ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск Вестника НАТО размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О Вестнике НАТО
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на Вестник НАТО
  

МАГАТЭ – важнейшее международное агентство?

Get the Flash Player to see this player.

Даже если верить странам и организациям, что они не будут нарушать установленных в мире правил в ядерной сфере, все равно необходим международный «страж». Международное агентство по атомной энергии является таким стражем. Но пользуется ли оно уважением, есть ли у него денежные средства и свобода, чтобы выполнять свою функцию?

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

У Аль-Каиды и международного сообщества есть

общий интерес:

им обоим хочется узнать, где находятся

«оказавшиеся на свободе» ядерные материалы.

Мы постарались подсчитать,

о каком количестве материалов идет речь.

Чтобы преградить доступ к ним, надо знать,

где они находятся.

Но насколько хороши наши знания?

Не настолько, как нам бы хотелось,

потому что в странах, считающих эту информацию

особо важной для безопасности,

уже давно стало традиционным не допускать

транспарентности в этой сфере,

и они неохотно предоставляют эту информацию,

даже таким организациям, как МАГАТЭ.

Ахиллесовой пятой в системе физической защиты,

контроля и учета

является учет.

Многие страны плохо справляются с этой задачей.

Число неучтенных материалов очень велико.

Я задал вопрос руководителю МАГАТЭ

о том, что он думает

о степени нашей информированности об

их местонахождении.

Обладаем ли мы достаточной информацией о том,

где находятся материалы,

в каком они состоянии

и как хорошо защищены?

У нас есть база данных о

незаконной торговле, начиная с 1995 года.

И в последнее время

в нашу базу данных ежегодно поступает

приблизительно 150 сообщений.

С 2002 по 2009 год

мы получили 1400 сообщений.

Эта информация очень полезна

для проведения анализа и принятия ответных мер.

Не будет преувеличением, если я скажу, что

МАГАТЭ могла бы вести основную работу

по возможному созданию безъядерного мира.

Контроль над соблюдением со стороны МАГАТЭ

будет принципиально важным как в плане необходимых знаний,

так и в плане убедительных доводов. Контроль над соблюдением и принуждение к выполнению

будут критически важными для полного избавления от ядерного оружия.

И они будут приобретать все большее значение по мере того,

как, мы надеемся, арсенал оружия

станет сокращаться.

Это очень важно для того, чтобы убедить страны

полностью избавиться от ЯО.

Никто не станет этого делать,

не будучи уверенным в том, что

мошенники будут найдены,

и если это произойдет,

международные ресурсы

будут задействованы для решения проблемы.

Но ни один контроль над соблюдением в мире

не сможет ничего изменить,

если он не будет жестким.

Мне кажется, контролю над соблюдением

дается слишком завышенная оценка.

Он очень важен, но надо задать себе вопрос:

«Что произойдет, если в результате проверки мы

выясним, что кто-то ведет нечестную игру?»

Проблема в принуждении к соблюдению

и в том, как великие державы готовы поступить

с теми, кто играет нечестно.

Проблема и в том, кто будет принуждать к соблюдению?

Судя по всему, не МАГАТЭ.

Может ли ваша организация быть тем правоохранительным органом,

о котором говорил Президент Обама?

- У нас нет такого мандата.

Обязанность по обеспечению

безопасности ядерного оружия и материалов

несут государства-члены, а мы им лишь помогаем.

Независимо от этого, считается,

что МАГАТЭ не хватает ресурсов, чтобы

справиться со стоящими перед ней задачами,

способствующими созданию безъядерного мира.

Сама МАГАТЭ играет

консультационную и вспомогательную роль,

она может обнародовать стратегии,

разъяснять, что делают страны.

Эта роль крайне важна.

Конечно, ей нужно больше ресурсов

для проведения инспекций и

лабораторных анализов,

для разработки политического курса

и реализации политики.

Мы не можем продолжать уклоняться от этой обязанности.

МАГАТЭ – это, несомненно,

самая профессиональная и лучше всего оснащенная

необходимыми средствами

организация, которая у нас есть.

Ей нужна новая,

усовершенствованная лаборатория для анализа,

и это очень важная задача организации.

И нужно больше сотрудников.

Также необходимо, чтобы государства предоставляли ей

разведданные.

А это щекотливый вопрос.

Руководитель МАГАТЭ с готовностью подчеркивает

проблему с ресурсами.

У нас есть регулярный бюджет

и добровольные взносы.

Объем регулярного бюджета – всего

3,2 млн. долларов США,

что составляет 20% нашего бюджета.

Соотношение не очень хорошее.

В новом протоколе

установлены новые правила для инспекций:

они стали более широкомасштабными,

но по-прежнему существуют препятствия.

В соответствии с правилами, существовавшими еще в Ираке в 1990 году,

нашу работу серьезно затрудняло то, что

в принципе мы могли выезжать только на

заявленные объекты, и даже на них только на стратегические пункты.

Это слишком ограничивало нашу работу.

Я думаю, что можно сделать больше.

Я помню, что инспекторам МАГАТЭ

по-прежнему нужна виза,

но не инспекторам, занимающимся химическим оружием.

В моем понимании, это смешно.

Не забывайте, что до сих пор для многих стран

пустить к себе инспекторов – непростой шаг.

Но это наверняка пойдет этим странам на пользу.

Инспекции на местах в суверенной стране

существуют не так давно.

Во многом они возникли благодаря МАГАТЭ.

До этого страны поднимали шум:

«Иностранные инспекторы?

Мы же суверенная страна!»

Так что здесь произошли большие изменения.

Я всегда говорил, что к этому надо относиться

не как к вторжению, а как к услуге.

Если инспекторы, которым предоставлена

свобода передвижения,

проведут проверку и скажут,

что все в порядке, это заслуживает гораздо больше доверия,

чем когда вы сами говорите, что все в порядке.

У Аль-Каиды и международного сообщества есть

общий интерес:

им обоим хочется узнать, где находятся

«оказавшиеся на свободе» ядерные материалы.

Мы постарались подсчитать,

о каком количестве материалов идет речь.

Чтобы преградить доступ к ним, надо знать,

где они находятся.

Но насколько хороши наши знания?

Не настолько, как нам бы хотелось,

потому что в странах, считающих эту информацию

особо важной для безопасности,

уже давно стало традиционным не допускать

транспарентности в этой сфере,

и они неохотно предоставляют эту информацию,

даже таким организациям, как МАГАТЭ.

Ахиллесовой пятой в системе физической защиты,

контроля и учета

является учет.

Многие страны плохо справляются с этой задачей.

Число неучтенных материалов очень велико.

Я задал вопрос руководителю МАГАТЭ

о том, что он думает

о степени нашей информированности об

их местонахождении.

Обладаем ли мы достаточной информацией о том,

где находятся материалы,

в каком они состоянии

и как хорошо защищены?

У нас есть база данных о

незаконной торговле, начиная с 1995 года.

И в последнее время

в нашу базу данных ежегодно поступает

приблизительно 150 сообщений.

С 2002 по 2009 год

мы получили 1400 сообщений.

Эта информация очень полезна

для проведения анализа и принятия ответных мер.

Не будет преувеличением, если я скажу, что

МАГАТЭ могла бы вести основную работу

по возможному созданию безъядерного мира.

Контроль над соблюдением со стороны МАГАТЭ

будет принципиально важным как в плане необходимых знаний,

так и в плане убедительных доводов. Контроль над соблюдением и принуждение к выполнению

будут критически важными для полного избавления от ядерного оружия.

И они будут приобретать все большее значение по мере того,

как, мы надеемся, арсенал оружия

станет сокращаться.

Это очень важно для того, чтобы убедить страны

полностью избавиться от ЯО.

Никто не станет этого делать,

не будучи уверенным в том, что

мошенники будут найдены,

и если это произойдет,

международные ресурсы

будут задействованы для решения проблемы.

Но ни один контроль над соблюдением в мире

не сможет ничего изменить,

если он не будет жестким.

Мне кажется, контролю над соблюдением

дается слишком завышенная оценка.

Он очень важен, но надо задать себе вопрос:

«Что произойдет, если в результате проверки мы

выясним, что кто-то ведет нечестную игру?»

Проблема в принуждении к соблюдению

и в том, как великие державы готовы поступить

с теми, кто играет нечестно.

Проблема и в том, кто будет принуждать к соблюдению?

Судя по всему, не МАГАТЭ.

Может ли ваша организация быть тем правоохранительным органом,

о котором говорил Президент Обама?

- У нас нет такого мандата.

Обязанность по обеспечению

безопасности ядерного оружия и материалов

несут государства-члены, а мы им лишь помогаем.

Независимо от этого, считается,

что МАГАТЭ не хватает ресурсов, чтобы

справиться со стоящими перед ней задачами,

способствующими созданию безъядерного мира.

Сама МАГАТЭ играет

консультационную и вспомогательную роль,

она может обнародовать стратегии,

разъяснять, что делают страны.

Эта роль крайне важна.

Конечно, ей нужно больше ресурсов

для проведения инспекций и

лабораторных анализов,

для разработки политического курса

и реализации политики.

Мы не можем продолжать уклоняться от этой обязанности.

МАГАТЭ – это, несомненно,

самая профессиональная и лучше всего оснащенная

необходимыми средствами

организация, которая у нас есть.

Ей нужна новая,

усовершенствованная лаборатория для анализа,

и это очень важная задача организации.

И нужно больше сотрудников.

Также необходимо, чтобы государства предоставляли ей

разведданные.

А это щекотливый вопрос.

Руководитель МАГАТЭ с готовностью подчеркивает

проблему с ресурсами.

У нас есть регулярный бюджет

и добровольные взносы.

Объем регулярного бюджета – всего

3,2 млн. долларов США,

что составляет 20% нашего бюджета.

Соотношение не очень хорошее.

В новом протоколе

установлены новые правила для инспекций:

они стали более широкомасштабными,

но по-прежнему существуют препятствия.

В соответствии с правилами, существовавшими еще в Ираке в 1990 году,

нашу работу серьезно затрудняло то, что

в принципе мы могли выезжать только на

заявленные объекты, и даже на них только на стратегические пункты.

Это слишком ограничивало нашу работу.

Я думаю, что можно сделать больше.

Я помню, что инспекторам МАГАТЭ

по-прежнему нужна виза,

но не инспекторам, занимающимся химическим оружием.

В моем понимании, это смешно.

Не забывайте, что до сих пор для многих стран

пустить к себе инспекторов – непростой шаг.

Но это наверняка пойдет этим странам на пользу.

Инспекции на местах в суверенной стране

существуют не так давно.

Во многом они возникли благодаря МАГАТЭ.

До этого страны поднимали шум:

«Иностранные инспекторы?

Мы же суверенная страна!»

Так что здесь произошли большие изменения.

Я всегда говорил, что к этому надо относиться

не как к вторжению, а как к услуге.

Если инспекторы, которым предоставлена

свобода передвижения,

проведут проверку и скажут,

что все в порядке, это заслуживает гораздо больше доверия,

чем когда вы сами говорите, что все в порядке.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink