ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

Игра в ядерные шахматы: ходит Иран?

Get the Flash Player to see this player.

По мнению многих, ситуация с Ираном – серьезнейшее испытание для решимости международного сообщества. Если этому государству позволят создать ядерное оружие, то, выходит, всем можно? Какие же действия предпримут на этом решающем заключительном этапе Иран и те, кто пытается его остановить?

Информация в видеофильме верна по состоянию на 16/05/2010

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

Одна из основных задач Президента Обамы

в ядерной сфере в 2010 году –

сплотить вокруг себя международное сообщество для решительного ответа Ирану,

который разрабатывает свою ядерную программу,

нарушая тем самым

Договор о нераспространении ядерного оружия.

Но нарушить планы Ирана непросто.

Сложно убедить Иран

свернуть с пути, ведущего к созданию ядерного оружия.

Мы уже наблюдали, как пять президентов –

Буш старший и младший, Рейган, Клинтон и Обама –

пытались что-либо сделать в этой связи.

Однако до сих пор не удалось убедить Иран

прекратить эту программу, которая ведется с 80-х годов.

Способен ли Иран в ближайшей перспективе

с помощью изощренной краткосрочной тактики

безнаказанно продолжать

обогащать уран? – Да.

Вы планируете долгосрочную стратегию,

а тем временем в ближайшей перспективе

все быстро меняется,

и события принимают неблагоприятный оборот.

Альтернативное предложение Ирану,

озвученное главой МАГАТЭ, уже на столе.

В октябре прошлого года д-р Мохаммед

Эль-Барадей внес хорошее предложение:

вывезти низко обогащенный уран

из Ирана в Россию,

обогатить его до 20%,

перевезти во Францию,

произвести из него

топливо и вывезти обратно в Иран.

В моем понимании, это справедливое

реалистичное предложение, и я поддерживаю его.

Однако у меня нет ответа от Ирана.

Могу Вас заверить, что Ирану известен адрес МАГАТЭ,

он знает, что от него ждут, и

может ответить в любой момент,

а мы приветствовали бы добросовестный,

легитимный и искренний ответ.

Но, как Вам известно, пока наши ожидания не оправдались.

Нужно ли больше кнутов или пряников,

чтобы убедить Иран?

Ирану не нравится слово «пряник»,

которое ассоциируется у него с животным послушанием.

Я пытаюсь напомнить им, что ничего плохого в этом нет, например,

в США символ одной из крупнейших партий –

осëл, но, видимо, Иран не воспринимает это всерьез.

Я думаю, что если пойти в обход

по пути урегулирования и стимулирования,

это означало бы предоставление им гарантии

от нападений извне

или подрывной деятельности внутри страны.

Постараться выработать

международный консенсус по Ирану –

суть подхода

Президента Обамы.

Если мы решительно настроены

не допустить распространения этого оружия,

правила должны быть обязательными,

за нарушения надо наказывать,

и слова должны не расходиться с делом.

Мир должен сплотиться,

чтобы не допустить

распространения этого оружия.

Но какую аудиторию президент Обама пытается убедить

в первую очередь?

В первую очередь – это такие страны мира,

как Бразилия и Южная Африка.

Те, кто стремится к более справедливому

международному порядку

и не будет вносить вклад в

обеспечение соблюдения двойных стандартов.

Я понимаю протест в связи с тем, что у одних есть

оружие, которого нет у других.

Ядерный порядок – это

двойной стандарт:

небольшому числу стран удается обладать ядерным оружием,

а другим – нет.

Конечно, проверяется способность Обамы

объединить международное

сообщество, чтобы выработать

общую позицию

и постараться решить вопрос с этой программой.

Он решил придерживаться такого подхода:

протянуть руку Ирану, а

если тот не ответит,

то тем легче будет Обаме

добиться от международного сообщества

поддержки усилий США

по оказанию серьезного давления на Иран.

Это тоже вопрос восприятия.

Пока Запад пытается продемонстрировать,

что происходит в Иране,

тот, в свою очередь, также старается убедить

колеблющиеся страны.

Они неправильно трактуют предпринимаемые

в отношении Ирана действия, как своего рода попытки

лишить Иран его ядерного права,

что не соответствует действительности.

Речь идет не об утрате ядерных прав, а

о том, что Иран нарушил условия договора,

но Иран представляет все в таком свете,

что другие говорят себе:

«Я не хочу поступить так, чтобы

мое право было ограничено,

как это происходит с Ираном, поэтому я поддерживаю Иран».

Но то, что Иран представляет как свои права,

уже гарантируется

Договором о нераспространении.

В соответствии с ДНЯО Иран имеет право

на создание атомной энергии для использования в

мирных, гражданских целях.

Если никакого ответа от Ирана не поступит,

следующим этапом,

вероятно, будет ужесточение санкций.

Какой эффект могут они возыметь?

Санкции не являются прямым путем

к прекращению программы по созданию бомбы.

Это не очень хороший способ, чтобы убедить

Ахмадинежада изменить свою позицию.

Перед президентом стоит следующая проблема:

даже если удастся объединить страны для

принятия более жестких санкций,

это еще не значит, что они смогут

помешать Ирану пойти дальше.

Любая страна, решительно

настроенная на создание ядерного оружия,

вероятно, добьется этого.

Международное сообщество должно

стремиться выработать такое решение, которое осуществимо на практике.

Многие понимают, что санкции ограничены,

но вместе с тем в них есть и польза.

Санкции – не волшебная палочка.

Надо надеяться, что благодаря санкциям

удастся изменить расчеты

такой страны, как Иран,

дать ей понять, что расходы,

сопряженные с дальнейшей реализацией

ядерной программы,

превышают выгоду.

Во время подобных дебатов приводится

обычный довод:

санкции бесполезны,

мы больше не должны их применять,

поскольку они не изменят стратегии Ирана.

Но при этом упускается

из вида следующий момент:

санкции также используются для того, чтобы наказать

кого-то и дать понять,

что существуют правила и в случае их нарушения

придется расплачиваться.

И мы заставим вас платить эту цену, даже

если не можем изменить ваше поведение;

расплата неизбежна.

И в этом суть.

Важны не только санкции,

но и механизм их наложения.

Было бы досадно, если бы

Совет Безопасности решил действовать

в мае,

во время конференции по рассмотрению

действия ДНЯО.

Если Совет Безопасности решит

принять более жесткие санкции,

у Ирана не будет стимула для

занятия более мягкой позиции.

Еще один предмет для беспокойства –

последствия санкций.

Могут ли санкции привести к еще

более активной деятельности по распространению

со стороны Ирана и могут ли другие соседи по региону

последовать за Ираном по пути ЯО?

Чем больше санкций мы будем налагать на Иран,

тем больше стимулов будет у этой страны

продавать на черном рынке

любые технологии, приобретенные за

большую цену.

Мы изо всех сил пытаемся

не дать Ирану перейти черту.

Но если Иран перейдет ее,

тогда у нас возникнет серьезная проблема

с распространением на Ближнем Востоке,

с Египтом, Сирией и Саудовской Аравией.

Нам надо беспокоиться об этом.

Но Иран еще не перешел черту и не завладел

ядерным оружием.

Есть причины полагать,

что он может и не перейти ее,

а даже если и перейдет, никогда не применит

оружие, которое у него появится.

Обнадеживает тот факт, что

я не вижу причин, которые побуждали бы эту страну

создавать ядерный арсенал

для обеспечения безопасности.

Ирак был такой причиной, но ее больше нет.

Здравомыслящие государства, даже те,

которые нам совсем не нравятся,

очень сильно колеблются,

применять ли им ядерное оружие или нет,

поскольку есть точный обратный адрес.

Так что применение грозит

чрезвычайно тяжелыми последствиями.

Одна из основных задач Президента Обамы

в ядерной сфере в 2010 году –

сплотить вокруг себя международное сообщество для решительного ответа Ирану,

который разрабатывает свою ядерную программу,

нарушая тем самым

Договор о нераспространении ядерного оружия.

Но нарушить планы Ирана непросто.

Сложно убедить Иран

свернуть с пути, ведущего к созданию ядерного оружия.

Мы уже наблюдали, как пять президентов –

Буш старший и младший, Рейган, Клинтон и Обама –

пытались что-либо сделать в этой связи.

Однако до сих пор не удалось убедить Иран

прекратить эту программу, которая ведется с 80-х годов.

Способен ли Иран в ближайшей перспективе

с помощью изощренной краткосрочной тактики

безнаказанно продолжать

обогащать уран? – Да.

Вы планируете долгосрочную стратегию,

а тем временем в ближайшей перспективе

все быстро меняется,

и события принимают неблагоприятный оборот.

Альтернативное предложение Ирану,

озвученное главой МАГАТЭ, уже на столе.

В октябре прошлого года д-р Мохаммед

Эль-Барадей внес хорошее предложение:

вывезти низко обогащенный уран

из Ирана в Россию,

обогатить его до 20%,

перевезти во Францию,

произвести из него

топливо и вывезти обратно в Иран.

В моем понимании, это справедливое

реалистичное предложение, и я поддерживаю его.

Однако у меня нет ответа от Ирана.

Могу Вас заверить, что Ирану известен адрес МАГАТЭ,

он знает, что от него ждут, и

может ответить в любой момент,

а мы приветствовали бы добросовестный,

легитимный и искренний ответ.

Но, как Вам известно, пока наши ожидания не оправдались.

Нужно ли больше кнутов или пряников,

чтобы убедить Иран?

Ирану не нравится слово «пряник»,

которое ассоциируется у него с животным послушанием.

Я пытаюсь напомнить им, что ничего плохого в этом нет, например,

в США символ одной из крупнейших партий –

осëл, но, видимо, Иран не воспринимает это всерьез.

Я думаю, что если пойти в обход

по пути урегулирования и стимулирования,

это означало бы предоставление им гарантии

от нападений извне

или подрывной деятельности внутри страны.

Постараться выработать

международный консенсус по Ирану –

суть подхода

Президента Обамы.

Если мы решительно настроены

не допустить распространения этого оружия,

правила должны быть обязательными,

за нарушения надо наказывать,

и слова должны не расходиться с делом.

Мир должен сплотиться,

чтобы не допустить

распространения этого оружия.

Но какую аудиторию президент Обама пытается убедить

в первую очередь?

В первую очередь – это такие страны мира,

как Бразилия и Южная Африка.

Те, кто стремится к более справедливому

международному порядку

и не будет вносить вклад в

обеспечение соблюдения двойных стандартов.

Я понимаю протест в связи с тем, что у одних есть

оружие, которого нет у других.

Ядерный порядок – это

двойной стандарт:

небольшому числу стран удается обладать ядерным оружием,

а другим – нет.

Конечно, проверяется способность Обамы

объединить международное

сообщество, чтобы выработать

общую позицию

и постараться решить вопрос с этой программой.

Он решил придерживаться такого подхода:

протянуть руку Ирану, а

если тот не ответит,

то тем легче будет Обаме

добиться от международного сообщества

поддержки усилий США

по оказанию серьезного давления на Иран.

Это тоже вопрос восприятия.

Пока Запад пытается продемонстрировать,

что происходит в Иране,

тот, в свою очередь, также старается убедить

колеблющиеся страны.

Они неправильно трактуют предпринимаемые

в отношении Ирана действия, как своего рода попытки

лишить Иран его ядерного права,

что не соответствует действительности.

Речь идет не об утрате ядерных прав, а

о том, что Иран нарушил условия договора,

но Иран представляет все в таком свете,

что другие говорят себе:

«Я не хочу поступить так, чтобы

мое право было ограничено,

как это происходит с Ираном, поэтому я поддерживаю Иран».

Но то, что Иран представляет как свои права,

уже гарантируется

Договором о нераспространении.

В соответствии с ДНЯО Иран имеет право

на создание атомной энергии для использования в

мирных, гражданских целях.

Если никакого ответа от Ирана не поступит,

следующим этапом,

вероятно, будет ужесточение санкций.

Какой эффект могут они возыметь?

Санкции не являются прямым путем

к прекращению программы по созданию бомбы.

Это не очень хороший способ, чтобы убедить

Ахмадинежада изменить свою позицию.

Перед президентом стоит следующая проблема:

даже если удастся объединить страны для

принятия более жестких санкций,

это еще не значит, что они смогут

помешать Ирану пойти дальше.

Любая страна, решительно

настроенная на создание ядерного оружия,

вероятно, добьется этого.

Международное сообщество должно

стремиться выработать такое решение, которое осуществимо на практике.

Многие понимают, что санкции ограничены,

но вместе с тем в них есть и польза.

Санкции – не волшебная палочка.

Надо надеяться, что благодаря санкциям

удастся изменить расчеты

такой страны, как Иран,

дать ей понять, что расходы,

сопряженные с дальнейшей реализацией

ядерной программы,

превышают выгоду.

Во время подобных дебатов приводится

обычный довод:

санкции бесполезны,

мы больше не должны их применять,

поскольку они не изменят стратегии Ирана.

Но при этом упускается

из вида следующий момент:

санкции также используются для того, чтобы наказать

кого-то и дать понять,

что существуют правила и в случае их нарушения

придется расплачиваться.

И мы заставим вас платить эту цену, даже

если не можем изменить ваше поведение;

расплата неизбежна.

И в этом суть.

Важны не только санкции,

но и механизм их наложения.

Было бы досадно, если бы

Совет Безопасности решил действовать

в мае,

во время конференции по рассмотрению

действия ДНЯО.

Если Совет Безопасности решит

принять более жесткие санкции,

у Ирана не будет стимула для

занятия более мягкой позиции.

Еще один предмет для беспокойства –

последствия санкций.

Могут ли санкции привести к еще

более активной деятельности по распространению

со стороны Ирана и могут ли другие соседи по региону

последовать за Ираном по пути ЯО?

Чем больше санкций мы будем налагать на Иран,

тем больше стимулов будет у этой страны

продавать на черном рынке

любые технологии, приобретенные за

большую цену.

Мы изо всех сил пытаемся

не дать Ирану перейти черту.

Но если Иран перейдет ее,

тогда у нас возникнет серьезная проблема

с распространением на Ближнем Востоке,

с Египтом, Сирией и Саудовской Аравией.

Нам надо беспокоиться об этом.

Но Иран еще не перешел черту и не завладел

ядерным оружием.

Есть причины полагать,

что он может и не перейти ее,

а даже если и перейдет, никогда не применит

оружие, которое у него появится.

Обнадеживает тот факт, что

я не вижу причин, которые побуждали бы эту страну

создавать ядерный арсенал

для обеспечения безопасности.

Ирак был такой причиной, но ее больше нет.

Здравомыслящие государства, даже те,

которые нам совсем не нравятся,

очень сильно колеблются,

применять ли им ядерное оружие или нет,

поскольку есть точный обратный адрес.

Так что применение грозит

чрезвычайно тяжелыми последствиями.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink