ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

Политические перемены: что могут и что не могут сделать социальные СМИ

Get the Flash Player to see this player.

Легче ли осуществить политические изменения с помощью социальных СМИ? Правда ли, что они уже привели к политическим переменам? Здесь представлены мнения экспертов о том, каким образом социальные СМИ изменили ситуацию, а также говорится о пределах их возможностей.

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

Политические перемены: что могут и что не могут

сделать социальные СМИ.

Наблюдая за восстанием народов в Северной Африке,

различные издания – Time, HuffPost

и даже New York Times, –

задавались вопросом, можно ли

назвать эти события революцией Фэйсбука?

Даже если бы эти революции и могли произойти без

социальных СМИ,

темп событий

был бы совсем иным.

Я думаю, что социальные СМИ

были очень важны.

Социальные СМИ предоставляют безопасную платформу.

О вас ничего не должны знать

в Твиттере или на Фэйсбуке.

Когда случается кризис,

люди пытаются найти информацию,

где бы то ни было.

Если у них есть доступ к Интернету,

они обратятся к Фэйсбуку.

Один из любимчиков

этого движения – Фэйсбук –

был создан

на Восточном побережье Америки.

Но только когда он добрался до

Западного берега, до Калифорнии,

начался его бурный рост.

Какой видится Калифорнии

роль социальных СМИ

в осуществлении перемен?

Как правило, у революций есть лидеры,

есть группа людей,

которые вершат революцию

и побуждают к ней.

Но сейчас мы наблюдаем революции,

у которых этого нет.

Мы видим, как происходят демократические перемены,

по крайней мере, мы надеемся, что они демократические.

Они пользуются очень широкой поддержкой,

но у них нет лидеров.

Итак, каким образом социальные СМИ

помогают осуществлять эти перемены?

На самом деле, социальные СМИ

внезапно пролили свет на

огромное благосостояние верхушки.

И также на то, что возможно в других странах.

Людям позволяют самовыражаться,

потом они находят других людей,

с которыми могут никогда не столкнуться в своей

повседневной жизни,

но которые испытывают те же чувства.

Происходит очень мощный процесс.

Наступает момент,

когда внезапно все закипает,

и люди обнаруживают,

что они не одни.

Это как стремительный лесной пожар,

когда дует сильный ветер:

он заставляет людей соприкоснуться,

и вдруг они понимают,

что многие чувствуют так же, как и они,

и что можно что-нибудь

сделать в этой связи.

Почему так быстро стали

пользоваться социальными СМИ?

Хорошо то, что они бесплатны или

стоят очень мало.

Фэйсбук и Твиттер бесплатные.

Можно открыть вебсайт Ning –

это еще один вебсайт

социальных СМИ.

Люди могут сорганизоваться

практически бесплатно,

могут обмениваться информацией практически бесплатно,

благодаря этому

они могут очень оперативно

обмениваться идеями, собираться,

призывать к переменам.

А раньше сделать это

было бы очень сложно.

Но это лишь одна сторона дела.

В какой мере социальные СМИ

могут приписать себе заслуги в

недавних политических изменениях в Северной Африке?

Социальные СМИ не сводятся к

отправке 144 знаков по Твиттеру

или обновлению ваших сообщений

на Фэйсбуке. Это полезно,

но в Египте, Тунисе и Ливии

обмен видеозаписями и информацией

идет прежде всего через SMS.

Не через Твиттер.

Как возникло выражение «революция Фэйсбука»?

Многое в этих восстаниях сложно понять.

Люди пытаются найти какое-нибудь объяснение.

Как это произошло?

Я думаю, они решили присоединиться к победившей стороне,

ухватиться за модную игрушку,

с которой все играют.

Я не пытаюсь умалить роль

социальных СМИ.

Пытаясь найти объяснение,

люди решили, что

все свершилось благодаря

этим новым средствам общения. Полагаю, это не так.

Мы наблюдаем за Твиттером

и отдаем ему должное,

но ведется намного более широкое общение.

Мне кажется, что те, кто называют это

революцией Твиттера или Фэйсбука,

неправы и несправедливы в отношении тех

людей,

которые вышли на улицы,

рисковали своей жизнью и даже погибали

во имя этих революций.

На местах, в Северной Африке, факты

свидетельствуют о том, что

возможности социальных СМИ ограничены.

В Египте число протестов больше всего возросло

после того, как правительство

отключило Интернет.

Я думаю, что идея рождается в социальных СМИ.

Они приобщают людей.

Но затем

протест начинает жить самостоятельной жизнью.

Египетское правительство

закрыло и отключило все, что могло.

Начиная с Интернета и заканчивая

железнодорожной системой.

Оно пыталось таким образом парализовать

это движение, но не вышло.

У этих революционных движений

появляется своего рода динамика:

когда они запущены, действия правительства уже

бесполезны.

Политические перемены: что могут и что не могут

сделать социальные СМИ.

Наблюдая за восстанием народов в Северной Африке,

различные издания – Time, HuffPost

и даже New York Times, –

задавались вопросом, можно ли

назвать эти события революцией Фэйсбука?

Даже если бы эти революции и могли произойти без

социальных СМИ,

темп событий

был бы совсем иным.

Я думаю, что социальные СМИ

были очень важны.

Социальные СМИ предоставляют безопасную платформу.

О вас ничего не должны знать

в Твиттере или на Фэйсбуке.

Когда случается кризис,

люди пытаются найти информацию,

где бы то ни было.

Если у них есть доступ к Интернету,

они обратятся к Фэйсбуку.

Один из любимчиков

этого движения – Фэйсбук –

был создан

на Восточном побережье Америки.

Но только когда он добрался до

Западного берега, до Калифорнии,

начался его бурный рост.

Какой видится Калифорнии

роль социальных СМИ

в осуществлении перемен?

Как правило, у революций есть лидеры,

есть группа людей,

которые вершат революцию

и побуждают к ней.

Но сейчас мы наблюдаем революции,

у которых этого нет.

Мы видим, как происходят демократические перемены,

по крайней мере, мы надеемся, что они демократические.

Они пользуются очень широкой поддержкой,

но у них нет лидеров.

Итак, каким образом социальные СМИ

помогают осуществлять эти перемены?

На самом деле, социальные СМИ

внезапно пролили свет на

огромное благосостояние верхушки.

И также на то, что возможно в других странах.

Людям позволяют самовыражаться,

потом они находят других людей,

с которыми могут никогда не столкнуться в своей

повседневной жизни,

но которые испытывают те же чувства.

Происходит очень мощный процесс.

Наступает момент,

когда внезапно все закипает,

и люди обнаруживают,

что они не одни.

Это как стремительный лесной пожар,

когда дует сильный ветер:

он заставляет людей соприкоснуться,

и вдруг они понимают,

что многие чувствуют так же, как и они,

и что можно что-нибудь

сделать в этой связи.

Почему так быстро стали

пользоваться социальными СМИ?

Хорошо то, что они бесплатны или

стоят очень мало.

Фэйсбук и Твиттер бесплатные.

Можно открыть вебсайт Ning –

это еще один вебсайт

социальных СМИ.

Люди могут сорганизоваться

практически бесплатно,

могут обмениваться информацией практически бесплатно,

благодаря этому

они могут очень оперативно

обмениваться идеями, собираться,

призывать к переменам.

А раньше сделать это

было бы очень сложно.

Но это лишь одна сторона дела.

В какой мере социальные СМИ

могут приписать себе заслуги в

недавних политических изменениях в Северной Африке?

Социальные СМИ не сводятся к

отправке 144 знаков по Твиттеру

или обновлению ваших сообщений

на Фэйсбуке. Это полезно,

но в Египте, Тунисе и Ливии

обмен видеозаписями и информацией

идет прежде всего через SMS.

Не через Твиттер.

Как возникло выражение «революция Фэйсбука»?

Многое в этих восстаниях сложно понять.

Люди пытаются найти какое-нибудь объяснение.

Как это произошло?

Я думаю, они решили присоединиться к победившей стороне,

ухватиться за модную игрушку,

с которой все играют.

Я не пытаюсь умалить роль

социальных СМИ.

Пытаясь найти объяснение,

люди решили, что

все свершилось благодаря

этим новым средствам общения. Полагаю, это не так.

Мы наблюдаем за Твиттером

и отдаем ему должное,

но ведется намного более широкое общение.

Мне кажется, что те, кто называют это

революцией Твиттера или Фэйсбука,

неправы и несправедливы в отношении тех

людей,

которые вышли на улицы,

рисковали своей жизнью и даже погибали

во имя этих революций.

На местах, в Северной Африке, факты

свидетельствуют о том, что

возможности социальных СМИ ограничены.

В Египте число протестов больше всего возросло

после того, как правительство

отключило Интернет.

Я думаю, что идея рождается в социальных СМИ.

Они приобщают людей.

Но затем

протест начинает жить самостоятельной жизнью.

Египетское правительство

закрыло и отключило все, что могло.

Начиная с Интернета и заканчивая

железнодорожной системой.

Оно пыталось таким образом парализовать

это движение, но не вышло.

У этих революционных движений

появляется своего рода динамика:

когда они запущены, действия правительства уже

бесполезны.

Подробнее:новые СМИ
Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink