ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

НАТО и Швеция: старые партнеры – новые перспективы?

Get the Flash Player to see this player.

Немногие страны-партнеры НАТО стоят вместе с НАТО на передовой, как Швеция. От Боснии до Ливии Швеция постоянно участвовала в операциях под руководством НАТО. Что она думает об изменениях в новых структурах партнерства НАТО?

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

НАТО и Швеция:

старые партнеры – новые перспективы?

Нас интересуют различные аспекты.

Мы играем активную роль в международной политике обороны и безопасности.

У нас есть оборонная промышленность. Так что, разумеется, очень важно

добиться оперативной слаженности,

и с этой точки зрения НАТО – основная организация.

Это один из движущих факторов.

Вместе с тем НАТО является одной из ведущих организаций, занимающихся кризисным регулированием.

Так что от Боснии до КФОР (СДК) в Косово и теперь ИСАФ (МССБ).

Швеция традиционно принимает активное участие в операциях кризисного регулирования,

в частности, в контексте ЕС Швеция участвовала во всех миссиях

Европейской политики безопасность и обороны,

будь то гражданские или военные миссии.

Наше активное участие в выполнении международных обязательств,

порученных НАТО на основании резолюций Совета Безопасности ООН,

было вполне естественным.

Так что партнерство позволяет нам делать очень многое,

и поэтому сейчас мы думаем прежде всего о том,

что мы можем сделать, как далеко мы можем продвинуться

на пути активного сотрудничества с НАТО и, может быть, уделяя еще большее внимание

некоторым направлениям, оставаясь при этом активным партнером НАТО.

Вместе с тем глобальное партнерство свидетельствует о том,

что НАТО сосредоточена не только на самой себе, на статье 5

и на собственной обороне, но открывается для мира.

И в моей стране эта идея открытости и транспарентности приветствуется.

Как Швеция смотрит на изменения, происходящие в НАТО?

Надо отметить, что НАТО сделала очень большие шаги совсем недавно.

На мой взгляд, Стратегическая концепция рисует совершенно новый образ НАТО,

по-иному представляет НАТО, это новая НАТО.

Удивительно, как тесно НАТО вела консультации,

не только через государственного секретаря Олбрайт,

группы экспертов консультировались

не только со странами-партнерами, но и с гражданским обществом.

Широкий и глубокий процесс консультаций, который мы как государство,

не являющееся членом организации и как страна-партнер, всячески приветствовали.

Многие вопросы, которые мы как страна-партнер особо отметили в ходе этого процесса,

мы нашли затем в Стратегической концепции, ставшей результатом этого процесса.

Так что, думаю, многое из того, что мы слышали и видели

в правительстве, в парламенте, среди широкой общественности,

насколько им удалось следить за обсуждением, –

очень положительные идеи, озвученные НАТО.

В каких изменениях Швеция была больше всего заинтересована?

С учетом того, что политическая повестка дня расширяется

и надо преодолевать новые угрозы и вызовы,

для нас было важно попытаться укрепить политический диалог.

Так что нас больше всего беспокоил политический диалог,

дальнейшее укрепление нашей роли в качестве страны,

выделяющей воинские контингенты

для операций кризисного регулирования. Опять-таки, мы смотрим не только на военную сторону.

Мы считаем конкретным примером Афганистан и процесс перехода,

который очень тесно связан с гражданскими и военными вопросами.

Наша страна в своей работе придерживается комплексного подхода

и продвигает этот подход, в котором

гражданская деятельность тесно связана с политической и военной.

Сейчас работа с НАТО также строится в соответствии с данным подходом,

поэтому нам также захотелось участвовать в политических аспектах,

касающихся операций.

Что, с точки зрения Швеции, можно было бы улучшить?

Последним вопросом было улучшение отношений между НАТО и ЕС.

В принципе речь идет об улучшении отношений НАТО с национальными организациями.

Мы видим прогресс в сотрудничестве с ООН.

Мы по-прежнему ратуем за отношения ЕС и НАТО,

потому что важно,

чтобы у этих организаций были хорошие рабочие взаимоотношения.

Мы по-прежнему считаем, что необходим больший прогресс в политическом диалоге между ЕС и НАТО.

Сейчас, в контексте кризиса в Ливии,

было бы совершенно естественным для обеих организаций,

не только для руководства, но и для самих организаций

сесть и обсудить вместе происходящее на местах.

Чем мы можем помочь, не соревнуясь друг с другом,

а тесно сотрудничая, не дублируя друг друга.

Обе организации нужны. У ЕС есть инструменты,

которых у НАТО, разумеется, нет, в частности, обращаясь к долгосрочной перспективе,

к гражданской сфере, экономическому восстановлению и развитию, торговле.

Все инструменты, которые будут полезны, когда мы преодолеем этап кризиса,

но этим надо заниматься уже сегодня, чтобы наметить приоритеты.

Так что, с нашей точки зрения, это неразумно,

и мы сожалеем, что диалог не ведется.

Заинтересована ли Швеция в членстве в НАТО?

Мы не приняли решения о том, чтобы стать членом НАТО.

В настоящий момент

в стране нет консенсуса по вопросу о членстве в НАТО.

Так что пока этот вопрос не прорабатывается активно и не

обсуждается ни правительством, ни парламентом.

Зачем Швеции стремиться к чему-то большему, чем партнерство с НАТО?

Мы можем теперь быть активным партнером,

и я считаю, что, вероятно, страной-партнером быть даже интереснее,

чем одним из 29 государств в контексте НАТО.

Я часто слышу этот вопрос от шведской аудитории,

в том числе от депутатов шведского парламента, которые недавно приезжали с визитом

и спрашивали, как и Вы: «Зачем нам становиться членами?»

Мы и так можем многое делать: можем вести политический диалог,

вносить вклад в операции, мы участвуем в работе по оперативной совместимости,

которую ведут более ста экспертных групп в контексте НАТО.

Наблюдая за тем, как работает Североатлантический союз, я придерживаюсь такого мнения:

в конечном итоге, либо вы член организации

и участвуете в принятии решений на всех уровнях, либо нет.

Да, можно выбирать по чуть-чуть,

но когда речь заходит о серьезных решениях,

о сути сотрудничества между государствами-членами,

мы не сидим за столом переговоров, мы не представлены в Североатлантическом совете.

Вот где можно обсуждать вопросы

и подготовку к будущим вмешательствам.

Мы не оказывем влияния, не участвуем в формировании процесса.

Так что для меня всегда будет четкое различие,

являетесь ли вы членом организации или нет.

НАТО и Швеция:

старые партнеры – новые перспективы?

Нас интересуют различные аспекты.

Мы играем активную роль в международной политике обороны и безопасности.

У нас есть оборонная промышленность. Так что, разумеется, очень важно

добиться оперативной слаженности,

и с этой точки зрения НАТО – основная организация.

Это один из движущих факторов.

Вместе с тем НАТО является одной из ведущих организаций, занимающихся кризисным регулированием.

Так что от Боснии до КФОР (СДК) в Косово и теперь ИСАФ (МССБ).

Швеция традиционно принимает активное участие в операциях кризисного регулирования,

в частности, в контексте ЕС Швеция участвовала во всех миссиях

Европейской политики безопасность и обороны,

будь то гражданские или военные миссии.

Наше активное участие в выполнении международных обязательств,

порученных НАТО на основании резолюций Совета Безопасности ООН,

было вполне естественным.

Так что партнерство позволяет нам делать очень многое,

и поэтому сейчас мы думаем прежде всего о том,

что мы можем сделать, как далеко мы можем продвинуться

на пути активного сотрудничества с НАТО и, может быть, уделяя еще большее внимание

некоторым направлениям, оставаясь при этом активным партнером НАТО.

Вместе с тем глобальное партнерство свидетельствует о том,

что НАТО сосредоточена не только на самой себе, на статье 5

и на собственной обороне, но открывается для мира.

И в моей стране эта идея открытости и транспарентности приветствуется.

Как Швеция смотрит на изменения, происходящие в НАТО?

Надо отметить, что НАТО сделала очень большие шаги совсем недавно.

На мой взгляд, Стратегическая концепция рисует совершенно новый образ НАТО,

по-иному представляет НАТО, это новая НАТО.

Удивительно, как тесно НАТО вела консультации,

не только через государственного секретаря Олбрайт,

группы экспертов консультировались

не только со странами-партнерами, но и с гражданским обществом.

Широкий и глубокий процесс консультаций, который мы как государство,

не являющееся членом организации и как страна-партнер, всячески приветствовали.

Многие вопросы, которые мы как страна-партнер особо отметили в ходе этого процесса,

мы нашли затем в Стратегической концепции, ставшей результатом этого процесса.

Так что, думаю, многое из того, что мы слышали и видели

в правительстве, в парламенте, среди широкой общественности,

насколько им удалось следить за обсуждением, –

очень положительные идеи, озвученные НАТО.

В каких изменениях Швеция была больше всего заинтересована?

С учетом того, что политическая повестка дня расширяется

и надо преодолевать новые угрозы и вызовы,

для нас было важно попытаться укрепить политический диалог.

Так что нас больше всего беспокоил политический диалог,

дальнейшее укрепление нашей роли в качестве страны,

выделяющей воинские контингенты

для операций кризисного регулирования. Опять-таки, мы смотрим не только на военную сторону.

Мы считаем конкретным примером Афганистан и процесс перехода,

который очень тесно связан с гражданскими и военными вопросами.

Наша страна в своей работе придерживается комплексного подхода

и продвигает этот подход, в котором

гражданская деятельность тесно связана с политической и военной.

Сейчас работа с НАТО также строится в соответствии с данным подходом,

поэтому нам также захотелось участвовать в политических аспектах,

касающихся операций.

Что, с точки зрения Швеции, можно было бы улучшить?

Последним вопросом было улучшение отношений между НАТО и ЕС.

В принципе речь идет об улучшении отношений НАТО с национальными организациями.

Мы видим прогресс в сотрудничестве с ООН.

Мы по-прежнему ратуем за отношения ЕС и НАТО,

потому что важно,

чтобы у этих организаций были хорошие рабочие взаимоотношения.

Мы по-прежнему считаем, что необходим больший прогресс в политическом диалоге между ЕС и НАТО.

Сейчас, в контексте кризиса в Ливии,

было бы совершенно естественным для обеих организаций,

не только для руководства, но и для самих организаций

сесть и обсудить вместе происходящее на местах.

Чем мы можем помочь, не соревнуясь друг с другом,

а тесно сотрудничая, не дублируя друг друга.

Обе организации нужны. У ЕС есть инструменты,

которых у НАТО, разумеется, нет, в частности, обращаясь к долгосрочной перспективе,

к гражданской сфере, экономическому восстановлению и развитию, торговле.

Все инструменты, которые будут полезны, когда мы преодолеем этап кризиса,

но этим надо заниматься уже сегодня, чтобы наметить приоритеты.

Так что, с нашей точки зрения, это неразумно,

и мы сожалеем, что диалог не ведется.

Заинтересована ли Швеция в членстве в НАТО?

Мы не приняли решения о том, чтобы стать членом НАТО.

В настоящий момент

в стране нет консенсуса по вопросу о членстве в НАТО.

Так что пока этот вопрос не прорабатывается активно и не

обсуждается ни правительством, ни парламентом.

Зачем Швеции стремиться к чему-то большему, чем партнерство с НАТО?

Мы можем теперь быть активным партнером,

и я считаю, что, вероятно, страной-партнером быть даже интереснее,

чем одним из 29 государств в контексте НАТО.

Я часто слышу этот вопрос от шведской аудитории,

в том числе от депутатов шведского парламента, которые недавно приезжали с визитом

и спрашивали, как и Вы: «Зачем нам становиться членами?»

Мы и так можем многое делать: можем вести политический диалог,

вносить вклад в операции, мы участвуем в работе по оперативной совместимости,

которую ведут более ста экспертных групп в контексте НАТО.

Наблюдая за тем, как работает Североатлантический союз, я придерживаюсь такого мнения:

в конечном итоге, либо вы член организации

и участвуете в принятии решений на всех уровнях, либо нет.

Да, можно выбирать по чуть-чуть,

но когда речь заходит о серьезных решениях,

о сути сотрудничества между государствами-членами,

мы не сидим за столом переговоров, мы не представлены в Североатлантическом совете.

Вот где можно обсуждать вопросы

и подготовку к будущим вмешательствам.

Мы не оказывем влияния, не участвуем в формировании процесса.

Так что для меня всегда будет четкое различие,

являетесь ли вы членом организации или нет.

Подробнее:партнерство
Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink