ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

Выборы прошли: новые соглашения или новые битвы?

© Reuters / Kevin Lamarque

Вслед за выборами в Конгресс США, состоявшимися 2 ноября, республиканцы установили свой контроль в Палате представителей Конгресса США и получили по крайней мере еще пять кресел в Сенате, сократив демократическое большинство в Сенате с 59 до 53 мандатов. Отразится ли это изменение в Конгрессе на НАТО? Каким весом обладает Палата представителей в сфере внешней и оборонной политики США, и в какой мере вновь избранные республиканцы могут изменить курс, если они того пожелают?

Повседневным ведением международных дел в США всегда больше занимался Белый дом, а не Конгресс. Конституция наделяет Сенат правом на объявление войны, но статус президента, который является главнокомандующим, предполагает широкую свободу действий по ведению военных операций, которой, однако, недостаточно, чтобы вести «тотальную войну».

Время от времени Конгресс пытался урезать полномочия исполнительной власти. Резолюция о военных полномочиях, принятая в 1973 году Конгрессом вопреки вето Ричарда Никсона, несколько ограничила этот диапазон действий, обязав Белый дом информировать Конгресс о военных действиях в течение 48 часов после их проведения, и получить резолюцию, одобряющую применение вооруженных сил, если продолжительность действий составляет более 60 суток. Тем не менее, Белый дом проводил военные действия различного характера и на многих фронтах без официального объявления войны.

Самым серьезным вопросом внешней политики в период после выборов будет, наверное, намеченная президентом задача создать «мир, свободный от ядерного оружия»

При всем этом некоторые вопросы, фигурирующие в повестке дня президента, могут оказаться под ударом.

Наверное, самым серьезным вопросом является намеченная президентом задача создать «мир, свободный от ядерного оружия», а также недавнее сближение с Россией. Республиканцев очень огорчило решение президента об отказе от запланированных объектов противоракетной обороны в Польше и Чешской Республике взамен на более ограниченную корабельную систему. По мнению многих консерваторов, включая Брента Скоукрофта – советника по национальной безопасности первого президента Джорджа Буша – мир, свободный от ядерного оружия, как бы парадоксально это не казалось, может оказаться более опасным, чем архитектура безопасности, построенная на сдерживании.

Итак, как эти разногласия могут проявиться в политике?

Конгресс заведует кошельком, а установив контроль над Палатой представителей, республиканцы смогут скрупулезно, творчески и зачастую понятным лишь посвященным образом расходовать средства.

Например, как было отмечено в статье, опубликованной недавно в «Нью-Йорк Таймс», в прошлом году Палата представителей приняла закон, который гласит, что федеральные средства не могут быть использованы для закупки лампочек, если их КПД не соответствует установленным нормам. В том же самом законе было закреплено следующее положение: «Ассигнованные в соответствии с данным законом средства не могут использоваться для перевозок студентов или преподавателей в целях преодоления расового дисбаланса в школах».

Отдельные конгрессмены могут успокоить любимую идеологическую «мозоль», удачно включив соответствующую строку в текст закона, к которому она не имеет никакого отношения. Палата представителей могла бы воспользоваться своими полномочиями по распоряжению бюджетом и навязать столь же «творческие» обязательства, чтобы продвигать свои оборонные приоритеты: например, отозвать денежные средства, предназначенные для программ противоракетной обороны, которые Палата считает слишком ограниченными, и при этом выделить дополнительные средства для более масштабных программ.

Растет сопротивление республиканцев новому договору СНВ, согласованному президентами Обамой и Медведевым

Однако первая «жертва» выборов может появиться по другую сторону Капитолийского холма, где демократы сохранили свой контроль.

Согласно Конституции, для ратификации договора требуется две трети голосов в Сенате, то есть, 67 голосов «за». Республиканцы выиграли еще шесть кресел в Сенате, то есть, когда в январе соберется Сенат, на стороне демократов будет не 59 сенаторов, а 53. Для ратификации договоров, заключенных в результате переговоров администрацией Обамы, потребуются голоса уже не просто восьми, а 14 республиканцев.

Растет сопротивление республиканцев новому договору СНВ, согласованному президентами Обамой и Медведевым. В июне Митт Ромни, которого Республиканская партия прочит в будущие президенты, опубликовал редакционную статью в газете «Вашингтон пост», в которой он заявил, что договор подорвет усилия США в области противоракетной обороны и назвал его «худшей ошибкой Обамы во внешней политике по сегодняшний день».

Заметная фигура в Республиканской партии и член Комитета внешних сношений Сената Ричард Лугар обнародовал длинное опровержение редакционной статьи Ромни, и в сентябре Комитет одобрил договор, направив его всему Сенату для полной ратификации. Но даже теперь говорится о том, что администрация может полагаться лишь на голоса десятка с небольшим республиканцев, чтобы добиться ратификации договора. Администрация надеется, что голосование по договору состоится во время сессии «подбитых уток», когда ей нужно будет только восемь голосов республиканцев. Если новый договор СНВ не будет одобрен, это может нанести серьезный удар по усилиям США и НАТО, направленным на «перезагрузку» отношений с Россией, причем последствия этого скажутся не только на вопросе распространения ЯО.

Помимо этого, республиканцам теперь будет легче устраивать обструкцию в Сенате. До этого демократам был нужен голос лишь одного республиканца, чтобы закрыть обсуждение, а теперь – семи. С другой стороны, число республиканцев не позволяет им преодолеть законодательное вето президента. Скорее всего, результатом этих выборов будет двухлетний период вызывающего раздражение тупика.

В конечном итоге, наиболее серьезным вопросом внутренней политики США с которым столкнется НАТО, может стать размер бюджетного дефицита США вследствие финансового кризиса.

Серьезно пострадали и другие страны-союзницы. Их военные бюджеты были резко сокращены. Вооруженные силы Германии изучают вопрос о сокращении численности с 250 000 до 180 000 военнослужащих. Великобритания намеревается сократить число военнослужащих на 17 000, а также сократить парк реактивных самолетов и один авианосец. С 2009 года Испания сократила свой оборонный бюджет на более чем 13%. В других странах НАТО, таких как Португалия, Италия и Греция, военные бюджеты также наверняка будут урезаны. Несмотря на то, что их участие крайне важно, пока что хребет экспедиционной мощи Североатлантического союза составляют вооруженные силы США. Вопрос состоит в том, сократится ли бюджет ВС США?

Вооруженные силы США избежали серьезных сокращений. В действительности в период с 2009 по 2010 гг. оборонный бюджет США вырос на 3%, несмотря на то, что валовая сумма государственного долга, составлявшая 70% ВВП в 2008 году, достигнет в 2011 году отметки 100% ВВП. Для сравнения те же показатели в европейских странах, чьи бюджетные проблемы стали предметом повсеместного беспокойства – Греция, Ирландия, Италия и Португалия – равны соответственно 130%, 93%, 130% и 74%.

США удалось избежать, цитируя слова Джона Фостера Далласа, «мучительной переоценки» военного бюджета

США удалось избежать, цитируя слова Джона Фостера Далласа, «мучительной переоценки» военного бюджета, а значит, и отношений с НАТО, потому что Казначейство США по-прежнему может продавать облигации по беспрецедентно низкой цене. Продолжится ли это и впредь, будет во многом зависеть от того, поверят ли рынки в то, что в конечном итоге федеральное правительство либо увеличит налоги, либо сократит расходы. По состоянию на сегодняшний день, и тот, и другой вариант кажется все более и более нереальным.

До тех пор пока Казначейство США способно продавать свои облигации, НАТО сможет адаптироваться, измениться. Если ситуация изменится, тогда последствия для Североатлантического союза могут и в самом деле быть зловещими.

Единственное, хотя и слабое утешение? Если спекуляция против доллара действительно произойдет, это вызовет глобальный цунами проблем такой силы, что о злоключениях Североатлантического союза будут тревожиться меньше всего.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink