ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Так близко и все же так далеко

© Reuters/Tomas Bravo

В этом году Министерство юстиции США заявило, что мексиканские структуры, занимающиеся незаконным оборотом наркотиков, являются формой организованной преступности, представляющей очень серьезную угрозу для Соединенных Штатов. Но автор данной статьи, Сэм Кинонес, проживший десять лет в этой стране, утверждает, что проблемы Мексики имеют лишь ограниченные последствия для безопасности США – пока.

Некий экономист, изучавший статистику совершаемых в районе границы убийств, сказал мне однажды, что он сравнивает преступные группировки наркоторговцев в Мексике с Тони Сопрано. По сути, и те и другие – преступники-бизнесмены, заинтересованные прежде всего в том, чтобы заработать деньги.

Разница лишь в том, что американцем Тони Сопрано интересовалась только местная полиция и, возможно, Комиссия по делам преступности Нью-Джерси. Вооруженные силы США никогда им не занимались.

Однако, по словам этого экономиста, тот факт, что в обеих странах на них не обращали внимания, позволил мексиканским Тони Сопрано «стать национальной угрозой». «Они контролируют практически весь приграничный район в Мексике».

Подобное рассуждение позволяет лучше понять степень угрозы, которую представляют участники продолжающейся уже четыре года нарковойны в Мексике.

В январе полиция Тихуаны арестовала человека, известного как «Эль Позолеро» – готовящий похлебку, – который получал еженедельную зарплату в размере 600 долларов США за то, что растворял тела людей в кислоте.

В силу ряда причин эта война носит беспрецедентный характер.

Правительство Мексики под руководством Президента Фелипе Кальдерона впервые ударило по контрабандистам, выдало их иностранным государствам, конфисковало у них денежные средства и оружие. В течение многих лет, начиная с 70-х годов, некоторые структуры государственной власти в Мексике оказывали содействие в организации торговли наркотиками.

Самым неприятным во всей этой истории оказалось то, что у Рауля, брата бывшего президента Карлоса Салинаса, на счетах в иностранных банках лежат сотни миллионов долларов – деньги, полученные им от действующего в Мексиканском заливе наркокартеля за обеспечение «крыши».

Отчасти из-за новой позиции правительства наркодельцы стали совершать более громкие и жестокие убийства. Раньше они сбрасывали трупы в овраги или неглубокие могилы, а теперь тела убитых с прикрепленными к ним посланиями с угрозами можно обнаружить на улицах. Часто трупы обезглавлены.

В январе полиция Тихуаны арестовала человека, известного как «Эль Позолеро» – готовящий похлебку, – который получал от одной из группировок Тихуанского картеля еженедельную зарплату в размере 600 долларов США за то, что растворял тела людей в кислоте. Осенью прошлого года несколько ванн с этой кислотой были найдены напротив одного ресторана.

© Reuters/Daniel Aguilar

Тем временем наркодельцы развешивают в парках и на площадях транспаранты, в которых обвиняют правительство в сообщничестве с конкурентами. Youtube.com стал их пропагандистской площадкой, где анонимные компании загружают видеофильмы и наркобаллады, в которых восхваляются преимущества лидера одного картеля над другим.

Подобная наглость призвана запугать общественность, правительство и конкурентов.

Эта война заставила мексиканскую армию напрячь свои силы, поскольку ей было поручено патрулировать горячие точки по всей стране.

Все это произошло потому, что преступные наркогруппировки, члены которых начинали как «деревенщина» (то есть мелкие преступники местного значения), превратились в угрозу национальной безопасности Мексики.

Несомненно, картина вырисовывается весьма зловещая.

Тем не менее, эти наркодельцы – бизнесмены, а не идеологи. Их интересует бизнес.

Однако лишь малая часть этого криминального насилия перекинулась на Соединенные Штаты.

В начале этого года велось немало разговоров о том, что это насилие может перекинуться и на США. В течение нескольких недель этой весной Си-Эн-Эн была особо одержима этой идеей, и приглашенные аналитики, в том числе и я сам, часами рассуждали о возможности подобного хода событий.

Однако лишь малая часть этого криминального насилия перекинулась на Соединенные Штаты.

Это удивительная история. В 80-е годы во Флориде колумбийцы, заправлявшие контрабандой кокаина, вели перестрелки на улицах Майами, так что число убийств резко возросло. Чикаго прославился своим открытым кровопролитием во времена сухого закона. Когда «Кровавые» и «Калеки» (Bloods and Crips) боролись за рынок крэка в Лос-Анджелесе и в центральной части Америки, по всей стране раздавались звуки выстрелов из проезжающих автомобилей.

Сегодня же, когда беспрецедентная по своей жестокости нарковойна бушует на юге американо-мексиканской границы, известной своей проницаемостью, на американских улицах она не ощущается.

За последние 20 месяцев в Сьюдад Хуарес было совершено около 3000 убийств. Улицы города патрулируют солдаты с автоматами. Однако буквально через ров, в 200 ярдах расположен город Эль-Пасо – один из самых безопасных городов Америки, в котором за тот же период было совершено 30 убийств.

© Reuters/Tomas Bravo

В 2008 году наркокартели вели борьбу за контроль над дорогой, пролегающей через Ногалес, Сонора, и число убийств в этом городе выросло в три раза – до 126 случаев. По другую сторону заграждений, в Ногалес, Аризона, за этот же период времени было совершено три убийства.

В 2005 и 2006 годах на Нуево-Ларедо обрушилась неистовая волна убийств, совершаемых картелями: в общей сложности в эти годы их было зафиксировано 367. Число убийств в Ларедо, Техас, по другую сторону Рио Гранде, увеличилось вдвое, но составило всего лишь 45 случаев, хотя это тоже большой город. После этого количество убийств в Ларедо упало до обычного показателя – десять или чуть больше в год.

Специальные группы по борьбе с наркотиками в Америке сообщают о том, что мексиканские наркоторговцы, действуя на территории США, стараются вести себя очень незаметно. Атланта, например, стал распределительным узлом для наркотиков, ввозимых мексиканскими картелями, обезглавливающими друг друга в своей стране. Однако в городе столь дерзкое насилие мало проявляется.

В связи с тем, что Аризона стала новыми воротами США для мексиканских наркотиков, Феникс превратился в американскую столицу по похищению людей с целью получения выкупа. Правда, подозреваемые и жертвы этих преступлений, совершаемых в среднем один раз в день, – мексиканские контрабандисты. Обыватели Феникса едва ли знают что-то о происходящем.

Несмотря на то, что наш мир предполагает большую степень глобальной взаимосвязанности, местные органы по-прежнему играют основную роль в создании приемлемых условий жизни. Это особенно верно в случае преступности и справедливого экономического развития.

Это урок мексиканской нарковойны.

Американская полиция в общем и целом получает хорошую зарплату, хорошо обучена, оснащена и заинтересована в результатах своей деятельности. Американские суды и тюрьмы исправно функционируют. Но вот о Мексике этого не скажешь.

Нет сомнений в том, что текущее положение дел зависит от «доброй воли» преступников. Мексиканские контрабандисты воздерживаются от беспорядочного кровопролития на улицах городов США, поскольку ответные меры подорвут то, что является для них первоочередным: бизнес и поток выручаемых от продажи наркотиков средств на юг.

Но прежде всего это объясняется тем, что им хорошо известно, что американские правоохранительные органы – самый сильный враг. Американская полиция в общем и целом получает хорошую зарплату, хорошо обучена, оснащена и заинтересована в результатах своей деятельности. Американские суды и тюрьмы исправно функционируют.

Но вот о Мексике этого не скажешь. Местным органам в течение многих веков не давали расти, тогда как центральная власть оказалась чрезмерно раздутой. До 1983 года местное управление в Мексике было придатком правительства, и оно по-прежнему ощущает нехватку жизненных сил и денежных средств. Положение самого правительства несколько лучше. Однако недееспособные полицейские – один из результатов этого положения вещей.

Также важно отметить различие между наркобизнесом в Соединенных Штатах и в Мексике.

После того, как наркотики попадают в США, не существует иерархии, авторитетов или олигархов, чьи приказы будут выполняться. Напротив, значительная часть обширного рынка наркотиков в США похожа на американскую экономику: в большой степени свободный, открытый рынок для всех мелких индивидуальных предпринимателей. Они относительно быстро приходят и уходят, удаляются от дел, их или убивают, или сажают в тюрьму, и освободившееся место довольно быстро занимают другие, претендующие на эту долю рынка.

Власть авторитетов в американском наркобизнесе была недолговечной и региональной. Пример тому – боссы итальянской мафии или Ники Барнс – король героина в 70-х годах в Гарлеме, или руководители банд в Лос-Анджелесе. Их судьбы свидетельствуют об эффективности системы уголовного правосудия в США, не говоря уже о двуличии мира наркотиков.

Однако в отдельных районах Мексики наркодельцы накопили оружие армейского образца, обладают ужасающими способностями вести контрразведку, имеют пособников среди властей и армию рядовых из числа бедных молодых людей, стремящихся присоединиться к ним.

Незаконный оборот наркотиков в Мексике, как и большая часть экономики страны, контролируется олигополиями. Даже когда наркодельцы попадают в тюрьму, благодаря коррупции их полномочия простираются за пределы тюремных стен. Пример тому – побег, совершенный в 2001 году Жоакином «Эль-Чапо» Гузманом, который до сих пор является образцом деревенского простака, ставшего угрозой национальной безопасности Мексики.

© Reuters/Tomas Bravo

Все это говорит о том, что вряд ли мексиканские контрабандисты станут в ближайшие годы национальной угрозой безопасности внутри США.

Их собственные деловые интересы противоречат этому. К тому же наркобизнес, к которому приобщены гангстеры, наркоманы и прочие нарушители закона, сам по себе не подходит для методических, организованных нападений вроде тех, которые были совершены террористами-исламистами.

Гораздо более вероятной угрозой для США является постепенное ухудшение ситуации в Мексике из-за постоянного натиска наркодельцов, поступления оружия и денег из США. Именно это сейчас и происходит.

Этот процесс не так заметен, как зрелищные нападения на территории США, и поэтому он намного коварнее. Судя по всему, только кризис изменил отношения между США и Мексикой. Страна едва заслуживала упоминания в кампании по выборам президента США в 2008 году. И только по прошествии четырех лет, унесших жизнь более 12 000 человек, в том числе многих в районе границы, Мексика попала в поле зрения Вашингтона или большей части американцев весной прошлого года.

Судя по всему, только путем углубленного, не виданного доселе взаимодействия двух стран удастся найти решение для устранения того, что происходит в настоящий момент.

Однако это может заставить каждую страну пойти на столь сложные внутренние изменения, что политики могут предпочесть отложить их.

Большинство аналитиков считают, что Мексика должна приступить к реформам. Но законодательная система Мексики практически парализована, и изменения идут крайне медленно.

В Аризоне, Неваде и Техасе действуют законы о свободной продаже оружия, которые, по мнению почти всех тех, кто следит за событиями в Мексике, помогают снабжать им картели. Может быть, большинству законодателей не по силам тягаться с Национальной стрелковой организацией (NRA).

Большинство аналитиков полагают, что тем временем Мексика должна приступить к реформам, которые, как считается, имеют принципиальное значение и для борьбы с контрабандистами, и для справедливого развития страны, чтобы как можно меньше мексиканцев занимались незаконным оборотом наркотиков. В число этих реформ входят помимо прочих реформа образования, уголовного правосудия, муниципального управления. Некоторые из них начались, но законодательная система Мексики практически парализована, и изменения идут крайне медленно.

Наркодельцам удалось добиться того, что им и многим аналитикам казалось меньше всего возможным: возник кризис, в результате которого Мексика и Соединенные Штаты могут преодолеть свои расхождения, чтобы выработать общую позицию и вести совместную работу.

Странно в мексиканской нарковойне то, что она является угрозой в той мере, в которой обе страны позволяют ей быть угрозой. Но так было с наркодельцами с тех времен, когда они были «деревенщиной».

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink