ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Мадлен K. Олбрайт, председатель Группы экспертов по Стратегической концепции НАТО

Get the Flash Player to see this player.

Мнения и интервью: видео 1

Каковы личные мнения некоторых лиц, связанных с разработкой новой Стратегической концепции? Как далеко может продвинуться концепция? В этом разделе мы предлагаем беседу лицом к лицу с некоторыми ключевыми фигурами.

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

Мнения и интервью

Каковы личные мнения некоторых лиц, связанных с разработкой новой Стратегической концепции? Как далеко может продвинуться концепция? В этом разделе мы предлагаем беседу лицом к лицу с некоторыми ключевыми фигурами.

Госпожа государственный секретарь! Почему важно именно сейчас разработать новую

Стратегическую концепцию для НАТО?

И какова роль группы экспертов,

которую вы возглавляете? Последний раз Стратегическая концепция

была принята в 1999 году, десять лет назад.

В Страсбурге и Келе, когда отмечалось

шестидесятилетие НАТО, главы государств и правительств решили,

что было бы целесообразно

иметь новую Стратегическую концепцию,

чтобы заняться вопросами XXI века.

НАТО – блестящий союз,

основанный в 1949 году. На протяжении многих лет она корректировала

свой мандат и задачу, чтобы соответствовать происходившему,

и кончено же целесообразно, чтобы

в XXI веке, в 2009 году

мы смотрели вперед и

имели на руках новую Стратегическую концепцию.

Некоторые вопросы безопасности, которые должна решать НАТО, - глобальные вопросы.

В какой степени эксперты намерены

познакомиться с точками зрения

непосредственных участников и сторонних наблюдателей? Начать надо с группы.

Группа независимая. Назначили нас наши страны, но

мы не выступаем от их имени.

Это основная группа.

Но в связи с тем, что речь идет о глобальных вопросах,

важно услышать как можно больше мнений со стороны.

Не все в составе группы экспертов

являются выходцами стран-членов НАТО,

так что мы привлекаем и другие страны.

Это важно, чтобы понять, какие,

по мнению остального мира,

стоят вопросы, и как он

воспримет принятые решения.

Источником многих существующих и будущих угроз

являются негосударственные структуры.

Должна ли Стратегическая концепция помочь

обновить НАТО как союз государств,

чтобы противостоять этим негосударственным угрозам?

Позвольте заметить, что наша группа еще не встречалась.

Мне не хотелось бы предопределять

наш взгляд на вещи,

но лично я считаю, что

очень важно

понять, какие вызовы бросает нам XXI век,

а вызовы разные.

К негосударственным структурам действительно

нужен совсем другой подход.

С другой стороны, нашу

систему по-прежнему образуют государства.

Государствам, с помощью союзов государств

или международных организаций,

предстоит заниматься этими угрозами.

С негосударственными структурами

сопряжено много проблем,

но государства должны по-прежнему

составлять основу для их решения.

Непросто будет соблюсти равновесие,

делая с одной стороны упор на долгосрочные угрозы,

такие как изменение климата,

а с другой стороны –

на неотложные угрозы сегодняшнего дня, такие как Афганистан?

Это один из сложных вопросов для тех,

кто определяет политику.

Он стоит перед нами всеми,

независимо от того, являемся ли мы членами правительства или нет,

эксперты ли мы или представители стран:

нам надо решить, как поступать с

неотложными вопросами,

понимая при этом, что

именно долгосрочные вопросы

потом не дадут нам покоя.

Так что необходимо разобраться с этим и

прежде всего, определить, какие вопросы не терпят отлагательств.

Однако при этом не следует упускать из виду и будущее,

имея в виду возможные проблемы с

энергетической безопасностью,

кибернетической безопасностью,

экологией, –

то есть с целым рядом вопросов.

И именно их группа постарается определить,

чтобы понять, сколько всего нам предстоит сделать.

Я считаю, что очень важно смотреть вперед.

Удивительно в НАТО не то, чему мы противостоим,

а то, что мы отстаиваем,

понимая, как международное сообщество смотрит

на будущие угрозы. Но мы должны решить, как

мы будем работать.

Вы сказали, что в новой Стратегической концепции

надо признать,

что НАТО должна вести совместную работу, полагаясь на

другие организации, такие как

ЕС и ООН.

Может ли новая концепция заложить основу для

лучшей координации?

Этот вопрос возвращает нас к предыдущему.

Если посмотреть на неотложные,

среднесрочные и долгосрочные угрозы,

то станет ясно, что ни одна организация и ни одна страна

не справится с ними самостоятельно.

Необходимо развить целый ряд партнерских отношений.

А ООН создана таким образом,

чтобы признавать значимость

региональных организаций.

Взаимоотношения ЕС и НАТО, разумеется,

принципиально важны.

Есть аспекты различных задач,

для решения которых понадобится сотрудничество.

Мы убедились в этом на Балканах и в Афганистане.

Так что развитие этих отношений – часть

того, что предстоит сделать экспертам,

и, разумеется, новой Стратегической концепции.

Если процесс разработки Стратегической концепции

предполагает более комплексное взаимодействие

с другими организациями,

то существуют ли гарантии того, что

эти организации претерпят аналогичные изменения?

Нет никаких гарантий. Но я думаю, что если мы хорошо справимся со своей задачей

и сможем привлечь другие страны,

а также негосударственные структуры

и другие организации,

то мы сможем вместе переосмыслить

немало наших идей.

Также очень важно, чтобы

общественность наших стран

полностью понимала происходящее.

НАТО – это союз демократий.

Это значит, что

требуется понимание со стороны общественности.

И многие из этих организаций также являются

демократиями, ЕС например.

Так что необходим настоящий диалог о том, как мы будем вместе развиваться

и как общественность наших стран поддержит этот процесс.

Насколько фундаментальна, с вашей точки зрения,

эта концепция для будущего НАТО?

Идет ли речь всего лишь об обновлении или о втором рождении?

7 июля я сказала в своем выступлении,

что речь идет не о том, чтобы все стереть и начать сначала.

Речь идет скорее о доработке.

Но есть ряд основных вопросов,

которые мы все должны обсудить,

потому что угрозы XXI века сильно отличаются

от тех угроз, для противостояния которым была учреждена НАТО,

и я надеюсь, что группа экспертов обратится к

некоторым основополагающим вопросам,

помня при этом, что составляет основу НАТО:

союз государств, придерживающихся аналогичных ценностей и

ставящих перед собой политическую и военную цель.

Обратимся к фундаментальным вопросам:

займет ли обсуждение статьи 5 о коллективной обороне

центральное место?

Думаю, что да. Я считаю, что статья 5 занимает центральное место,

равно как и статья 4 о важности консультаций, а также другие статьи.

Что интересно: если посмотреть на Вашингтонский договор,

то невозможно не заметить, насколько он элегантен и

насколько аккуратно сплетена одна статья с другой.

Хотя статья 5 и занимает центральное место в концепции,

все последующие статьи вытекают из предыдущих.

Я надеюсь, что мы в некотором роде

заново прочтем Вашингтонский договор

и увидим, как последовательно выстроены все статьи.

Вы упомянули широкое обсуждение.

А будет ли обсуждаться вопрос о том, как принимаются решения в НАТО?

Из бесед я поняла, что у некоторых людей

вызывают беспокойство

механизмы принятия решений,

но мне не хотелось бы забегать вперед.

Здесь есть много разных деталей.

Конечно, хоть группа экспертов и независимая,

но нам все же хотелось бы услышать мнения постоянных представителей

и сделать все для того, чтобы

велись обширные консультации.

НАТО стала шире, поэтому есть вопросы,

касающиеся порядка принятия решений,

но надо посмотреть, каким образом группа экспертов

захочет подойти к этой проблематике.

Вы сказали, что мы должны доходчиво

разъяснить свои действия.

Современников создания НАТО все меньше и меньше,

также все меньше и меньше людей,

понимавших в последующие годы, почему НАТО до сих пор существует.

Чрезвычайно важно, чтобы люди поняли,

почему мы делаем то, что мы делаем.

