Мир без НАТО?

29/08/2018

Пятнадцать лет назад, когда война в Ираке расколола союзников по НАТО и некоторые говорили даже о конце Североатлантического союза, журналист с большим стажем работы Джим Хогланд хранил спокойствие. Во время «мозгового штурма» с послами НАТО он сказал, что неминуемый развал НАТО предсказывают уже многие годы. И, подмигнув, он даже отчасти обвинил в этом своих коллег-журналистов: «Каждый раз, когда у нас в «Вашингтон пост» негусто с новостями, мы публикуем статью «К чему НАТО »?

Спокойствие Хогланда оказалось оправданным: трансатлантические отношения быстро восстановились.

Неминуемый развал НАТО предсказывают уже многие годы… В июле 2018 года руководители 29 государств-членов собрались в новой штаб-квартире НАТО в Брюсселе, чтобы наметить путь НАТО на предстоящие годы. © NATO

Но времена меняются. Сегодня Европейский союз переживает многочисленные кризисы, начиная с «Брексита» и заканчивая растущим национализмом. Судя по всему, в таких форматах как Группа семи больше не вырабатывается общая линия в решении глобальных вопросов, к которой так давно стремились страны Запада. Риторика о «закате Запада» все больше и больше набирает обороты. А концепцию, утверждающую, что можно даже обойтись без уважаемой НАТО, высказывают теперь не только обычные завсегдатаи-ученые с высоты своей башни из слоновой кости и обитатели диких берегов изоляционизма.

Как будет выглядеть мир без НАТО?

Полезно задать этот вопрос, потому что благодаря такому контр-фактологическому эксперименту можно более четко увидеть, что было бы поставлено на карте. Ведь конец НАТО означал бы намного больше, чем просто исчезновение какой-то бюрократической машины в Брюсселе. Это означало бы ничто иное, как конец институционализированных политических и военных уз между Европой и Северной Америкой.

Это повлекло бы за собой различные – и опасные – политические и военные последствия.

Конец коллективной обороны

Роспуск Североатлантического союза означал бы конец трансатлантической коллективной обороны. Европе нужно было бы обеспечивать свою безопасность без Соединенных Штатов. Для некоторых евро-энтузиастов, давно стремящихся к «эмансипации Европы» от США, подобная перспектива могла бы показаться сказкой, становящейся былью. Но для тех, кто по-прежнему считает трансатлантическое сообщество уникальным и необходимым достижением, это походило бы на кошмар.

В политическом, финансовом и военном отношении создание чисто европейской обороны стало бы для европейцев непосильным бременем. Попытка даже частично компенсировать выход США означала бы резкое увеличение оборонных расходов и радикальное переделывание процедур разработки и закупки вооружений в Европе. Более того, в конечном итоге потребовалась бы настоящая европейская политика безопасности, в частности консенсус по европейскому ядерному сдерживанию, который даже не намечается.

Иными словами, с исчезновением НАТО потребовалось бы дальнейшее углубление европейской интеграции именно в той области, в которой интегрироваться сложнее всего. И все это произошло бы в тот момент, когда многие государства-нации хотят, чтобы было не больше Европы, а меньше.

Рост российской мощи в Европе

На этом фоне, в связи с концом НАТО резко усилилась бы позиция России в европейской безопасности. Если США уступают свой статус «европейской державы», для России возникнет больший соблазн и откроются дополнительные возможности для того, чтобы сеять раздор между европейскими соседями и запугивать их.

Как утверждается, тот факт, что НАТО продолжает существовать, создает проблему для России. Может быть так и есть на самом деле, но с исчезновением Североатлантического союза возникнет проблема для Европы: без защитного зонтика НАТО Европа не будет чувствовать себя достаточно уверенно, чтобы последовательно и конструктивно иметь дело с евразийской державой. Некоторые европейские страны попытались бы заключить свои собственные сделки с Москвой.

Более того, для многих стран на постсоветском пространстве, которые своими отношениями с НАТО хотят продемонстрировать свою независимость от России, конец роли Америки в безопасности Европы стал бы стратегической катастрофой. Новое «пост-американское» соотношение сил в Евразии обрекло бы их на постоянное пребывание в сфере влияния России.

Снижение военной оперативной совместимости

И это не все. Конец НАТО также лишил бы европейцев и североамериканцев важных рамок законности применения военной силы.

Без широких рамок НАТО невозможно было бы выработать политическую и военную выносливость, необходимую для опасных и длительных миссий по стабилизации, таких как Афганистан. США, Канада и европейские страны еще могли бы проводить отдельные военные операции, но лишившись общего оборонного планирования НАТО и опыта проведения учений их военная оперативная совместимость стала бы сокращаться. Без США в качестве военного центра тяжести европейские военные стандарты скорее всего снизились бы до наименьшего общего знаменателя.

Довольно скоро США и большинство их бывших союзников утратили бы свою способность к военному сотрудничеству. Отсутствие проверенных на практике процедур и стандартов НАТО намного усложнит роль США как фактора реализации в военной сфере («руководить, оставаясь в тени»).

Регионализация безопасности

Если бы НАТО прекратила свое существование, это неизбежно привело бы к регионализации безопасности. Без Североатлантического союза как стратегической опоры, соединяющей различные интересы региональной безопасности, страны юга Европы сосредоточились бы на Магрибе и Ближнем Востоке, тогда как восточноевропейские страны сосредоточились бы на России. Однако без США как стержня безопасности ни одна из этих групп не обладала бы в достаточной мере ни политической слаженностью, ни военной силой, чтобы оказывать прочное влияние на соответствующие регионы, представляющие для них интерес. Это привело бы к еще большему ослаблению Европы как стратегического игрока.

Исчезла бы и единственная в своем роде сеть партнерских отношений НАТО с десятками стран во всем мире, и Европа и США вынуждены бы были вернуться к множеству сложных двусторонних отношений.

Более широкие последствия для государств НАТО и стран-партнеров

Исчезновение Североатлантического союза стало бы также огромной проблемой для таких стран-союзниц, как Канада или Турция, поскольку у них нет возможности выстроить свои связи с Европой посредством членства в Европейском союзе.

Это также стало бы огромной дилеммой для стран, не входящих в НАТО, например, Финляндии и Швеции. В виду того, что их прагматическая политика военного неприсоединения осуществима благодаря тому, что Америка продолжает играть роль в безопасности Европы, если Америка прекратит играть эту уникальную роль, стратегическая обстановка значительно изменится для этих стран, и могла бы сократиться их свобода действий как локомотивов регионального сотрудничества.

Наконец, без перспективы вступления в НАТО Запад утратил бы большую часть своего влияния на процессы реформ в странах-кандидатах от юго-востока Европы до Кавказа.

Призывы к более справедливому распределению бремени среди союзников по НАТО фигурировали среди первых на повестке дня встречи на высшем уровне в Брюсселе в июле 2018 года. © NATO

Плохая сделка

А что насчет трансатлантического распределения бремени? Не станет ли конец НАТО, как минимум, гарантией того, что США наконец-то избавятся от «несправедливого» финансового и военного бремени?

Вряд ли. Оборонный бюджет США соответствует военным расходам мировой державы. Поэтому он далеко не ограничивается НАТО, на долю которой приходится, по оценкам, максимум 15 процентов от общих оборонных расходов США, не более того. Таким образом, на роспуске НАТО США сэкономили бы относительно небольшую сумму, лишившись при этом союзников, военных баз и политической предсказуемости, созданной благодаря повседневным многосторонним консультациям в рамках Североатлантического союза.

Геополитическими победителями стали бы Китай, Россия и все те, кто под призывом к созданию «многополярного мира» стремятся ослабить роль США в поддержании международного порядка.

В совокупности, в силу всех этих причин мир без НАТО был бы плохой сделкой для США, их союзников и партнеров в Европе и за ее пределами.


Майкл Рюле, руководитель отдела энергетической безопасности Управления новых вызовов безопасности НАТО; до этого – составитель речей шести генеральных секретарей НАТО. В статье изложены личные мнения автора.

Публикации «Вестника НАТО» необязательно отражают официальную позицию или политику правительств государств-членов НАТО или самой организации.

Об авторе

Майкл Рюле руководитель отдела энергетической безопасности Управления новых вызовов безопасности НАТО; до этого – составитель речей шести генеральных секретарей НАТО. В статье изложены личные мнения автора.