Мнение экспертов

Диего Руис Палмер, начальник отдела стратегического анализа потенциала в Управлении новых вызовов безопасности НАТО.

Два десятилетия операций НАТО: подводим итоги, заглядываем в будущее

Этим летом исполнится ровно двадцать лет с начала проведения первых операций в истории существования НАТО после окончания «холодной войны». В июле 1992 года НАТО начала операцию «Мэритайм монитор» в Адриатическом море, чтобы следить за соблюдением международными судоходными компаниями санкций, наложенных ООН на бывшую Республику Югославию (СФРЮ).

© ISAF

Весной этого года исполнится десять лет со времени создания на встрече в верхах НАТО в Праге в 2002 году Сил реагирования НАТО (НРФ). С точки зрения важности выполнения операций и использования НРФ в определении непреложной значимости Североатлантического союза для предотвращения и регулирования кризисов, а также разрешения конфликтов было бы полезно изучить двадцатилетний опыт проведения операций НАТО и подвести итоги. Встреча в верхах в Чикаго, заостряющая внимание на 2020 годе, также предоставит возможность заглянуть вперед и поразмыслить над тем, какие совершенствования в оперативном плане были бы наиболее разумными и желательными для того, чтобы НАТО и впредь обладала высокой степенью способности и готовности к действиям в случае необходимости.

Первые шаги в Боснии и Герцеговине

Быстро распространявшиеся в начале 90-х годов по бывшей Республике Югославии войны заставили НАТО впервые выдвинуться за пределы своей территории. Эти войны стали первым испытанием для способности НАТО быстро планировать и проводить одну за другой многонациональные операции, развертывать и применять группировки войск (сил) в сжатые сроки в непривычных географических условиях и меняющейся оперативной обстановке.

На смену недолго продлившейся операции «Мэритайм монитор» осенью 1992 года пришла операция «Мэритайм гард», в рамках которой обеспечивалось соблюдение эмбарго, а кораблям НАТО разрешалось останавливать и осуществлять досмотр, изменять курсы судов, следовавших в СФРЮ. В июне 1993 года ей на смену пришла операция «Шарп гард» – многонациональная операция ВМС по обеспечению соблюдения эмбарго, впервые проводившаяся силами НАТО и Западноевропейского союза (ЗЕС). Параллельно с этим НАТО приступила к проведению операции «Скай монитор», целью которой было слежение с помощью своего многонационального парка самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления (АВАКС) за несанкционированными полетами в воздушном пространстве Боснии и Герцеговины. В апреле 1993 года операцию «Скай монитор» сменила операция «Денай флайт», перед которой была поставлена задача не только вести мониторинг, но и обеспечивать соблюдение зоны, запретной для полетов, над Боснией и Герцеговиной.

Меньше чем за год НАТО оказалась активно вовлеченной – хотя и на вспомогательных ролях, в рамках поочередных мандатов ООН – в пока еще пробные шаги международного сообщества, пытавшегося сдержать ширящийся конфликт в Боснии и Герцеговине. Всего лишь за несколько месяцев Североатлантический союз продемонстрировал свою особую и со многих точек зрения не имевшую себе равных способность адаптировать процессы планирования, механизмы командования и управления и военные силы и средства времен «холодной войны» к беспрецедентным обстоятельствам, сопряженным с ведением действий в зоне конфликта, причем делать это достаточно быстро. Фундамент непрерывного проведения операций в течение последующих двадцати лет на трех континентах, простирающихся от Балкан до Индийского океана, и закрепления авторитета НАТО в политической и оперативной сфере как надежного и пользующего доверием партнера международного сообщества был заложен в Боснии и Герцеговине.

«Мэритайм монитор» и более 25 других операций и миссий НАТО и под руководством НАТО, проведенных с тех пор Североатлантическим союзом в Европе, Азии и Африке в поддержку международного сообщества, проводились за рамками коллективной обороны Североатлантического союза, обозначенными в статьях 5 и 6 Североатлантического договора. В связи с этим они получили название операций вне статьи 5 или операций по реагированию на кризис. После окончания «холодной войны» Североатлантический союз также провел небольшое число операций по сдерживанию и обороне, в соответствии со статьей 4 и 5 договора, в Турции (операции «Сазерн гард», «Эйс гард» и «Энкор гард» в период с 1990 по 1991 год и «Дисплей детеренс» и «Кресент гард» в 2003 году, совпавшие с первой и второй войной в Персидском заливе), в Северной Америке (операция «Игл ассист» в 2001-2002 году, вслед за терактами 11 сентября против США) и на Средиземном море (в частности, «Эктив индевор» с осени 2001 года, также вслед за терактами 11 сентября). С 2004 по 2008 год и далее НАТО проводила операции по патрулированию воздушного пространства с баз ВВС в Литве и Исландии с целью расширения постоянной миссии НАТО по противовоздушной обороне на европейской территории НАТО.

© NATO

В общей сложности в течение последних двадцати лет НАТО постоянно вела активные действия (см. таблицу). Было проведено 35 отдельных операций, в рамках каждой из которых выполнялся конкретный мандат и миссия, на различных театрах, с участием во многих случаях широкого ряда стран, не входящих в НАТО (например, недавно в Ливии) и с применением различных и раздельных оперативных сил и средств.

Оглядываясь назад, смотря вперед

Углубление участия НАТО на Балканах

Постепенно первоначальная задача по перехвату в воздухе, выполняемая в рамках операции «Денай флайт», была расширена и стала включать предоставление непосредственной авиационной поддержки ЮНПРОФОР и нанесение ударов с воздуха по наземным объектам против воюющих сторон в соответствии с ограниченными правилами применения силы и часто в условиях сложной обстановки на месте. Эти все более и более сложные задачи подготовили проведение в августе 1995 года в течение трех недель авиационной кампании «Делиберейт форс», которая вместе с действиями британско-голландско-французской группировки быстрого реагирования на местах создала условия, необходимые для прекращения боевых действий, заключения Дейтонских соглашений и развертывания в декабре 1995 года 60-тысячных Сил по выполнению мирного соглашения (ИФОР) – первой операции НАТО по принуждению к миру. Через год ИФОР были переименованы в Силы по стабилизации (СФОР). В декабре 2004 года на смену СФОР пришла группировка Европейского союза, действовавшая в рамках операции «Алтея» под командованием заместителя главкома ОВС НАТО в Европе; руководство ее действиями осуществлялось в штабе ВГК ОВС НАТО в Европе, являвшимся ее оперативным штабом. Таким образом, НАТО впервые оказала поддержку в проведении операции под руководством Европейского союза (ЕС), выделив свои силы и средства.

В связи с ухудшением политической и гуманитарной ситуации в Косово к НАТО вновь обратились за помощью - на сей раз для обеспечения данными аэрофоторазведки наблюдателей в составе Миссии по проверке в Косово от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). С октября 1998 по март 1999 года специальные самолеты, предоставленные Францией, Великобританией и США, осуществляли вылеты для ведения воздушной разведки над территорией Косово в рамках операции «Игла ассист». В январе 1999 года НАТО также направила в соседнюю бывшую югославскую Республику Македонию силы эвакуации, готовые по первому требованию эвакуировать наблюдателей ОБСЕ из Косово при возникновении для них угрозы. В конечном итоге окончившиеся неудачей международные переговоры с СФРЮ в Рамбуйе, во Франции, ускорили начало в марте 1999 года второй, теперь уже более масштабной и продолжительной авиационной кампании – «Эллайд форс». Вскоре Албании стало тяжело справляться с усилившимся во время авиационной кампании потоком беженцев из Косово, пытающихся спастись от этнических чисток на родине. НАТО приняла ответные меры, начав операцию «Эллайд харбор» – свою первую в истории операцию по оказанию гуманитарной помощи – и оперативно проведя развертывание Сил в Албании (АФОР), чтобы помочь с обеспечением крова и предметов первой необходимости для большого количества людей. В конечном итоге «Эллайд форс» открыла путь для непростого, но все же настоящего перемирия в Косово, а мандатом на обеспечение его выполнения ООН наделила 40-тысячные Силы для Косово (СДК) под руководством НАТО.

Следующим и последним участием в действиях на Балканах стало для НАТО проведение с 2001 по 2003 год одной за другой трех небольших, но неотложных операций в бывшей югославской Республике Македонии – «Эссеншиал харвест», «Эмбер фокс» и «Эллайд хармони» – для разоружения нерегулярных вооруженных формирований и сбора их оружия, защиты наблюдателей, направленных Европейским союзом (ЕС) и ОБСЕ, и, соответственно, укрепления безопасности. Эти операции сопровождались тесно скоординированными и решительными дипломатическими усилиями со стороны НАТО и ЕС, свидетельствующими о новом партнерстве, сформировавшемся благодаря совместной работе в Косово. В марте 2003 года на смену «Эллайд хармони» пришла операция ЕС «Конкордия», создав таким образом модель, согласно которой НАТО передает операции ЕС, когда обстановка на местах и международные условия благоприятствуют этому.

За десять лет, в течение которых НАТО постоянно вела действия на суше, в воздухе и на море, помогая сдерживать и прекращать конфликты на Балканах, Североатлантический союз стал зрелой структурой для кризисного регулирования, способной поддержать свое участие в операциях заметными политическими действиями. Он также мог работать вместе с другими международными организациями, заронив таким образом семена «комплексного подхода» к кризисному регулированию еще задолго до появления этой концепции почти десять лет спустя. Если кому-то не было до конца понятно, что характер НАТО складывается из двух составляющих – военной и политической, – то действия Североатлантического союза на Балканах устранили это недопонимание.

С первых дней действий НАТО на Балканах операции и миссии стали наиболее ярким аспектом преобразованного Североатлантического союза. В течение последних двух десятилетий НАТО неоднократно демонстрировала свою уникальную способность спланировать и приступить в сжатые сроки к проведению (иногда на стратегическом удалении от Европы и зачастую в течение длительных периодов времени) многонациональных операций различного масштаба и сложности. Это были и объединенные действия, и операции СВ, ВВС и ВМС, для проведения которых требовались различные навыки, а также силы и средства.

Были проведены практически все виды операций, охватывающие широкий диапазон: начиная с принуждения к миру в Боснии и Герцеговине и в Косово и заканчивая комплексной операцией по содействию безопасности в Афганистане, начиная с операций по обеспечению эмбарго на море у берегов СФРЮ и Ливии и заканчивая операциями по оказанию гуманитарной помощи и помощи при бедствиях в Албании и Пакистане.

Некоторые операции проводились в относительно благоприятной обстановке, другие – во враждебной. Всем им были присущи следующие характеристики: жесткий политический контроль, строгое соблюдение мандата, задачи и правила применения силы, а также общее стремление защитить жизни людей и не допустить жертв среди гражданского населения.

Североатлантический союз также продемонстрировал свою готовность и способность к совместной работе с другими международными организациями, такими как ООН, ЗЕС, ЕС, ОБСЕ и АС; умение принимать обязанности от одних и передавать другим обязанности по проведению операций (например, ИФОР от ЮНПРОФОР, от СФОР – ЕСФОР в Боснии); возможность действовать параллельно с коалиционными силами (например, «Провайд промис» в Боснии и «Индьюринг фридом» в Афганистане) под руководством стран НАТО.

В проведении многих операций участвовали все государства-члены, например, ИФОР, СФОР, СДК и ИСАФ (МССБ). Некоторые операции осуществлялись с привлечением стран НАТО, а также различных стран мира, не входящих в НАТО. Благодаря участию в операциях и миссиях вооруженных сил новых членов НАТО и многих стран-партнеров расширение и партнерские отношения НАТО стали заметными и ощутимыми.

© NATO

Часто обстоятельства на местах заставляли НАТО использовать новейшие механизмы проведения операций, например, Многонациональные специализированные подразделения, в состав которых входят французские жандармы, итальянские карабинеры и аналогичные полицейские силы в СФОР и СДК для оказания тыловой поддержки местным и международным силам полиции в подавлении массовых беспорядков, а также гражданско-военные Группы восстановления провинций (ГВП) в Афганистане, призванные усиливать синергию между действиями ИСАФ и оказанием помощи в развитии страны.

Афганский стержень и расширение действий НАТО в Азии

Еще большие изменения и в более крупном масштабе произошли в связи с углублением участия НАТО в Афганистане после того, как в августе 2003 года НАТО приняла на себя командование Международными силами содействия безопасности (ИСАФ/МССБ), которые были созданы за два с половиной года до этого в рамках Боннских соглашений, достигнутых в декабре 2001 года. С тех пор решительный настрой коалиции ИСАФ, состоящей из 50-ти государств, столкнулся с суровостью условий в Афганистане, пережитками трех десятилетий междоусобных войн и сопротивлением талибских повстанцев. НАТО пришлось выполнять неимоверно сложную задачу по руководству одной из самых крупных и продолжительных международных операций со времен Второй мировой войны и обеспечению на удаленном и жестком театре группировки, численность которой увеличилась с 5 тысяч военнослужащих, находившихся в гарнизоне в Кабуле, до 140 тысяч, развернутых на всей территории страны, а также разработке всеобъемлющей и убедительной военно-политической стратегии в качестве основы для столь далеко идущих и сложных действий.

Решимость и способность НАТО выполнить свою задачу в Афганистане до конца неоднократно подвергались сомнению. Однако, несмотря на продолжающиеся трудности в связи с этим сложным и, казалось бы, неблагодарным обязательством, ряд фактов говорят сами за себя: НАТО выполнила свое обязательство, взятое в 2002 году, по «созданию сил, способных быстро выдвигаться, где бы они ни понадобились»; продемонстрировала непоколебимую целеустремленность, присущую постоянной, основанной на договоре союзнической организации в отличие от преходящей специально создаваемой коалиции, и привлекательность операций под руководством НАТО для многих стран мира, не входящих в НАТО – в настоящий момент 22 страны выделили воинские контингенты в состав ИСАФ – и полагающихся на НАТО как на институциональные рамки для придания более оперативного характера их приверженности делу укрепления международного мира и безопасности. Таким образом, участие НАТО помогло создать условия для двух стратегических подвижек, устранивших основные предпосылки, существовавшие до 2001 года: необратимую трансформацию Афганистана вслед за его опытом существования в условиях большей стабильности и безвозвратное ослабление центрального элемента Аль-Каиды.

Помимо операции в Афганистане в течение последнего десятилетия Североатлантический союз также провел в 2005 году, впервые в своей истории, две операции по оказанию помощи при бедствиях – вслед за ураганом «Катрина» в США и после крупного землетрясения в Пакистане, применив каждый раз быстро развертываемые подразделения НРФ. Начиная с операции «Эллайд провайдер», проводившейся в 2008 году, НАТО также вносила вклад в международные усилия по борьбе с пиратством на море и защите торгового, а также гуманитарного судоходства в западном районе Индийского океана наряду с многонациональными силами ВМС под руководством США, ЕС и такими странами, как Китай, Индия, Япония и Россия. Помимо традиционных операций НАТО также осуществляла важные миссии по учебной подготовке и инструктажу, призванные развивать потенциал местных сил безопасности, в Ираке – с 2004 по 2011 год, а в Афганистане – начиная с 2009 года. Эти различные операции часто сопровождались расширенным политическим диалогом и развитием особых партнерских отношений; для них также были полезны получившие одобрение опыт и знания НАТО по реформе в сфере безопасности.

© ISAF

Однако не обошлось и без недостатков при планировании и проведении операций НАТО и странами НАТО. К их числу относятся систематическая нехватка требуемых сил и средств (например, вертолетов в Афганистане; фрегатов и патрульных самолетов базовой авиации в Индийском океане); недостаточное внимание, уделяемое предоставлению невоенных кадров и средств, например, советников по вопросам развития в гражданской сфере и экспертов по правовым вопросам для поддержания работы по стабилизации и восстановлению; наложение странами ограничительных условий (оговорок) при развертывании и применении национальных воинских контингентов командующими (командирами) НАТО; несогласованные графики замены состава странами, направившими воинские контингенты, что нарушает ритм ведения действий; чрезмерная зависимость от специальных договоренностей о командовании и управлении, которые отходят и, в конечном итоге, подрывают согласованные концепции и структуры управления НАТО. С точки зрения эффективности отдельных операций и миссий НАТО было бы также полезно, если бы государства-члены более глобально и политически подошли к вопросу общего управления и обеспечения ресурсами.

Новый африканский горизонт НАТО

Первые операции НАТО в Африке в период с 2005 по 2007 годы стали результатом инициативы Африканского союза (АС), обратившегося за помощью в организации воздушных перебросок для Миссии АС в Судане (АМИС). За оказанием поддержки АМИС последовало содействие в организации воздушных перебросок и морских перевозок Миссии АС в Сомали. Помимо этого НАТО стала помогать укреплению потенциала АС по планированию и проведению его собственных миротворческих операций и создавать Африканские резервные силы.

Действия НАТО в Ливии с марта по сентябрь прошлого года, направленные на защиту гражданского населения и заселенных районов, а также обеспечение соблюдения зоны, запретной для полетов и эмбарго на море, вновь продемонстрировали способность НАТО оперативно действовать и привлекать к операциям партнеров. На сей раз речь шла о четырех странах – Иордании, Катаре, Объединенных Арабских Эмиратах и Швеции, – принявших участие в авиационной кампании.

Обращаясь к 2020 году, перспектива замедления темпа операций, но в то же время необходимость в сохранении готовности к действиям в любой момент заставят НАТО вновь проанализировать, а в некоторых случаях и пересмотреть замысел ее действий, двигаясь в следующем направлении: обеспечение новых, заметных форм присутствия, в том числе за счет большей роли НРФ как постоянной, высоко эффективной и развертываемой группировки, а также более регулярного проведения учений НАТО; больший упор на ВМС и узлы обмена информацией на берегу для содействия в обеспечении безопасности на море и преодолении новых вызовов на море и в связи с деятельностью на море; решительные усилия по использованию новой структуры органов управления НАТО для управления операциями в качестве альтернативы различным специальным договоренностям; более целенаправленные усилия по расширению числа инструкторов, которых можно привлекать к проведению миссий НАТО по учебной подготовке местных сил безопасности; большая опора на военное сотрудничество с партнерами в целях усиления их потенциального вклада в будущие операции и миссии НАТО и оказания содействия в укреплении местного потенциала; более систематическое налаживание связей между центрами передового опыта НАТО и странами-партнерами для того, чтобы вместе создавать совместимые и слаженные силы и средства. Эти реформы должны стать гарантией того, что уроки, усвоенные за два десятилетия проведения операций, будут отражены в меняющемся оперативном потенциале НАТО. В то же время необходимо позаботиться о том, чтобы переходный процесс в Афганистане и постепенное возвращение контингентов стран НАТО и стран-партнеров в места постоянной дислокации не ослабили навыки ведения совместной работы, а иногда – ведения совместных боевых действий, составляющих суть способности НАТО к реагированию и ее эффективности, которые получили признание.

© NATO

С помощью своих многочисленных операций и миссий НАТО добилась определенных успехов. События в Ливии вновь продемонстрировали ее способность действовать, причем оперативно и успешно, вместе с другими странами в сложных и беспрецедентных условиях. Когда на встрече в Чикаго участники Североатлантического союза задумаются о будущем направлении своего преобразования к 2020 году, а также о последующих шагах в Афганистане и других точках, они смогут опереться на свой солидный и впечатляющий опыт ведения операций и способствовать его развитию в дальнейшем.

Операции и миссии НАТО, 1991 - 2012

A. Операции по сдерживанию и обороне

  1. «Сазерн гард»
  2. «Эйс гард»
  3. «Энкор гард»
  4. «Эджайл джини»
  5. «Игл ассист»
  6. «Эктив индевор»
  7. «Детерминд детеренс»
  8. «Кресент гард»

B. Операции кризисного регулирования и реагирования на кризис

  1. «Мэритайм монитор»
  2. «Скай монитор»
  3. «Мэритайм гард»
  4. «Денай флайт»
  5. «Шарп гард»
  6. «Делиберит форс»
  7. ИФОР
  8. СФОР
  9. «Игл ай»
  10. Силы эвакуации НАТО
  11. «Эллайд форс»
  12. «Эллайд харбор»(АФОР)
  13. СДК (КФОР)
  14. «Эссеншиал харвест»
  15. «Эмбер фокс»
  16. «Эллайд хармони»
  17. ИСАФ (МССБ)
  18. Миссия учебной подготовки НАТО в Ираке (НТМ-И)
  19. Операция помощи при бедствии – ураган «Катрина» (США)
  20. Операция помощи при бедствии – землетрясение в Пакистане
  21. Поддержка НАТО в организации воздушных перебросок для АМИС (Судан)
  22. Поддержка НАТО в организации воздушных перебросок и морских перевозок для АМИСОМ (Сомали)
  23. «Эллайд провайдер»
  24. «Эллайд протектор»
  25. «Оушен шилд»
  26. Миссия учебной подготовки НАТО в Афганистане
  27. «Юнифайд протектор»

Впервые на сайте?
Об авторе

Диего Руис Палмер, начальник отдела стратегического анализа потенциала в Управлении новых вызовов безопасности НАТО. С 2004 по 2010 год –начальник секции планирования Управления по операциям НАТО.

цитаты
Барак Обама
сенатор США, 2006 г.
Бюллетень
Убедитесь, что не пропустили
«Если мы не готовы заплатить цену за свои ценности, если мы не готовы пойти на жертвы ради того, чтобы
реализовать их, тогда мы должны спросить себя, верим ли мы в них по-настоящему».
О Вестнике НАТО
Go to
NATO A to Z
NATO Multimedia Library
NATO Channel
Поделиться  
Facebook
Facebook
Twitter
Twitter
Delicious
Delicious
Google Buzz
Google Buzz
diggIt
Digg It
RSS
RSS
You Tube
You Tube