой дух как стержень доктрины Североатлантического союза. НАТО должна вновь создать потенциал, позволяющий быстро сформировать многочисленные маневренные силы, чтобы справиться с задачей при сражении группировки против группировки. НАТО необходимо поощрять комплексное сдерживание, развивая реформы, которым подверглась структура органов военного управления НАТО, а также вести более систематическое планирование действий в особой обстановке, чтобы обеспечить эффективное управление по всему диапазону конфликта.

Военные устремления

НАТО должна быть, как минимум, способна руководить одновременно операциями при крупномасштабном межгосударственном конфликте (крупная объединенная операция – плюс) и вести беспрерывную кампанию по стратегической стабилизации на южном фланге НАТО. Механизмы кризисного регулирования НАТО пока еще слишком сложны. Вместе с тем необходимо усилить роль НАТО в защите общих мировых благ с помощью сил, способных к эффективным действиям в различных пространствах и сферах – в воздухе, на море, на суше, в космическом и кибернетическом пространстве, а также пространстве знаний и информации. НАТО должна построить свою учебную подготовку и мышление так, как планирует сражаться. Необходимо также устранить препятствия для обмена критически важной для боя информацией.

Борьба с терроризмом

Террористическая угроза евроатлантическому региону будет расти. Руководящие указания НАТО по политике борьбы с терроризмом и поддержка, оказываемая НАТО Глобальной коалиции по борьбе с Даиш, жизненно важны. НАТО также должна вносить бóльший вклад в предотвращение терактов против членов организации, в том числе заговоров доморощенных террористов. Хотя эта обязанность возложена в первую очередь на сами государства и ЕС, а ведущую роль играют правоохранительные органы и министерства внутренних дел, недавно усиленное Объединенное управление разведки и безопасности НАТО, располагающее защищенными средствами связи со столицами государств-членов, могло бы стать центром обмена секретными сведениями о террористической угрозе.

Оборона и диалог

НАТО должна взаимодействовать с Россией и Украиной на принципиальной основе: НАТО необходима новая политическая стратегия, чтобы лучше поддерживать отношения с Россией. Диалог должен идти рука об руку с обороной в целях регулирования конкуренции и снижения риска, до тех пор пока не будут устранены фундаментальные разногласия, препятствующие возобновлению сотрудничества с Россией. В то же время Североатлантический союз должен помогать Украине, Грузии и другим восточно-европейским соседям защищать себя и поощрять в дальнейшем евроатлантическую интеграцию Западных Балкан. Политика открытых дверей и возможность будущего членства должны быть также сохранены.

Широкая повестка дня безопасности

Долгосрочная миссия в Афганистане – напоминание о том, что безопасность Североатлантического союза не останавливается у его границ. НАТО нужна более широкая роль в обеспечении безопасности, чтобы усилить вовлеченность Североатлантического союза на Ближнем Востоке, в Северной Африке и за их пределами. Наращивание оборонного потенциала на южном фланге НАТО станет важным вкладом в укрепление мира и безопасности и позволит вести тесную совместную работу с региональными учреждениями безопасности, такими как Африканский союз и Лига арабских государств, а также с отдельными странами-партнерами.

Приверженность НАТО делу оказания поддержки таким партнерам, как Афганистан, в наращивании их потенциала обороны и безопасности помогает проецировать стабильность, а также вносит вклад в обеспечение безопасности Североатлантического союза. © NATO

«Умная» НАТО

Чтобы защищать людей и вместе с тем проецировать влияние и мощь, Североатлантический союз должен в лучшей мере интегрировать многочисленные центры передового опыта в сеть передового опыта и создавать новые центры, чтобы решать новые проблемы. Центр передового опыта, специализирующийся на гибридной войне, помог бы выработать срочно необходимый последовательный подход к ведению войн в будущем, включая работу над искусственным интеллектом и расширенной кибернетической обороной НАТО в рамках мер обороны и сдерживания, принимаемых организацией. Подобному центру нужно будет обязательно вести учебно-образовательные мероприятия для гражданского и военного руководства НАТО, и на его базе необходимо проводить учебные курсы для Североатлантического совета, сотрудников НАТО и гражданских сотрудников из государств-членов.

Жизненно важное стратегическое партнерство НАТО и ЕС

Роль Европейского союза во внешней политике и в сфере безопасности, а также в качестве партнера НАТО будет расти, а стратегическое партнерство НАТО и ЕС будет приобретать все бóльшую важность в налаживании трансатлантических отношений. Для многих европейских стран Общая политика безопасности и обороны ЕС будет одним из основных, если не основным инструментом оборонной политики. Многие европейские страны будут отдавать предпочтение Европейскому оборонному агентству в качестве механизма для развития военного потенциала. И поэтому НАТО и Европейскому союзу надо преодолеть нынешние препятствия, чтобы создать более содержательное и взаимовыгодное партнерство и усилить практическое сотрудничество. Как минимум раз в год надо проводить встречу на уровне глав государств и правительств НАТО – ЕС.

Широкие партнерские отношения НАТО

НАТО должна создавать сеть стратегических партнерских отношений и учреждений во сем мире. В период, когда безопасность носит глобальный характер, НАТО необходимо налаживать более функциональные политические, гражданские и военные партнерские связи по всему миру. Создание консультативных советов с такими государствами, как Австралия, Китай, Индия, Япония и Южная Корея станет важным свидетельством подобных устремлений.

Оснащение и обеспечение НАТО

НАТО должна стремиться к новаторству и оптимизировать обеспечение новых технологий и средств. В среднем с момента разработки концепции военного потенциала до его готовности к эксплуатации проходит 16 лет, что очень долго. Нужно сократить сроки поступления техники в войска, а командирам предоставить больше возможностей для высказывания своей точки зрения при определении потребностей. НАТО должна поощрять общий стандарт совместной оценки, унифицированные требования и общие тактико-технические характеристики и расширять использование общего финансирования, а также проводить ревизию платформ и систем в масштабе всего Североатлантического союза в рамках определения будущих потребностей.

В состав новой Системы наблюдения НАТО за наземной обстановкой входят воздушный, наземный и вспомогательный сегменты, ведущие при любых погодных условиях наблюдение за крупными сухопутными и морскими районами. Ее можно использовать для выполнения ряда задач. © NATO

Партнерские связи, старые и новые, с оборонной промышленностью

НАТО должна добиться намного более глубокого понимания воздействия новых технологий, таких как искусственный интеллект и квантовые вычисления и их применения в оборонной сфере. Большое число фирм, разрабатывающих новые технологии, не относятся к крупным оборонным предприятиям и не сосредоточены на оборонной сфере. Этим фирмам надо быть уверенными в том, что вкладывая ограниченные ресурсы и выделяя людей для проектов НАТО они не поставят под угрозу свое существование из-за склеротического порядка закупок.

НАТО и будущее войн

НАТО нужна такая стратегия будущих войн, в которой в полной мере интегрированы гибридная война, кибернетическая война, борьба с терроризмом и гипервойна, а также весь диапазон между ними. Критически важно, чтобы НАТО извлекла максимальные преимущества из воздействия новых технологий на сферу безопасности и боевое пространство. НАТО необходимо в лучшей мере овладеть новыми информационными технологиями и использовать их, а также систематически отслеживать появляющиеся новые средства, использующие искусственный интеллект, чтобы работать с большими данными. С этой целью НАТО следует рассмотреть вопрос о создании учреждения, аналогичного Агентству передовых оборонных научно-исследовательских проектов США.

Следующие шаги?

Руководство НАТО должно поручить провести стратегический обзор, который мог бы принять форму новой стратегической концепции. НАТО нужна стратегия, ориентированная на будущее, в которой изложено, каким образом Североатлантический союз справится с вызовами непредсказуемого и стремительно меняющегося мира.


Джулиан Линдли-Френч, старший научный сотрудник Института государственности, Лондон; почетный внештатный научный сотрудник Национального оборонного университета, Вашингтон; научный сотрудник Канадского института глобальных вопросов. Ведущий составитель при руководящем комитете Инициативы по адаптации НАТО «Глобальная безопасность».

Заключительный доклад, подготовленный в рамках Инициативы по адаптации НАТО, и подборка материалов были представлены заместителю генерального секретаря НАТО в ноябре 2017 года.

Публикации «Вестника НАТО» необязательно отражают официальную позицию или политику правительств государств-членов НАТО или самой организации.

Об авторе

Джулиан Линдли-Френч, старший научный сотрудник Института государственности, Лондон; почетный внештатный научный сотрудник Национального оборонного университета, Вашингтон; научный сотрудник Канадского института глобальных вопросов. Ведущий составитель при руководящем комитете Инициативы по адаптации НАТО «Глобальная безопасность».