Новая Стратегическая концепция НАТО: равновесие удалось сохранить?

Get the Flash Player to see this player.

О первой стратегической концепции НАТО за одиннадцать лет часто говорилось, как о задаче по соблюдению равновесия. Например, как найти равновесие между новыми угрозами и старыми, как соблюсти интересы малых и больших государств. Что говорят теперь, после утверждения новой концепции?

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

О первой стратегической концепции НАТО

за одиннадцать лет

часто говорилось, как

о задаче по соблюдению равновесия.

Например, как найти равновесие

между новыми угрозами и старыми,

как соблюсти интересы

малых и больших государств.

Что говорят теперь, после утверждения

новой концепции?

С точки зрения моей страны,

все сложные моменты были

учтены.

Стратегической концепцией мы удовлетворены

не только в практическом отношении, но и

тем, как она разрабатывалась

и готовилась

под руководством

генерального секретаря.

При проведении этой работы

мнения, предложения

и подход наших властей

были учтены.

В частности, в том, как в концепции

представлены новые угрозы –

от кибернетической опасности

до растущего числа недееспособных государств.

К любым угрозам

надо относиться серьезно.

Но особенно к новым,

и в концепции это отражено.

Военным присутствием не исправишь положение

в недееспособном государстве.

Государственное строительство

предполагает обеспечение безопасности,

это военная составляющая.

Но требуется гораздо больше.

Для борьбы с кибернетической преступностью

и новыми угрозами необходимо развивать

новые технологии, вырабатывать новые стратегии.

Принятые решения затронут не только

государства-члены НАТО.

В Афганистане сражается много стран,

не входящих в НАТО.

Как принятые решения отразятся

на проводимой там самой крупной операции НАТО?

Если прислушаться к дебатам в СМИ,

можно подумать, что все

оттуда бегут. Однако это не так.

Каждый готов остаться и

так или иначе внести свою лепту.

Каждый, в том числе и мы,

должен перейти

от ведения боевых действий

к инструктажу,

учебной подготовке и оказанию поддержки.

То, что происходит в некоторых точках,

ставит под угрозу

безопасность наших граждан

во всех странах НАТО.

Невозможно за неделю сформировать армию.

На это требуется время.

Однако дело даже не в

количестве военных,

сколько в качестве учебной подготовки.

Предыдущая Стратегическая концепция НАТО

была согласована лишь девятнадцатью странами.

На сей раз за столом переговоров было

28 стран.

Как это отразилось на процессе

принятия решений?

Я не думаю, что это было

намного сложнее.

Мне хотелось бы подчеркнуть готовность

новых государств-членов НАТО,

12 новых государств-членов НАТО

по-настоящему принять участие в подготовке

основных положений концепции.

Это была очень целенаправленная

и прекрасно проделанная работа.

В новой концепции НАТО

предусмотрена возможность взаимодействия

с Европейским союзом,

с ООН,

с региональными организациями по обеспечению безопасности,

с финансовыми институтами.

Мне кажется, что польза этого очевидна.

И, наконец, встречу в верхах в Лиссабоне

называли самой важной

встречей в верхах в истории

Североатлантического союза.

Итак, встреча состоялась. Не преувеличена ли

ее значимость?

Каждая подобная встреча важна по-своему.

И все же именно эта встреча

была действительно очень важной. Впрочем, возможно, следующая будет еще важнее.

О первой стратегической концепции НАТО

за одиннадцать лет

часто говорилось, как

о задаче по соблюдению равновесия.

Например, как найти равновесие

между новыми угрозами и старыми,

как соблюсти интересы

малых и больших государств.

Что говорят теперь, после утверждения

новой концепции?

С точки зрения моей страны,

все сложные моменты были

учтены.

Стратегической концепцией мы удовлетворены

не только в практическом отношении, но и

тем, как она разрабатывалась

и готовилась

под руководством

генерального секретаря.

При проведении этой работы

мнения, предложения

и подход наших властей

были учтены.

В частности, в том, как в концепции

представлены новые угрозы –

от кибернетической опасности

до растущего числа недееспособных государств.

К любым угрозам

надо относиться серьезно.

Но особенно к новым,

и в концепции это отражено.

Военным присутствием не исправишь положение

в недееспособном государстве.

Государственное строительство

предполагает обеспечение безопасности,

это военная составляющая.

Но требуется гораздо больше.

Для борьбы с кибернетической преступностью

и новыми угрозами необходимо развивать

новые технологии, вырабатывать новые стратегии.

Принятые решения затронут не только

государства-члены НАТО.

В Афганистане сражается много стран,

не входящих в НАТО.

Как принятые решения отразятся

на проводимой там самой крупной операции НАТО?

Если прислушаться к дебатам в СМИ,

можно подумать, что все

оттуда бегут. Однако это не так.

Каждый готов остаться и

так или иначе внести свою лепту.

Каждый, в том числе и мы,

должен перейти

от ведения боевых действий

к инструктажу,

учебной подготовке и оказанию поддержки.

То, что происходит в некоторых точках,

ставит под угрозу

безопасность наших граждан

во всех странах НАТО.

Невозможно за неделю сформировать армию.

На это требуется время.

Однако дело даже не в

количестве военных,

сколько в качестве учебной подготовки.

Предыдущая Стратегическая концепция НАТО

была согласована лишь девятнадцатью странами.

На сей раз за столом переговоров было

28 стран.

Как это отразилось на процессе

принятия решений?

Я не думаю, что это было

намного сложнее.

Мне хотелось бы подчеркнуть готовность

новых государств-членов НАТО,

12 новых государств-членов НАТО

по-настоящему принять участие в подготовке

основных положений концепции.

Это была очень целенаправленная

и прекрасно проделанная работа.

В новой концепции НАТО

предусмотрена возможность взаимодействия

с Европейским союзом,

с ООН,

с региональными организациями по обеспечению безопасности,

с финансовыми институтами.

Мне кажется, что польза этого очевидна.

И, наконец, встречу в верхах в Лиссабоне

называли самой важной

встречей в верхах в истории

Североатлантического союза.

Итак, встреча состоялась. Не преувеличена ли

ее значимость?

Каждая подобная встреча важна по-своему.

И все же именно эта встреча

была действительно очень важной. Впрочем, возможно, следующая будет еще важнее.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink