ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

Договор о нераспространении ядерного оружия – самый важный в мире договор?

Get the Flash Player to see this player.

Будут ли наконец реализованы идеалы ДНЯО? Или же он будет все больше устаревать в меняющемся мире? Как он может справиться с теми, кто нарушает правила, с негосударственными структурами, например, и обеспечить выполнение договора? В «Вестнике НАТО» рассматривается вопрос о том, как этот важнейший договор готовится встретить будущее.

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

Договору о нераспространении ядерного оружия более

40 лет. Он играл важнейшую роль,

не позволяя увеличивать число стран,

обладающих ядерным оружием.

Договор пользуется большой поддержкой.

Его подписало большое число стран.

Он выдержал испытание временем в

меняющемся мире.

ДНЯО по-прежнему является договором

с самым большим числом подписавших его сторон.

Нет ни одного договора,

у которого было бы больше участников.

ДНЯО стал итогом сотрудничества между СССР и США.

В эпоху «холодной войны» при полном несогласии во всем

и имея тысячи единиц оружия

двум супердержавам удалось

согласовать пункты договора.

К нему присоединились 190 государств.

Нарушения свидетельствуют о неудаче

и связаны с Ираком,

Ливией и Северной Кореей.

Ирак и Ливию удалось вернуть,

так что осталось два серьезных случая –

Иран и Северная Корея.

Все остальные держались в стороне от

ядерного оружия.

Можно утверждать, что система

сработала довольно хорошо в случае с Ираном.

Да, Иран приобрел у Пакистана то,

что он не должен был приобретать,

но в конечном итоге был пойман,

то есть, система оповещения сработала.

Сегодня ситуация складывается иным образом.

Тот факт, что в договоре не упоминается

ядерный терроризм, открывает лазейку,

но, несмотря на это, сильные стороны договора

перевешивают его слабые стороны.

Когда велись переговоры по ДНЯО,

государства-участники

не уделяли особого внимания

вопросу о негосударственных структурах.

Поэтому в ДНЯО ничего не говорится

об опасностях ядерного терроризма.

Проблема с ДНЯО заключается в том, что

у него есть ряд недостатков,

но их можно обсудить.

Однако проблема еще и в том, что заново

принять договор вряд ли получилось бы.

Сложно найти договор, в котором

не было бы лазеек.

Но далеко не все соблюдают ДНЯО,

ряд стран-участниц ДНЯО нарушили свои договорные обязательства.

С самого начала одним из слабых моментов договора

было то,

что он функционирует на основе консенсуса.

А изменить что-либо весьма проблематично.

Правило консенсуса может быть помехой,

если им злоупотреблять, как иногда происходит.

Если вы организуете конференцию

и договариваетесь принимать решения консенсусом,

то тем самым вы загоняете себя в ловушку.

Одна из реальных сложностей с договором

связана с тем, что существует

традиция действовать консенсусом,

хотя с юридической точки зрения это не обязательно.

Таким образом, у одного государства или

небольшой группы государств

есть возможность

заблокировать решение, принимаемое консенсусом.

На мой взгляд, рассчитывать на

внесение в официальном порядке

изменения в договор не приходится.

Процесс настолько громоздкий,

что это практически неосуществимо.

Многие недовольны тем, что государства

могут выходить из ДНЯО,

как поступила Северная Корея,

но изменить эти условия будет сложно.

Многие страны считают, что

надо сделать так, чтобы государствам

было сложнее извлекать выгоду

из членства в ДНЯО,

имея при этом возможность

быстро выйти из договора

без каких-либо последствий.

Во многих договорах о разоружении

есть положение, предусматривающее

возможность выйти из договора

по чрезвычайным причинам.

Изменить это положение очень сложно.

Стороны будут настаивать на том, чтобы

в случае выхода страны из ДНЯО

вопрос рассматривался

Советом Безопасности.

Мировая общественность

хочет от нас большего:

большего прогресса в области разоружения,

большего сокращения вооружений

и больше транспарентности.

Есть сомнения насчет соблюдения договора.

Есть чувство обиды у тех,

кто не обладает ЯО, в отношении тех,

кто им обладает.

Обеспечивать соблюдение положений

договора по-прежнему сложно,

и переломный момент уже появился на горизонте.

Принуждение к выполнению –

очень серьезный вопрос.

В то же время некоторые государства

утверждают, что

ядерные державы не выполнили

всех своих обязательств по ДНЯО.

Вопрос с соблюдением договора

представляет собой большую сложность.

Нет положения о принуждении к соблюдению.

Нужно обращаться в Совет Безопасности.

А что если зарождающиеся крупные державы –

Бразилия, Южная Африка, Индия, –

не являющиеся постоянными членами

Совета Безопасности

и тяготеющие к Ирану и

другим развивающимся странам, захотят

использовать свое влияние для

обеспечения соблюдения правил

ядерного порядка или решат, что этот порядок был навязан «холодной войной»,

что в нем есть колониальные и расистские отголоски,

и что они не приемлют

и не хотят, чтобы их капитал

использовался для принуждения к соблюдению режима.

Если это произойдет, наступит

переломный момент, в результате которого возможен

ядерный беспорядок.

В мае 2010 года в Нью-Йорке проводится

конференция по рассмотрению действия договора.

Какие вопросы стоят на повестке дня,

насколько значительным будет разоружение,

и как сделать так, чтобы все страны

присоединились к ДНЯО?

На мой взгляд, вопросы разоружения,

обсуждаемые на конференции, будут не столь сложны,

по сравнению с вопросами связанными с мирным использованием,

так называемым неотъемлемым правом,

а также вопросами нераспространения.

Единственная возможность продвинуться вперед –

осознать, что Индия, Пакистан и Израиль

не подпишут ДНЯО

и не откажутся от своего ядерного оружия

ни по очереди, ни все вместе.

Единственный способ решить эту проблему связан с

контекстом

проекта глобального ядерного разоружения,

о котором говорили Президент Обама

и другие.

Индия, Пакистан и Израиль

подключатся к процессу

через аспект разоружения, и

привлечь их в систему можно через

проект безъядерного мира

вместе с США, Китаем и Россией.

Нельзя утверждать, что тем, что

распространение не велось более активно,

мы обязаны исключительно ДНЯО, но он безусловно

является одним из важнейших факторов.

Большинство государств-участников ДНЯО

и без договора держались бы в стороне

от ядерного оружия,

но юридическое препятствие –

дополнительное препятствие.

Немало и других.

У одних стран есть гарантии безопасности

за счет альянсов;

другие не могут

создать ядерное оружие,

поскольку у них нет технологии;

такие страны, как

Швеция, Австрия или Швейцария вообще

не принадлежат ни к какому союзу государств,

не находятся ни под чьим зонтиком

безопасности, и при всем при этом

считают, что в их интересах

не обладать ЯО.

Ядовитая змея рискует быть убитой,

даже если она не нападет.

И, наконец, положительный момент:

страны, обладающие ядерным оружием,

не обращались с ним безрассудно –

по крайней мере, до сих пор.

Те, кто приобрели ядерное оружие,

до сих пор вели себя ответственно.

Северная Корея, наверное,

была чуть более безрассудной, чем другие.

Но не хотелось бы просто надеяться, что так будет и впредь,

необходимо

сделать все,

чтобы убедить Северную Корею и Иран

не создавать ядерное оружие,

а других – отказаться от уже имеющегося.

Договору о нераспространении ядерного оружия более

40 лет. Он играл важнейшую роль,

не позволяя увеличивать число стран,

обладающих ядерным оружием.

Договор пользуется большой поддержкой.

Его подписало большое число стран.

Он выдержал испытание временем в

меняющемся мире.

ДНЯО по-прежнему является договором

с самым большим числом подписавших его сторон.

Нет ни одного договора,

у которого было бы больше участников.

ДНЯО стал итогом сотрудничества между СССР и США.

В эпоху «холодной войны» при полном несогласии во всем

и имея тысячи единиц оружия

двум супердержавам удалось

согласовать пункты договора.

К нему присоединились 190 государств.

Нарушения свидетельствуют о неудаче

и связаны с Ираком,

Ливией и Северной Кореей.

Ирак и Ливию удалось вернуть,

так что осталось два серьезных случая –

Иран и Северная Корея.

Все остальные держались в стороне от

ядерного оружия.

Можно утверждать, что система

сработала довольно хорошо в случае с Ираном.

Да, Иран приобрел у Пакистана то,

что он не должен был приобретать,

но в конечном итоге был пойман,

то есть, система оповещения сработала.

Сегодня ситуация складывается иным образом.

Тот факт, что в договоре не упоминается

ядерный терроризм, открывает лазейку,

но, несмотря на это, сильные стороны договора

перевешивают его слабые стороны.

Когда велись переговоры по ДНЯО,

государства-участники

не уделяли особого внимания

вопросу о негосударственных структурах.

Поэтому в ДНЯО ничего не говорится

об опасностях ядерного терроризма.

Проблема с ДНЯО заключается в том, что

у него есть ряд недостатков,

но их можно обсудить.

Однако проблема еще и в том, что заново

принять договор вряд ли получилось бы.

Сложно найти договор, в котором

не было бы лазеек.

Но далеко не все соблюдают ДНЯО,

ряд стран-участниц ДНЯО нарушили свои договорные обязательства.

С самого начала одним из слабых моментов договора

было то,

что он функционирует на основе консенсуса.

А изменить что-либо весьма проблематично.

Правило консенсуса может быть помехой,

если им злоупотреблять, как иногда происходит.

Если вы организуете конференцию

и договариваетесь принимать решения консенсусом,

то тем самым вы загоняете себя в ловушку.

Одна из реальных сложностей с договором

связана с тем, что существует

традиция действовать консенсусом,

хотя с юридической точки зрения это не обязательно.

Таким образом, у одного государства или

небольшой группы государств

есть возможность

заблокировать решение, принимаемое консенсусом.

На мой взгляд, рассчитывать на

внесение в официальном порядке

изменения в договор не приходится.

Процесс настолько громоздкий,

что это практически неосуществимо.

Многие недовольны тем, что государства

могут выходить из ДНЯО,

как поступила Северная Корея,

но изменить эти условия будет сложно.

Многие страны считают, что

надо сделать так, чтобы государствам

было сложнее извлекать выгоду

из членства в ДНЯО,

имея при этом возможность

быстро выйти из договора

без каких-либо последствий.

Во многих договорах о разоружении

есть положение, предусматривающее

возможность выйти из договора

по чрезвычайным причинам.

Изменить это положение очень сложно.

Стороны будут настаивать на том, чтобы

в случае выхода страны из ДНЯО

вопрос рассматривался

Советом Безопасности.

Мировая общественность

хочет от нас большего:

большего прогресса в области разоружения,

большего сокращения вооружений

и больше транспарентности.

Есть сомнения насчет соблюдения договора.

Есть чувство обиды у тех,

кто не обладает ЯО, в отношении тех,

кто им обладает.

Обеспечивать соблюдение положений

договора по-прежнему сложно,

и переломный момент уже появился на горизонте.

Принуждение к выполнению –

очень серьезный вопрос.

В то же время некоторые государства

утверждают, что

ядерные державы не выполнили

всех своих обязательств по ДНЯО.

Вопрос с соблюдением договора

представляет собой большую сложность.

Нет положения о принуждении к соблюдению.

Нужно обращаться в Совет Безопасности.

А что если зарождающиеся крупные державы –

Бразилия, Южная Африка, Индия, –

не являющиеся постоянными членами

Совета Безопасности

и тяготеющие к Ирану и

другим развивающимся странам, захотят

использовать свое влияние для

обеспечения соблюдения правил

ядерного порядка или решат, что этот порядок был навязан «холодной войной»,

что в нем есть колониальные и расистские отголоски,

и что они не приемлют

и не хотят, чтобы их капитал

использовался для принуждения к соблюдению режима.

Если это произойдет, наступит

переломный момент, в результате которого возможен

ядерный беспорядок.

В мае 2010 года в Нью-Йорке проводится

конференция по рассмотрению действия договора.

Какие вопросы стоят на повестке дня,

насколько значительным будет разоружение,

и как сделать так, чтобы все страны

присоединились к ДНЯО?

На мой взгляд, вопросы разоружения,

обсуждаемые на конференции, будут не столь сложны,

по сравнению с вопросами связанными с мирным использованием,

так называемым неотъемлемым правом,

а также вопросами нераспространения.

Единственная возможность продвинуться вперед –

осознать, что Индия, Пакистан и Израиль

не подпишут ДНЯО

и не откажутся от своего ядерного оружия

ни по очереди, ни все вместе.

Единственный способ решить эту проблему связан с

контекстом

проекта глобального ядерного разоружения,

о котором говорили Президент Обама

и другие.

Индия, Пакистан и Израиль

подключатся к процессу

через аспект разоружения, и

привлечь их в систему можно через

проект безъядерного мира

вместе с США, Китаем и Россией.

Нельзя утверждать, что тем, что

распространение не велось более активно,

мы обязаны исключительно ДНЯО, но он безусловно

является одним из важнейших факторов.

Большинство государств-участников ДНЯО

и без договора держались бы в стороне

от ядерного оружия,

но юридическое препятствие –

дополнительное препятствие.

Немало и других.

У одних стран есть гарантии безопасности

за счет альянсов;

другие не могут

создать ядерное оружие,

поскольку у них нет технологии;

такие страны, как

Швеция, Австрия или Швейцария вообще

не принадлежат ни к какому союзу государств,

не находятся ни под чьим зонтиком

безопасности, и при всем при этом

считают, что в их интересах

не обладать ЯО.

Ядовитая змея рискует быть убитой,

даже если она не нападет.

И, наконец, положительный момент:

страны, обладающие ядерным оружием,

не обращались с ним безрассудно –

по крайней мере, до сих пор.

Те, кто приобрели ядерное оружие,

до сих пор вели себя ответственно.

Северная Корея, наверное,

была чуть более безрассудной, чем другие.

Но не хотелось бы просто надеяться, что так будет и впредь,

необходимо

сделать все,

чтобы убедить Северную Корею и Иран

не создавать ядерное оружие,

а других – отказаться от уже имеющегося.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink