Мнение экспертов

10 лет спустя в Афганистане часто встречаются женщины в синих бурках. © Nomad Photos

Афганистан: 10 лет упущенных возможностей?

Неловер Пазира видела Афганистан разным. И хотя определенный прогресс есть, она считает, что стране еще предстоит вырваться из круга страданий. В этой статье она рассказывает о своем опыте и впечатлениях, начиная с жизни в стране в беспокойные 80-е и заканчивая поездками в современный Афганистан.

В июле 2001 года я первый раз за 13 лет я вернулась в Кабул. Я выросла в Кабуле во время войны в 80-е годы и уехала подростком вместе с семьей, когда де факто поддерживаемый СССР режим еще находился у власти.

После моего возвращения, всего через семь месяцев после падения режима талибов, я едва узнавала улицы своего родного города. Все было затянуто мрачным полотном уныния, подобно вздымавшимся повсюду густым клубам пыли. Разрушенные здания и стены, уничтоженные дома, кучи мусора и обломков, вооруженные мужчины на пикапах стали новыми чертами моего города. Повсюду бедность и нищета, повсюду блуждали сломленные духом потерянные люди, пытавшиеся выжить.

Однажды днем я шла по дороге, и ко мне подошла женщина в изорванной синей бурке. «Я умею шить», – сказала она. «Я хорошая портниха. Если вы работаете в гуманитарной организации, пожалуйста, дайте мне работу». У нее на войне погиб муж, она заботилась о многолюдной семье – семерых детях и родственниках мужа. Вскоре меня окружили женщины, и у всех были похожие истории и просьбы.

«Вы! Воины джихада! Вы отняли у нас сыновей и убили наших мужей, а теперь вы еще хотите, чтобы наши семьи погибли с голоду. Убирайтесь!»

Мимо нас на велосипеде проехал мужчина, потом развернулся и стал на меня кричать. «И зачем это вы тут женщин вокруг себя собрали?» – закричал он. «Мы сражались на священной войне – джихаде, – защищая достоинство наших женщин, а теперь вы со своей денежной гуманитарной помощью собираетесь купить наших женщин?» Он был похож на заключенного концентрационного лагеря: худое, узкое лицо, ввалившиеся глаза.

Собравшиеся вокруг меня женщины прогнали его. «Вы! Воины джихада! Вы отняли у нас сыновей и убили наших мужей, а теперь вы еще хотите, чтобы наши семьи погибли с голоду. Убирайся!» Осознав свое бессилие под натиском синих бурок, он скрылся из виду на своем ржавом велосипеде со скрипящей цепью.

Такова была женская доля в тот момент, когда Кабул называли столицей вдов: тысячи женщин остались во власти тех, кто мог дать им шанс на жизнь.

Плотное движение на улицах Кабула. © Nasim Fekrat

С тех пор я часто возвращалась в Кабул и путешествовала по всей стране. Но я не узнаю своего родного города: сверкающие зеленые и синие стеклянные здания, нелепая имитация Эйфелевой башни на одной из городских площадей, торговые центры, рестораны и гостиницы, угождающие вкусам и потребностям иностранцев, пришли на смену старому Кабулу.

Машин столько, что для них нет места на плохих дорогах, поэтому теперь я провожу время в долгих пробках. Лихорадочный темп и грубый напор рыночной экономики подорвал традиционный уклад жизни и изуродовал старый город.

Но вместе с тем появились рабочие места и возможности, стало меньше бедности и лишений. Повысился уровень жизни многих людей, улучшился доступ к образованию. Это позволило определенной категории людей – тем, у кого есть связи и возможность воспользоваться хаотической ситуацией, – заработать денег, много денег.

Вместе с этим появился новый класс людей, которым принадлежат колонны бронированных машин и кто окружен частными охранниками. Когда они едут из дома в офис и обратно, всем нам приходится ждать, поскольку дороги перекрывают для их кортежей.

В то же время женщины, которые десять лет назад искали работу или просили милостыню на улицах, также получили возможность жить по-другому. Женщины сформировались как замечательная социальная и политическая сила: они занимают активную позицию и заинтересованы в том, чтобы быть частью сегодняшнего Афганистана.

Женщины сформировались как замечательная социальная и политическая сила: они занимают активную позицию и заинтересованы в том, чтобы быть частью сегодняшнего Афганистана. © Nomad photos

По сравнению с прошлым намного больше девочек ходят в школу. Большое число женщин вливается в рабочую силу и политику. Две группы населения, которым произошедшие за последние десять лет изменения принесли реальную пользу, – это женщины и молодое поколение афганцев, подрастающее в условиях, когда есть доступ к Интернету, мобильные телефоны и новая технология, позволившая им установить связь с внешним миром. Их надежды и чаяния похожи на надежды и чаяния людей, живущих в других точках мира: они мечтают о хорошей жизни.

За последние десять лет намного выросло число афганских СМИ, и поднялся их статус. Порой глубина и качество освещения событий в афганских СМИ заставляют краснеть от стыда западные СМИ и то, как они представляют Афганистан.

Но в Афганистане все не так просто, как кажется.

Коррупция стала эндемической проблемой, причем по вине тех, кто должен вершить перемены в стране

Некоторые женщины, занявшиеся политикой, стали пешками в руках влиятельных мужчин, полевых командиров и богатых бизнесменов. Эти мужчины осознали, что использование женщин в качестве прикрытия дает им новую сферу влияния и расширяет их контроль над материальными ценностями и ресурсами. Полевым командирам и богатым политикам принадлежит ряд теле- и радиостанций. Это означает, что они могут пользоваться новыми средствами, чтобы вести свою борьбу в иной сфере. Каждая возможность продвинуться вперед и изменить что-либо позволяет им преумножить свое состояние и власть.

Так что коррупция стала эндемической проблемой, причем по вине тех, кто должен вершить перемены в стране. Есть и те, кто пытается oстаться независимым и продолжает борьбу, несмотря ни на что.

За последние десять лет те большинство афганцев, которым пришлось бежать из страны при сложных и порой опасных обстоятельствах, смогли вернуться в свои дома. Некоторые вернулись, чтобы отобрать землю и дома у тех, кто теперь претендует на владение ими. Часто они продают или сдают собственность по большим ценам, в основном иностранцам, поскольку только им это по карману.

Более 50 процентов населения Афганистана – молодежь, которым нет 30 лет. Если им предложить на выбор автомат или фотоаппарат, хотелось бы верить, что они выберут фотоаппарат

Вершина горы утыкана мачтами и прочим оборудованием связи. Молодое поколение афганцев растет в условиях, когда есть доступ к Интернету, мобильные телефоны и новая технология, позволившая им установить связь с внешним миром. © Nasim Fekrat

Кто-то создал свой бизнес, начиная с магазинов и ресторанов и заканчивая гостиницами и строительными компаниями. Некоторые афганцы вернулись в страну вместе с военными НАТО в качестве переводчиков, сотрудников разведки и советников. Они тоже принадлежат к новому правящему классу, включая министров в сегодняшнем правительстве. Есть скрытая неприязнь к тем, кто вернулся с выгодной работой или должностями и зарабатывает больше, чем местное население, остававшееся в стране в годы войны. Из-за этого возник очередной раскол в обществе, которое и без того слишком хрупкое, чтобы быть равноправным и демократическим.

Отсутствие безопасности привело к ужасным последствиям во всей стране. Банды похищают бизнесменов с требованиями выкупа. В отсутствие эффективной полицейской службы контрабанда наркотиков и местная мафия действуют безнаказанно.

По сравнению с талибами их воспринимают как более серьезную угрозу безопасности и благосостоянию людей.

Как трактовать в этих сложных условиях, что к 2014 году войска США и НАТО будут выведены? Большинство афганцев полагают, что американские военные никогда не уйдут. В ноябре в Кабуле планируется провести лойю джиргу (крупное собрание), на которой будет задан вопрос: будут ли у США постоянные базы в Афганистане? Как утверждается, американцы хотят постоянные базы в качестве стратегического аванпоста рядом с Россией, Китаем и Ираном. Поэтому афганцы спрашивают: неужели Афганистан ценен для внешнего мира только своим стратегическим местоположением?

Самые недавние разногласия в Афганистане возникли в правительстве в связи с проектом «примирения с талибами», выдвинутого Президентом Карзаем. За этим шагом потянулись взрывы и убийства. Против него с самого начала возражали женские организации и ряд членов правительства Карзая. Совсем недавно в результате этих разногласий погиб бывший президент Бурхануддин Рабани.

Даже когда в стране присутствуют войска других стран и международные агентства, афганское правительство и полиция неспособны поддержать правопорядок. А как же они справятся без них?

С учетом того, что правительство утратило свою легитимность, коррупция проникла во все учреждения, включая армию и полицию, а отсутствие безопасности вызывает разочарование, большинство афганцев мало на что надеются. «Даже когда в стране присутствуют войска других стран и международные агентства, афганское правительство и полиция неспособны поддержать правопорядок. А как же они справятся без них?», – сказал один молодой человек, который работает продюсером на телеканале «Норин» (Noreen).

Представители профессиональных слоев уже стремятся покинуть страну. За последние два года увеличилось число афганцев, пытающихся уехать за границу.

На прошлой неделе я получила сообщение по электронной почте от яркого, образованного инженера, специалиста в области высоких технологий, который вернулся 10 лет назад из Ирана в надежде на «нормальную жизнь». Его столь же образованная жена работала в одном из афганских СМИ. «Нам удалось покинуть страну, но дети еще в Кабуле», – написал он. «Мы решили, что не сможем жить в Афганистане, и теперь надеемся найти работу за границей, чтобы вывезти детей. Не знаете ли вы кого-нибудь, кто помог бы нам найти работу в Греции, пока мы не переберемся в другую страну

В мире телеспектаклей и фильмов это было бы достойно сцены из «Монти Пайтона». Афганец ищет работу в Греции! Но в реальной жизни это всего лишь очередная афганская история.

Очень многое изменилось за последние десять лет, но иногда задаешься вопросом, а изменилось ли что-нибудь вообще? С моей точки зрения, неудачи последних десяти лет бросают тень на весь прогресс.

Более 50 процентов населения Афганистана – молодежь, которым нет 30 лет. Если им предложить на выбор автомат или фотоаппарат, хотелось бы верить, что они выберут фотоаппарат. Но я – неисправимый оптимист.

Впервые на сайте?
Об авторе

Нелофер Пазира, афгано-канадский кинорежиссер, актриса, журналист и правозащитник. Она выросла в Кабуле во время советской оккупации и впоследствии убежала в Пакистан, а затем эмигрировала в Канаду. Нелофер стала известной, благодаря роли в снискавшем большой успех фильме «Кандагар» (2001), в котором она возвращается в Афганистан в поиске друга детства.

цитаты
Ахмад Шах Масуд
лидер сопротивления и афганский национальный герой
Бюллетень
Убедитесь, что не пропустили
«Мы не будем пешкой в чужой игре,
мы всегда будем Афганистаном».
О Вестнике НАТО
Поделиться  
Facebook
Facebook
Twitter
Twitter
Delicious
Delicious
Google Buzz
Google Buzz
diggIt
Digg It
RSS
RSS
You Tube
You Tube