ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

Могут ли социальные СМИ навредить демократии?

Get the Flash Player to see this player.

Много говорилось о роли социальных СМИ в распространении демократии. Какую опасность могут таить в себе социальные СМИ, оказавшись в руках тех, кто выступает против большей свободы? Могут ли они быть более эффективными в борьбе с демократией, чем на службе у нее?

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

Могут ли социальные СМИ

навредить демократии?

Избирательная кампания

Президента Обамы в 2008 году

была воспринята как триумф

социальных СМИ на службе демократии.

На странице кандидата Обамы на «Фэйсбуке»

было 2 миллиона друзей.

Кампания Обамы в 2008 году

стала классическим примером того,

как использовать социальные СМИ

в политических целях.

Канал Обамы на YouTube

привлек более 18 миллионов посетителей.

В кампании Обамы мы видели,

например,

что если вы можете мобилизовать

много-много людей, которые дадут небольшую сумму денег,

вам удастся очень быстро

набрать очень большую сумму денег.

Но могут ли социальные СМИ

быть столь же мощным орудием

против свободы и демократии?

Сейчас все узнают для себя

много нового.

Конечно, социальные СМИ

можно использовать

в борьбе за демократию,

но в то же время такие режимы,

как в Китае,

следят за содержанием СМИ и могут

использовать их в репрессивных целях тоже.

Были ли уже случаи, когда

правительства использовали

социальные СМИ, чтобы помешать большей свободе?

Правительствам надо будет выбирать:

как задушить подобные революции,

подобные изменения?

И один из способов –

навязывать все большее число инструментов

для потока информации в Интернете:

например, убирать контент,

взимать плату за него,

чтобы он был не по карману,

воздвигать заслоны сетевой защиты

и в конечном итоге

погубить распространение информации

ради какой-то

краткосрочной безопасности.

Я думаю, что правительства

в таких странах, как Бирма, Китай,

Зимбабве

очень серьезно думают о том,

чтобы попытаться контролировать эти СМИ.

Что могут сделать правительства,

чтобы помешать более свободному

распространению информации социальными СМИ?

С одной стороны, можно установить личность

протестующих, которые пользуются социальными СМИ.

Мы видели, как это произошло в Иране,

где власти просматривали

кадры на YouTube,

но я думаю, что когда наступает критическая

точка кипения,

автократический режим обычно

не отдает себе отчет

в том, что говорится.

В Иране раздавались обвинения в адрес

Западных фирм, предоставлявших технологию

для ведения наблюдения внутри пакетов данных и информации.

То есть,

глубоко внутри потока данных,

для перехвата поступающей информации.

Например, если вы напечатаете

SMS «Давай встретимся на акции протеста!»,

его перехватят и либо

уничтожат, либо изменят,

чтобы было указано иное место.

Так что технология есть.

Могут ли быть удачными попытки

заблокировать поток информации?

Я думаю, что мы стали свидетелями

исторических политических перемен в мире,

и назад дороги нет.

Это заставит правительства быть

более восприимчивыми или

идти на большие технологические репрессии.

Можно привести пример Китая, где

Интернет используется как средство

общения и в то же время средство, препятствующее общению.

Нужно взглянуть на

оборотную сторону медали.

Во сколько обойдется попытка

фильтровать всю эту информацию?

Гигабайты информации ежедневно.

Я видел калькуляции, согласно которым

для этого понадобится штат

из десятков тысяч государственных работников.

Как долго может функционировать подобный аппарат?

Когда информация становится бесплатной,

ее сложнее сохранить в тайне.

Мы убедились в этом на примере Викиликс

в США.

Достаточно, чтобы один человек

вынес информацию

из защищенной среды,

чтобы она распространилась по Интернету.

Так что перед правительствами

встанет серьезный выбор.

Пытаться ли им и дальше

хранить информацию в тайне,

а значит, увеличить

стоимость доступа общественности к информации,

или решить, что информация

не принесет людям вреда.

И, наконец, являются ли

социальные СМИ самой большой

Интернет-угрозой для правительств?

По причине уязвимости программного обеспечения

существует защита от вирусов.

В связи с уязвимостью услуг

создается, например, командование

кибернетической обороны или нечто аналогичное.

Мы говорим о «хактивизме»

как о негосударственных структурах.

Мы говорим обо всем этом,

но для них речь идет о

распространении

единиц и нулей.

В конечном итоге,

если перерезать трансатлантические кабели,

физически уничтожить кибернетические фермы,

это возымеет такое же воздействие, что и

атаки с помощью компьютерных программ.

А кабелей не так много.

Могут ли социальные СМИ

навредить демократии?

Избирательная кампания

Президента Обамы в 2008 году

была воспринята как триумф

социальных СМИ на службе демократии.

На странице кандидата Обамы на «Фэйсбуке»

было 2 миллиона друзей.

Кампания Обамы в 2008 году

стала классическим примером того,

как использовать социальные СМИ

в политических целях.

Канал Обамы на YouTube

привлек более 18 миллионов посетителей.

В кампании Обамы мы видели,

например,

что если вы можете мобилизовать

много-много людей, которые дадут небольшую сумму денег,

вам удастся очень быстро

набрать очень большую сумму денег.

Но могут ли социальные СМИ

быть столь же мощным орудием

против свободы и демократии?

Сейчас все узнают для себя

много нового.

Конечно, социальные СМИ

можно использовать

в борьбе за демократию,

но в то же время такие режимы,

как в Китае,

следят за содержанием СМИ и могут

использовать их в репрессивных целях тоже.

Были ли уже случаи, когда

правительства использовали

социальные СМИ, чтобы помешать большей свободе?

Правительствам надо будет выбирать:

как задушить подобные революции,

подобные изменения?

И один из способов –

навязывать все большее число инструментов

для потока информации в Интернете:

например, убирать контент,

взимать плату за него,

чтобы он был не по карману,

воздвигать заслоны сетевой защиты

и в конечном итоге

погубить распространение информации

ради какой-то

краткосрочной безопасности.

Я думаю, что правительства

в таких странах, как Бирма, Китай,

Зимбабве

очень серьезно думают о том,

чтобы попытаться контролировать эти СМИ.

Что могут сделать правительства,

чтобы помешать более свободному

распространению информации социальными СМИ?

С одной стороны, можно установить личность

протестующих, которые пользуются социальными СМИ.

Мы видели, как это произошло в Иране,

где власти просматривали

кадры на YouTube,

но я думаю, что когда наступает критическая

точка кипения,

автократический режим обычно

не отдает себе отчет

в том, что говорится.

В Иране раздавались обвинения в адрес

Западных фирм, предоставлявших технологию

для ведения наблюдения внутри пакетов данных и информации.

То есть,

глубоко внутри потока данных,

для перехвата поступающей информации.

Например, если вы напечатаете

SMS «Давай встретимся на акции протеста!»,

его перехватят и либо

уничтожат, либо изменят,

чтобы было указано иное место.

Так что технология есть.

Могут ли быть удачными попытки

заблокировать поток информации?

Я думаю, что мы стали свидетелями

исторических политических перемен в мире,

и назад дороги нет.

Это заставит правительства быть

более восприимчивыми или

идти на большие технологические репрессии.

Можно привести пример Китая, где

Интернет используется как средство

общения и в то же время средство, препятствующее общению.

Нужно взглянуть на

оборотную сторону медали.

Во сколько обойдется попытка

фильтровать всю эту информацию?

Гигабайты информации ежедневно.

Я видел калькуляции, согласно которым

для этого понадобится штат

из десятков тысяч государственных работников.

Как долго может функционировать подобный аппарат?

Когда информация становится бесплатной,

ее сложнее сохранить в тайне.

Мы убедились в этом на примере Викиликс

в США.

Достаточно, чтобы один человек

вынес информацию

из защищенной среды,

чтобы она распространилась по Интернету.

Так что перед правительствами

встанет серьезный выбор.

Пытаться ли им и дальше

хранить информацию в тайне,

а значит, увеличить

стоимость доступа общественности к информации,

или решить, что информация

не принесет людям вреда.

И, наконец, являются ли

социальные СМИ самой большой

Интернет-угрозой для правительств?

По причине уязвимости программного обеспечения

существует защита от вирусов.

В связи с уязвимостью услуг

создается, например, командование

кибернетической обороны или нечто аналогичное.

Мы говорим о «хактивизме»

как о негосударственных структурах.

Мы говорим обо всем этом,

но для них речь идет о

распространении

единиц и нулей.

В конечном итоге,

если перерезать трансатлантические кабели,

физически уничтожить кибернетические фермы,

это возымеет такое же воздействие, что и

атаки с помощью компьютерных программ.

А кабелей не так много.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink