Что на самом деле не дает Ливии идти вперед

Что на самом деле не дает Ливии идти вперед

После того, как в октябре 2011 года ливийские повстанцы убили бывшего лидера страны Муаммара Каддафи, Ливия воспрянула духом, надеясь, что новое поколение политиков будет способно заняться теми трудностями, которые привели к революции. Но три года спустя неудачи этих выбранных на посты лидеров породили новые разочарования, которые кажутся такими же непреодолимыми, как и те, с которыми не удалось справиться Каддафи.

Эти проблемы отчасти объясняются растущими трудностями, с которыми сталкиваются неопытные политики. Но главенствующая проблема, стоящая перед Ливией, заключается в том, что граждане заблуждаются в своих ожиданиях. Целое поколение может понадобиться стране, чтобы преодолеть брошенные ей структурные вызовы. Начиная с нехватки технических навыков и заканчивая разделением на формальные и неформальные властные структуры, в силу чего революционеры враждуют с государственными институтами, Ливия пытается справиться с теми же проблемами, которые преследовали страну в эпоху правления Каддафи.

РЕФОРМА В СФЕРЕ БЕЗОПАСНОСТИ

Западные государства сосредоточили свои усилия на реформе в сфере безопасности, будучи уверенными в том, что это панацея от большей части проблем Ливии. Их особенно заботит ликвидация джихадистов, от рук которых погибли ливийцы и граждане западных стран, в том числе американский посол в сентябре 2012 года.

© REUTERS

С этой целью западные государства работают над созданием сильной ливийской армии и полиции. Но это возмущает сотни автономных дружин этой страны, которые не подчиняются приказам центрального правительства. Некоторые отряды, например, из западных городов Мисурата и Зинтан, сформированы по регионам. Другие, на востоке, как например, Исламская бригада 17 февраля, носят идеологический характер. Однако все они безнаказанно действуют по своему собственному усмотрению. В ноябре 2013 года силы Мисураты открыли в столице огонь по гражданским лицам, в результате чего было убито сорок три человека. У ополченцев из города Завия постоянно возникают стычки с их соседями из Варшфана. А в восточном городе Бенгази исламисты убили более 50 сотрудников органов безопасности.

Парламент – Всеобщий национальный конгресс (ВНК) – не смог найти управу на дружины. Их группировки постоянно срывали планы парламента по строительству армии и полиции. Вместо того, чтобы ограничить их права, ВНК усугубил проблему, заручившись их поддержкой, что придало им силы. Самая крупная политическая партия, Союз национальных сил, примкнула к подразделениям Зинтани, тогда как ее главный соперник – Партия справедливости и строительства (ПСП) – привлекла на свою стороны Мисуратские силы. В 2011 году премьер-министр создал Верховный комитет безопасности, в который вошли дружины, и который должен был функционировать как параллельные полицейские силы. Другие министерства нанимают дружины для обеспечения безопасности.

Соединенные Штаты считают, что засилье беззакония в стране мешает формированию сильного центрального правительства. Для борьбы с этим Вашингтон объявил о своих планах по обучению от пяти до семи тысяч бойцов и выделил на эти цели восемь миллионов долларов.

© REUTERS

Но Америка не учитывает тот факт, что вызовы, с которыми сталкивается сегодня Ливия в области безопасности, не отличаются от тех вызовов, которые «подрезали крылья» режиму Каддафи. После того, как разгром армией Чада в 1987 году положил конец девятилетней войне с южным соседом, Каддафи не уделял внимания армии. В годы, последовавшие за неудачной попыткой военного переворота в 1992 году, ставшей последней в длинной череде военных мятежей, Каддафи изменил тактику, неоднократно заявляя о своем намерении расформировать вооруженные силы страны и заменить их народными дружинами. Каддафи подобрал лучших офицеров и распределил их по специальным бригадам, где они прошли учебную подготовку и получили оружие, которым военные части и подразделения не обеспечивались. Каддафи раздавал оружие таким группировкам, как Комитет борьбы с ересью и наркотиками, а также Генеральному органу по делам молодежи и спорта. По его указанию широкими полномочиями также были наделены революционные комитеты.

Сегодня неспособность Всеобщего национального конгресса проявить твердость и сократить численность дружин мало чем отличается от запущенной армии Каддафи. При обоих правительствах революционная власть главенствует над институциональной легитимностью. Расплывчатые разграничения полномочий мешают созданию эффективной системы подчинения. До тех пор, пока ВНК не займется решением этих дилемм, у него мало шансов на восстановление порядка.

ПОЛИТИЧЕСКИЙ И АДМИНИСТРАТИВНЫЙ ТУПИК

Один из самых больших вызовов, с которыми столкнулась Ливия, – неработоспособный парламент страны. Задуманный изначально как временный орган со сроком полномочий полтора года, за который он должен был подготовить конституцию, ВНК продлил свой мандат. В результате внутренних распрей между Альянсом национальных сил (АНС) и ПСП возник политический тупик, приведший к тому, что многие ливийцы разочаровались в демократическом процессе. Частично это затруднительное положение возникло из-за того, что после 42 лет авторитарного правления ВНК мало знаком с методами предвыборной борьбы.

© REUTERS

Но настоящий виновник – политическая культура страны. Каддафи раздробил общество, разрушил институты государства и прекратил инвестировать в высшее образование. Он считал статическую бюрократическую структуру своим основным противником, не дающим народным массам проникнуться его революционной идеологией. Чтобы нейтрализовать бюрократию, он периодически упразднял министерства, переводил государственные учреждения за пределы столицы и предлагал, чтобы доходы от продажи нефти поступали непосредственно к гражданам страны, а не в распоряжение государственных учреждений.

Годы санкций также помешали поколению ливийцев учиться в западных университетах. Вместо того, чтобы продвигать по службе молодые кадры, Каддафи всего лишь перебрасывал одних и тех же мастодонтов из одного министерства в другое.

Олицетворением этой кадровой политики является Мухаммад Абуль-Касим ал-Зуэй – друг детства Каддафи. В течение своей 34-летней политической карьеры он занимал различные министерские посты – от министра информации до министра общественной безопасности, а также был послом в разных странах. Закончил он свою карьеру последним спикером парламента Каддафи.

Нехватка технических возможностей также препятствует функционированию бюрократии. Мало кто обладает навыками, необходимыми для восстановления министерств. Многие неспособны самостоятельно принимать решения и вместо этого занимаются лишь тем, что механически поддерживают решения своих начальников. К тому же в стране, где Каддафи лично подписывал каждый контракт на сумму больше 200 млн. долларов, так и не появились компетентные чиновники.

Вместо того чтобы устранять препятствия для развития, Всеобщий национальный конгресс только увеличивает их. В мае 2013 года он принял закон о политической изоляции, запрещающий каждому, кто служил при Каддафи, занимать государственную должность в течение десяти лет. Поступив таким образом, он начал действовать по методу исключения, который применял Каддафи и который не давал никому, кроме небольшого числа людей добраться до высших эшелонов власти.

ДРУГИЕ СЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ

© REUTERS

Ливия страдает и от других проблем. Движение за федерацию на востоке страны постепенно подтачивает власть центрального правительства. В октябре 2013 года его лидеры объявили о создании автономного региона и сформировали свой кабинет. Бригады, примкнувшие к этому движению, установили контроль над тремя из пяти терминалов в стране, экспортирующих нефть, и помешали отправке нефти. В глубине страны племена перекрыли нефтяные трубопроводы в знак протеста против всего, начиная с отсутствия гражданства и заканчивая отсутствием инвестиций в их регионах. Эти перебои замедлили производство: до революции его объем составлял 1,6 млн. баррелей в день, а сейчас – 600 000 баррелей. А ведь на долю экспорта нефти там приходится 95% доходов в иностранной валюте.

Однако, как и многие другие проблемы страны, становящиеся главными новостями иностранных СМИ, замедление добычи нефти не представляет большой угрозы для Ливии. Резервы ее иностранной валюты составляют около 119 млрд. долларов США, а в суверенном фонде находится еще как минимум 50 млрд. долларов, за счет которых можно покрыть любой дефицит бюджета. Но с учетом того, что правительство не в состоянии освоить даже половину бюджета, вряд ли ему придется запускать руку в эту копилку.

Такие проблемы, как неуправляемые дружины и перебои с добычей нефти свидетельствуют о размывании государственной власти. Самый лучший способ решения этих проблем – содействовать становлению эффективного правительства, вести государственное строительство и поощрять уважение законности. Сосредоточившись на основных проблемах, от которых в силу исторических обстоятельств пострадала Ливия, а не на их нынешних «побочных продуктах», западные страны могут помочь Ливии встать на путь стабилизации. И благодаря этому все в регионе будут в большей безопасности.

Об авторе

Барак Барфи, научный сотрудник Фонда Новая Америка, специалист по арабским и исламским вопросам