ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

НАТО и ее партнеры: отношения меняются?

Get the Flash Player to see this player.

НАТО меняет свою работу с партнерами. Помощник генерального секретаря по политическим вопросам и политике безопасности посол Дирк Бренгельманн объясняет, что означают эти изменения для обеих сторон.

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

НАТО и ее партнеры: отношения меняются?

Наша политика партнерства существует уже давно.

Это заседание одновременно означает завершение одного этапа и начало другого:

Совет евроатлантического партнерства.

Произошли изменения в самой организации.

Взгляните лишь на созданное недавно управление по новым вызовам безопасности.

На встрече в верхах в Лиссабоне была принята новая Стратегическая концепция.

Что изменилось и почему?

Мы посчитали, что надо по-новому взглянуть на наши партнерские отношения.

Поэтому мы выработали новую политику партнерства,

которая дает нам возможность действовать более гибко с партнерами,

иногда в связи с каким-то конкретным вопросом.

И это возможно в существующих рамках партнерства,

не лишаясь этих отношений.

Что произошло с существовавшими в прошлом партнерскими структурами?

По-прежнему будут проводиться заседания СЕАП...

Совет евроатлантического партнерства,

насчитывающий 50 членов: 28 стран НАТО и 22 страны-партнера. Создан в 1997 году.

Средиземноморского диалога...

Средиземноморский диалог: 7 стран-партнеров из Средиземноморского региона,

от Мавритании до Израиля.

Создан в 1994 году.

И СИС.

СИС – Стамбульская инициатива о сотрудничестве,

четыре страны-участницы из Ближнего Востока: Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ.

Создана в 2004 году.

Мы должны сделать так, чтобы на этих заседаниях

всегда обсуждались актуальные вопросы,

что сделает эти заседания важными для нас и для наших партнеров.

Оглядываясь назад, можно сказать, что одновременно шла работа по трем направлениям.

Подготовка документа о новой политике партнерства…

Затем мы открыли свой набор инструментов.

У существующих структур партнерства свои отдельные наборы инструментов

или перечни мероприятий,

теперь они были объединены и в принципе открыты для всех.

Это означает больше работы для нас,

поскольку в контексте индивидуального диалога с партнерами нам надо удостовериться в том,

чтобы предлагаемое нами соответствовало их потребностям и устремлениям.

Так что нет одного варианта на все случаи жизни.

Это означает намного бόльший индивидуальный диалог с партнерами, и я думаю, это хорошо.

Можно ли с помощью партнерских отношений решать глобальные проблемы?

Мы осознали, что по многим вопросам нам надо наладить определенные связи

с глобальными партнерами или иными заинтересованными партнерами.

Делается, например, упор, на установлении связей с Китаем и Индией.

Нам нужен диалог с этими двумя странами.

Возьмем такой вопрос, как ситуация у берегов Сомали:

все мы, не только Китай и Индия,

намного больше стран, буквально сидим в одной лодке.

Значит, нам надо делать все возможное для расширения контактов со странами по вопросам,

для которых не существует границ. Мы, например, думаем о встречах,

посвященных тематике кибернетической безопасности или безопасности на море.

НАТО лишь недавно приняла новую стратегию безопасности на море.

Кто принимает решения о членстве новых партнеров?

Решения об участии в формате 28 + N

принимает Североатлантический совет.

Но не забывайте, что страны-партнеры тоже играют здесь определенную роль.

Они могут проявлять интерес, обозначать, какой вклад или стратегический интерес

они предложат участникам подобных дискуссий,

и, как вы догадываетесь, обсуждение морской безопасности

затрагивает одни страны больше, чем другие.

Так что, исходя из собственных интересов,

одни будут участвовать в этом процессе, а другие – нет.

Все не будут интересоваться всем,

но каждый будет заинтересован в чем-то.

Так что я не думаю, что кто-то будет чувствовать себя

совершенно исключенным в связи с этой новой гибкостью.

Сколько будут стоить эти изменения?

Они будут реализованы в рамках существующих бюджетов.

В этом отношении мы обязательно сделаем так, чтобы

они были выгодными в плане эффективности затрат.

Они не будут стоить дороже.

Но это заставит нас проделать ту же работу, что и военные,

и взглянуть на то, как мы расходуем средства в настоящий момент

на различные партнерские отношения.

А если мы хотим осуществить все задуманное с помощью имеющихся в наличии ресурсов,

нам нужно поступать разумно

и правильно расставлять приоритеты при планировании бюджета.

Как будет осуществляться адаптация новых структур?

Как мне представляется, все мы согласны в том,

что мы будем учиться в процессе работы,

так что со временем мы будем обобщать опыт.

Я не думаю,

что потребуется обязательно составлять новые документы, но может быть понадобится

адаптировать мышление организации,

выдвинуть новые идеи

или на каких-то вопросах сосредоточиться больше, а на каких-то меньше.

Но подобная необходимость

может возникнуть лишь через несколько месяцев.

НАТО и ее партнеры: отношения меняются?

Наша политика партнерства существует уже давно.

Это заседание одновременно означает завершение одного этапа и начало другого:

Совет евроатлантического партнерства.

Произошли изменения в самой организации.

Взгляните лишь на созданное недавно управление по новым вызовам безопасности.

На встрече в верхах в Лиссабоне была принята новая Стратегическая концепция.

Что изменилось и почему?

Мы посчитали, что надо по-новому взглянуть на наши партнерские отношения.

Поэтому мы выработали новую политику партнерства,

которая дает нам возможность действовать более гибко с партнерами,

иногда в связи с каким-то конкретным вопросом.

И это возможно в существующих рамках партнерства,

не лишаясь этих отношений.

Что произошло с существовавшими в прошлом партнерскими структурами?

По-прежнему будут проводиться заседания СЕАП...

Совет евроатлантического партнерства,

насчитывающий 50 членов: 28 стран НАТО и 22 страны-партнера. Создан в 1997 году.

Средиземноморского диалога...

Средиземноморский диалог: 7 стран-партнеров из Средиземноморского региона,

от Мавритании до Израиля.

Создан в 1994 году.

И СИС.

СИС – Стамбульская инициатива о сотрудничестве,

четыре страны-участницы из Ближнего Востока: Бахрейн, Катар, Кувейт и ОАЭ.

Создана в 2004 году.

Мы должны сделать так, чтобы на этих заседаниях

всегда обсуждались актуальные вопросы,

что сделает эти заседания важными для нас и для наших партнеров.

Оглядываясь назад, можно сказать, что одновременно шла работа по трем направлениям.

Подготовка документа о новой политике партнерства…

Затем мы открыли свой набор инструментов.

У существующих структур партнерства свои отдельные наборы инструментов

или перечни мероприятий,

теперь они были объединены и в принципе открыты для всех.

Это означает больше работы для нас,

поскольку в контексте индивидуального диалога с партнерами нам надо удостовериться в том,

чтобы предлагаемое нами соответствовало их потребностям и устремлениям.

Так что нет одного варианта на все случаи жизни.

Это означает намного бόльший индивидуальный диалог с партнерами, и я думаю, это хорошо.

Можно ли с помощью партнерских отношений решать глобальные проблемы?

Мы осознали, что по многим вопросам нам надо наладить определенные связи

с глобальными партнерами или иными заинтересованными партнерами.

Делается, например, упор, на установлении связей с Китаем и Индией.

Нам нужен диалог с этими двумя странами.

Возьмем такой вопрос, как ситуация у берегов Сомали:

все мы, не только Китай и Индия,

намного больше стран, буквально сидим в одной лодке.

Значит, нам надо делать все возможное для расширения контактов со странами по вопросам,

для которых не существует границ. Мы, например, думаем о встречах,

посвященных тематике кибернетической безопасности или безопасности на море.

НАТО лишь недавно приняла новую стратегию безопасности на море.

Кто принимает решения о членстве новых партнеров?

Решения об участии в формате 28 + N

принимает Североатлантический совет.

Но не забывайте, что страны-партнеры тоже играют здесь определенную роль.

Они могут проявлять интерес, обозначать, какой вклад или стратегический интерес

они предложат участникам подобных дискуссий,

и, как вы догадываетесь, обсуждение морской безопасности

затрагивает одни страны больше, чем другие.

Так что, исходя из собственных интересов,

одни будут участвовать в этом процессе, а другие – нет.

Все не будут интересоваться всем,

но каждый будет заинтересован в чем-то.

Так что я не думаю, что кто-то будет чувствовать себя

совершенно исключенным в связи с этой новой гибкостью.

Сколько будут стоить эти изменения?

Они будут реализованы в рамках существующих бюджетов.

В этом отношении мы обязательно сделаем так, чтобы

они были выгодными в плане эффективности затрат.

Они не будут стоить дороже.

Но это заставит нас проделать ту же работу, что и военные,

и взглянуть на то, как мы расходуем средства в настоящий момент

на различные партнерские отношения.

А если мы хотим осуществить все задуманное с помощью имеющихся в наличии ресурсов,

нам нужно поступать разумно

и правильно расставлять приоритеты при планировании бюджета.

Как будет осуществляться адаптация новых структур?

Как мне представляется, все мы согласны в том,

что мы будем учиться в процессе работы,

так что со временем мы будем обобщать опыт.

Я не думаю,

что потребуется обязательно составлять новые документы, но может быть понадобится

адаптировать мышление организации,

выдвинуть новые идеи

или на каких-то вопросах сосредоточиться больше, а на каких-то меньше.

Но подобная необходимость

может возникнуть лишь через несколько месяцев.

Подробнее:партнерство
Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink