ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

Военная форма становится зеленее

Вопросы экологии перестали быть вотчиной исключительно хиппи и любителей природы. Военные тоже знают, насколько важны эти вопросы. Корреспондент Би-Би-Си по экологии Дэвид Шукман рассказывает, как климат стал частью оборонного планирования.

Дэвид Шукман, корреспондент по экологии и науке Би-Би-Си Ньюс.

До недавнего времени человек, которого волновала экология – и особенно изменение климата, – вряд ли носил бы военную форму. О глобальном потеплении тревожился только «Гринпис». По сравнению с победой в войне спасание планеты было слишком расплывчатым понятием, чтобы на него обращали внимание и учитывали при планировании.

Теперь это не так.

Возможные последствия изменения климата постепенно пробиваются в повестку дня безопасности: начиная с угрозы затопления низко расположенных островных баз, например, Диего-Гарсиа, в связи с повышением уровня моря и заканчивая бедствиями, вызванными экстремальными погодными условиями и требующими широкомасштабных спасательных операций или операций по оказанию помощи, а также массовой миграцией, увеличивающей напряженность и приводящей даже к конфликтам. Несмотря на то, что доля неизвестности в данных сценариях высока, а их временные рамки неясны, вооруженные силы могут оказаться вовлечены в них.

Незамедлительные последствия – изменения на карте. В Арктике потепление идет быстрее, чем в среднем на планете, и ее география меняется по мере отступления льдов. Неожиданно ее природные ресурсы стали более доступными, а пограничные споры, давно забытые под толстым слоем льда, стали вдруг актуальными. Среди тех, кто услышал «тревожный звонок» из Арктики, – Береговая охрана США, которой приходится теперь патрулировать районы моря, прежде скованные льдом.

Пролетая над Аляской на борту C-130 в сентябре 2008 года, командующий Береговой охраной региона контр-адмирал Джин Брукс сказал мне: «Моя задача – патрулировать воды вокруг США, а теперь очень много воды там, где раньше был лед. Меня не волнует, как или почему это происходит, могу сказать вам одно: лед отступает, и нам надо выдвигаться в этот район».

Адмирал Брукс описал Арктику как новый рубеж. Для укрепления присутствия Береговой охраны он направил первые корабли, летательные аппараты, а также создал передовую позицию в Бэрроу. Это сопряжено с различными сложностями, в частности, с тыловым обеспечением и поддержанием связи на большой удаленности, развертыванием кораблей в незнакомых водах, и все это в ускоренном режиме. В течение нескольких лет ученые наблюдали неуклонное уменьшение ледяного покрова, причем большинство исследователей прогнозируют, что к концу века лед будет отсутствовать в летнее время. Но уже в 2007 году в результате таяния ледяной покров сократился до уровня, спрогнозированного на 2055 год. Со слов адмирала Брукса, его поразил тот факт, что огромные куски льда исчезли так быстро.

В 2007 году Европейское космическое агентство обнаружило, что легендарный Северо-Западный проход – морской путь, соединяющий Атлантический и Тихий океан, – на короткое время был свободен ото льда.

Одна из причин для беспокойства – вероятность того, что увеличится судоходство в полярных водах Америки. В 2007 году Европейское космическое агентство обнаружило, что легендарный Северо-Западный проход – морской путь, соединяющий Атлантический и Тихий океан, – на короткое время был свободен ото льда. Это открыло перспективу для нового морского пути. Круизные суда и яхты стали использовать этот проход, а если с ними что-то случается, выручать их приходится Береговой охране. Из-за таяния льда также выросла напряженность в связи с контролированием территории. Северо-Западный проход извивается между островами канадского арктического архипелага, и канадское правительство считает его частью суверенной территории Канады. США и многие европейские страны утверждают, что водный путь достаточно широк, чтобы считаться международным.

В 2007 году в результате таяния ледяной покров сократился до уровня, спрогнозированного на 2055 год

Разгорелись и другие полярные споры. С помощью батискафа депутат российского парламента водрузил российский флаг на морском дне в районе Северного полюса, чтобы поддержать тем самым притязания своей страны. Датские и канадские министры тут же бросились на север, чтобы помахать своими флагами. А адмирал Брукс предупредил, что подобные разногласия между арктическими странами – верный путь к катастрофе.

Адмирал сказал: «Отсутствие четко определенных границ и наличие огромных богатств создают возможность конфликта или конкуренции. Когда нет установленных, четко обозначенных и согласованных границ, всегда есть риск конфликта».

Таящий лед – все равно, что камень, который приподняли и обнаружили скрывающиеся под ним угрозы. Но последствия потепления простираются намного дальше Арктики. Они были изучены в историческом исследовании, проведенном под руководством ряда старших офицеров в отставке и опубликованном в 2007 году вашингтонской консалтинговой фирмой CAN. В исследовании утверждается, что изменение климата не столько приведет к возникновению конкретных кризисов, сколько «преумножит угрозу нестабильности в некоторых наиболее неспокойных районах мира». Это крайне важное наблюдение.

В то время как некоторые активисты-экологи утверждают, что глобальное потепление будет означать – и уже означает – массовую и мгновенную катастрофу, исследователи этого процесса придерживаются иной точки зрения. Речь идет о том, что изменение погодных условий, вызванное потеплением, может со временем усугублять тяжелые ситуации.

«Так или иначе, нам придется за это расплачиваться. Мы будем платить сейчас, чтобы сократить объем выбросов парниковых газов, и наша экономика определенным образом пострадает. Или позднее нам придется заплатить цену в военном исчислении, и тогда речь пойдет уже о людских жизнях».

Как указано в отчете CNA, изменения усугубят «и без того предельно низкий уровень жизни во многих странах Азии, Африки и Ближнего Востока, что приведет к повсеместной политической нестабильности и, вероятно, появлению недееспособных государств». Иными словами, в регионах, где ситуация уже непростая, возникнет дополнительная напряженность, если климат в этих регионах станет жарче, суше или их территория будет в большей мере подвержена штормам. «В отличие от большинства обычных угроз безопасности, предполагающих наличие одной организационной единицы, действующей определенным образом в определенные моменты времени, изменение климата способно привести к появлению многочисленных хронических обстоятельств, возникающих в масштабе всего мира в пределах одних и тех же временных рамок».

© Ho New / Reuters

В своей статье, вошедшей в отчет, генерал Энтони Зинни, возглавлявший ранее Центральное командование, сформулировал жесткий выбор, стоящий перед нами:

«Так или иначе, нам придется за это расплачиваться. Мы будем платить сейчас, чтобы сократить объем выбросов парниковых газов, и наша экономика определенным образом пострадает. Или позднее нам придется заплатить цену в военном исчислении, и тогда речь пойдет уже о людских жизнях».

В этой намеренно резкой формулировке подчеркивается дилемма, с которой столкнулось международное сообщество, с трудом пытающееся добиться прогресса в решении проблемы. В течение практически двух десятилетий ведутся переговоры по линии Рамочной конвенции ООН по изменению климата, начало которой было положено на встрече на высшем уровне «Планета Земля», состоявшейся в Рио-де-Жанейро в 1992 году. Обычно они проводятся на уровне министров окружающей среды, хотя в декабре 2009 года для участия в переговорах в Копенгагене съехались десятки глав государств и правительств, включая Президента США Обаму и премьер-министра Китая Вена. Это событие расценивалось как наилучший шанс в истории поколения, чтобы прийти к соглашению. Но возникло множество разногласий, и встреча не привела к конкретным результатам.

Цель этого процесса с виду проста: составить юридически обязательный глобальный договор, чтобы сократить парниковые газы, которые, как утверждают ученые, вызвали по большей части недавнее потепление. Основные факты тоже вполне ясны: прошедший год был одним из самых жарких из всех известных, и он стал тридцать четвертым годом подряд, в течение которого температура была более теплой, чем средняя температура в ХХ веке. В то же время уровень углекислого газа – основного парникового газа – увеличивался ежегодно с тех пор, как в 1958 году стали делать более точные измерения. А то, что углекислый газ удерживает тепло в атмосфере, – доказанный факт.

Китай – самый крупный в мире источник выбросов парниковых газов, считает себя развивающейся страной и утверждает, что развитые страны должны показать пример сокращения выбросов. При этом сам Китай отказывается связывать себя международным договором

Большинство правительств согласны с этими основными научными положениями и с главным выводом, заключающимся в том, что причиной недавнего потепления являются прежде всего выбросы, возникшие в результате деятельности человека. И практически все без исключения призывают к немедленному реагированию. Но возникшие в Копенгагене споры обнаружили пределы, дальше которых эти правительства не готовы пойти, и мало что изменилось с тех пор. Китай – самый крупный в мире источник выбросов парниковых газов, считает себя развивающейся страной и утверждает, что развитые страны должны показать пример сокращения выбросов. При этом сам Китай отказывается связывать себя международным договором. И США, являющиеся вторым самым крупным источником загрязнений, также непреклонны. Несмотря на то, что, как заявил Президент Обама, его цель – присоединиться к глобальным усилиям, в прошлом году планы по принятию в Сенате национального закона о климате не увенчались успехом. Таким образом, в обозримом будущем участие США в международном соглашении кажется маловероятным.

В результате этого на последних на сегодняшний день переговорах ООН, состоявшихся в декабре прошлого года в Канкуне в Мексике, удалось сделать лишь скромные шаги вперед по довольно незначительным вопросам. В результате долгих лет переговоров пока что удалось выработать лишь одно твердое соглашение – Киотский протокол 1997 года. В тот момент это казалось триумфом переговоров, но срок его действия истекает в 2012 году, и в любом случае Китай и США в нем не участвуют. Страны, на которые распространяются действия его положений (среди которых ЕС, Япония, Россия и Австралия), не намерены связывать себя этими обязательствами после 2012 года, если другие не присоединятся к протоколу. Так что у переговоров о заключении нового, более всеобъемлющего договора, слабые перспективы.

А в это время объемы выбросов по-прежнему увеличиваются. Изучающие климат ученые предупреждают, что с каждым годом уменьшаются шансы на то, что опасных последствий все же удастся избежать. Это не означает стопроцентную уверенность в неминуемой катастрофе. Скорее, вопрос стоит так: чем выше концентрация парниковых газов, тем больше вероятность опасных погодных условий в ближайшие десятилетия.

Одним из первых, кто представил глобальное потепление как вопрос безопасности, был бывший старший советник правительства Великобритании по вопросам науки профессор сэр Дэвид Кинг. Он сделал решительное предупреждение: изменение климата может в конечном итоге оказаться опаснее терроризма. Судить пока еще рано. Согласно прогнозам, самые опасные последствия потепления не наступят раньше второй половины этого века или еще позже. Но если ученые правы, с течением времени шансы ухудшаются.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink