Мнение экспертов

Д-р Магнус Бьярнасон

Продовольственная безопасность: немодная тема, зачастую воспринимаемая как данность

Отсутствие продовольственной безопасности по-прежнему омрачает ряд районов мира. Но главная проблема не в общем объеме продуктов питания, а в верном распределении. Достаточно скорректировать положение дел, чтобы спасти жизни миллионов людей и сократить число конфликтов.

Продовольственная безопасность не приходит сама по себе. Граждане многих государств-членов НАТО привыкли к тому, что могут воспринимать еду как должное, однако нынешнее поколение еще помнит о проблемах со снабжением продовольствием в Европе. В результате Второй мировой войны во многих районах возникли серьезные проблемы со снабжением продовольствием, а после войны коммунистическая система, которую навязали Восточной Европе до 1990 года, не смогла обеспечить потребителей полной гаммой разнообразных продуктов, на которую они рассчитывали. Причиной дефицита продовольствия могут быть войны, теракты в системе поставок, стихийные бедствия, заболевания, подмешивание яда в пищу, а также бесхозяйственность, при которой не удается вести планирование и (или) цены не по карману потребителям.

© Reuters

В соответствии со стратегическим комплексным подходом НАТО, государства-члены должны уделять растущее внимание требованиям по обеспечению безопасности граждан и гражданских обществ, то есть, концепции тотальной обороны, а не ограничиваться международной дипломатией, вооружением и военной техникой, требовавшихся для конфликтов в прошлом, которые велись с применением обычных средств. Однако продовольственная безопасность – почти исключительная прерогатива гражданских учреждений, таких как Министерство сельского хозяйства США, Генеральный директорат по сельскому хозяйству Евросоюза и министерства сельского хозяйства различных государств.

Продовольственная безопасность и безопасность пищевых продуктов – не одно и то же. Продовольственная безопасность – вопрос надежных поставок продуктов питания для всего населения, постоянно и при любых обстоятельствах. Продовольственная безопасность – стратегическая тема, поскольку без пищи люди долго не живут. С другой стороны, безопасность пищевых продуктов – более «гражданская» тема: речь идет о качестве продуктов, предназначенных для потребления людьми, питательных свойствах этих продуктов, гигиене питания, долгосрочном воздействии на здоровье человека, пищевых добавках, используемых в производстве, и аналогичных вопросах.

Продовольствие может использоваться для военных действий, как для обычных войн, где есть передовая, так и для современных боевых действий, которые ведут террористы. Недавний пример использования продовольствия как оружия при ведении обычных военных действий, где есть линия фронта, – война в Боснии в начале 90-х годов. Во время войны в Боснии оцепление района или осажденного города и ограничение ввоза продуктов питания было таким же эффективным оружием политического принуждения, как артиллерийский обстрел района или города. В этой войне оба способа часто использовались одновременно: перекрывалось снабжение продовольствием и велся артобстрел.

Примером продовольственного терроризма было отравление ртутью израильских апельсинов сорта «Яффа» палестинцами три десятилетия назад. Замысел палестинцев заключался в том, чтобы вызвать панику и нанести ущерб израильской экономике, поскольку апельсины «Яффа» – хорошо известный фирменный продукт Израиля. Когда стало известно о заражении ртутью, возникла действительно значительная паника, особенно если учесть, что отравлено было лишь небольшое количество апельсинов.

Не подвергается сомнению тот факт, что государства должны держать стратегические запасы продовольствия на случай неожиданных проблем с продовольственной безопасностью или безопасностью пищевых продуктов. В современной Европе и Северной Америке это успешно осуществляется. Возникали проблемы с безопасностью пищевых продуктов, например, отравление молока диоксином или коровье бешенство, с которыми системы справились без труда, и не было голода или проблем со снабжением. Но чтобы защитить себя от непредвиденных или неожиданных событий, необходимо определенное перепроизводство на случай перебоев. Перепроизводство – дорогая вещь, и за него надо платить, но от этого никуда не уйти. Это все равно, что страховая премия, которую надо выплатить, если случится беда, а пища – самое важное благо, в котором нуждаются люди, помимо воздуха и воды. Это дорого, и на сельскохозяйственную политику во многих промышленных странах расходуется напрямую или опосредованно от 1 до 2% внутреннего валового продукта (ВВП). В некоторых странах этот объем затрат сопоставим с оборонными бюджетами.

Вопрос тем более сложный, что от излишков производства пищевых продуктов необходимо избавляться, а выбрасывать продукты в мире, где живет так много бедных и голодающих, считается политически некорректным. Частные лица регулярно избавляются от старых продуктов, залежавшихся на кухне, а правительствам периодически приходится избавляться от стратегических запасов, хранящихся в государственных системах снабжения продовольствием, и возобновлять их. Определенная часть стратегического перепроизводства экспортируется, зачастую на субсидии, полученные от налогоплательщиков, а часть раздается в виде продовольственной помощи бедным странам. Подобные продовольственные дары – или продажа продуктов питания по бросовым ценам – хорошо звучит для общественности страны, но на самом деле это подрывает производство продуктов питания в стране, которая получает подобную помощь, и порождает зависимость от богатых и «щедрых» донорских стран. Помогать бедным странам, чтобы они сами помогли себе, лучше, чем просто безвозмездно отдавать им продукты для потребления, за исключением чрезвычайных ситуаций, когда население голодает и необходимо предпринять неотложные меры.

Большое число мудрых людей укажут на то, что нет необходимости в перепроизводстве продуктов питания, а если нужно дополнительное продовольствие, его можно приобрести на мировых рынках. Верно, что ограниченное количество продовольствия редко означает его полное отсутствие, и богатые всегда могут позволить себе есть вдоволь. Однако есть проблема с надежностью мировых рынков. Когда в конце прошлого десятилетия цены на продукты питания неожиданно резко выросли, правительства ряда стран наложили ограничения на экспорт, пытаясь не допустить увеличения цен на продукты внутри страны. Это было сделано в целях оказания помощи населению страны, которому было трудно платить ежедневно за продовольствие и конкурировать с богатыми гражданами западных стран. В случае продовольственной паники страны НАТО не могут рассчитывать на мировой рынок как на надежного поставщика продуктов питания. В прошлом правительства часто использовали карточную систему для граждан, если снабжение продовольствием было ограниченным. Разумеется, вместе с карточной системой зачастую возникает незаконный черный рынок для тех, кто может себе это позволить. В конечном итоге продовольствие не только должно иметься в наличии, оно должно еще быть по карману, а если есть большие запасы, цены не растут.

С экономической точки зрения выгодно закупать еду заграницей, где она дешевле, чем продукты, произведенные в стране. Но нужно сопоставлять сэкономленные таким образом средства с опасностью зависимости от импорта стратегических товаров. Зависеть от чужой нефти плохо, а зависеть от чьего-либо желания поставлять вам продукты питания еще хуже. Экономические потери в сельском хозяйстве в промышленных странах, составляющие от 1 до 2 % ВВП, будут быстро сведены на нет растущими военным расходами на защиту жизненно важных поставок продовольствия, подобно тому, как мир тратит миллиарды на вооружения и военную технику для обеспечения поставок нефти и газа, которые не могут быть произведены в самой стране. Торговля – это хорошо, но необходимо класть на чашу весов и стратегические намерения.

В первые годы после Второй мировой войны Европа была чистым импортером продовольствия. Сегодня сложилась обратная ситуация, и Евросоюз является чистым экспортером продуктов питания, как и Северная Америка. Чистый экспортер не означает, что идет лишь экспортный отток. Объем международной торговли продуктами питания, как импорт, так и экспорт, огромный, поскольку в разных точках планеты, где условия лучше, чем в вашей стране, производятся разные виды продуктов питания. Полное разнообразие продуктов питания можно обеспечить только посредством международной торговли, хотя стратегические запасы основных продуктов на случай войны могут и должны быть произведены внутри страны.

Иметь в стране запас стратегических товаров, таких как основные продукты питания – хорошо, но в промышленном мире производство продовольствия внутри страны и его распределение возможно только при наличии большого количества энергоресурсов. Без нефти тракторы в полях и фуры, в которых продукты доставляются потребителям, быстро замрут на месте. Биотопливо лишь частично снимает этот вопрос, ведь по сути это дизельное топливо, изготовляемое из зерновых. Идея выращиваемого дома дизельного топливо может показаться интересной, но это также значительный фактор, обуславливающий повышение цен на продовольствие. Когда машины и люди начнут соперничать друг с другом из-за продуктов, пострадают самые бедные слои населения, поскольку им будет все сложнее платить за еду. С другой стороны, в какой-то момент мировые запасы нефти иссякнут, и необходимо найти другие источники энергии, но от этих времен нас еще отделяют десятилетия, если не больше.

В долгосрочном плане самой серьезной проблемой является экспоненциальный рост населения: один миллиард (тысяча миллионов) в 1800 году, 1 ½ млрд. в 1900, 3 млрд. в 1960, 6 млрд. в 2000, 7 млрд. в момент написания данной статьи и, как предполагается, 9-10 млрд. в 2050 году. Объем потребления продуктов питания и энергоресурсов десятью миллиардами людей в 2050 году не будет равен объему, потребляемому одним миллиардом людей в 1800 году, умноженному на десять. Эта цифра будет намного больше, потому что сегодня человеку недостаточно просто одного куска хлеба или миски риса, когда он может позволить себе мясо, рыбу, экзотические овощи и другие разнообразные продукты. Но для того, чтобы «вырастить» килограмм мяса, нужно гораздо больше зерна, чем если бы хомо сапиенс сам ел это зерно, а не использовал его в качестве корма для животных, которых он потом употребляет в пищу. Система основного производства и система распределения будут подвергаться большому давлению в будущем. Пора уже задуматься над этим, а хорошие сельскохозяйственные земли будут все более и более важны в предстоящие десятилетия.

Впервые на сайте?
Об авторе

Д-р Магнус Бьярнасон, независимый консультант ОЭСР, занимается конкурентоспособностью и развитием экономики в Центральной Азии, уделяя основное внимание развитию человеческого капитала; специалист по политической экономии, имеет опыт работы руководителя среднего звена, работы в международных организациях, государственных структурах, научных учреждениях, дипломатических ведомствах и в межкультурной среде; автор ряда книг и статей.

цитаты
Ахмет Раафат Амин,
22 года, Каир
Бюллетень
Убедитесь, что не пропустили
«Режиму удавалось в течение многих лет изолировать нас как личностей.
Но когда мы стали воспринимать себя не как отдельных лиц, а как группу, стало возможным изменить положение дел».
О Вестнике НАТО
Go to
NATO A to Z
NATO Multimedia Library
NATO Channel
Поделиться  
Facebook
Facebook
Twitter
Twitter
Delicious
Delicious
Google Buzz
Google Buzz
diggIt
Digg It
RSS
RSS
You Tube
You Tube