Будет ли в Концепции отведено важное место общественной дипломатии?

Я думаю, что это очень важная составляющая,

поскольку наши страны – демократии,

а это значит, что требуется поддержка и понимание

людей.

И это одна из причин, в силу которых

документ не должен быть раздутым.

Вашингтонский договор

написан очень понятным языком.

Гарри Трумэн изъяснялся очень доходчиво,

с этого все и началось.

И я убеждена, что аспект

общественной дипломатии

найдет свое отражение в концепции,

и мы хотим, чтобы он был.

Будучи государственным секретарем, я всегда придерживалась этого мнения.

Нужен реальный диалог,

надо отвечать на вопросы,

процесс должен быть транспарентным,

и это очень важно.

Мы постарались запустить этот процесс и попросили

задать вам вопросы.

Если позволите, несколько вопросов, которые мы получили

от аудитории.

Первый вопрос от Жерара Смажера

из Франции. Он спрашивает:

«Должна ли организация

обеспечивать

для всех государств-членов НАТО

надежный доступ к природным ресурсам?»

Это как раз один из вопросов,

имеющих большие последствия в наш век:

вопрос энергетики,

или как мы поступим с окружающей средой,

истощаем ли мы природные запасы –

именно такие вопросы я хочу задать другим экспертам

и подумать, насколько обширной должна быть наша деятельность.

Я полагаю, что в XXI веке многое связано с

истощением ресурсов,

так что это очень хороший и интересный вопрос.

И заключительный вопрос, касающийся пола.

У нас была группа мудрецов,

обсуждавших этот вопрос,

а теперь – группа экспертов,

и Рэймонд Ллойд задает вопрос о

роли женщин.

В октябре 2000 года ООН

призвала женщин полноправно участвовать в

разрешении конфликтов

и укреплении мира.

Как НАТО может приблизить это участие к реальности?

Очень важно, что в состав нашей группы экспертов

входят женщины.

Я всегда считала, что общества более стабильны

и способны разрешать конфликты,

когда женщины наделены политическими и экономическими правами.

И я думаю, что для нас крайне важно рассмотреть вопрос о том,

как сделать так, чтобы полнее привлечь

категорию населения,

составляющую больше

половины населения во всех наших странах.

Очень важно привлечь женщин к переговорам

по разрешению конфликтов

и к различным аспектам работы,

стоящим на повестке дня НАТО.

Так что можете на меня рассчитывать:

я поставлю эти вопросы.

Госпожа Государственный секретарь! Спасибо.

- Спасибо.

Госпожа государственный секретарь! Почему важно именно сейчас разработать новую

Стратегическую концепцию для НАТО?

И какова роль группы экспертов,

которую вы возглавляете? Последний раз Стратегическая концепция

была принята в 1999 году, десять лет назад.

В Страсбурге и Келе, когда отмечалось

шестидесятилетие НАТО, главы государств и правительств решили,

что было бы целесообразно

иметь новую Стратегическую концепцию,

чтобы заняться вопросами XXI века.

НАТО – блестящий союз,

основанный в 1949 году. На протяжении многих лет она корректировала

свой мандат и задачу, чтобы соответствовать происходившему,

и кончено же целесообразно, чтобы

в XXI веке, в 2009 году

мы смотрели вперед и

имели на руках новую Стратегическую концепцию.

Некоторые вопросы безопасности, которые должна решать НАТО, - глобальные вопросы.

В какой степени эксперты намерены

познакомиться с точками зрения

непосредственных участников и сторонних наблюдателей? Начать надо с группы.

Группа независимая. Назначили нас наши страны, но

мы не выступаем от их имени.

Это основная группа.

Но в связи с тем, что речь идет о глобальных вопросах,

важно услышать как можно больше мнений со стороны.

Не все в составе группы экспертов

являются выходцами стран-членов НАТО,

так что мы привлекаем и другие страны.

Это важно, чтобы понять, какие,

по мнению остального мира,

стоят вопросы, и как он

воспримет принятые решения.

Источником многих существующих и будущих угроз

являются негосударственные структуры.

Должна ли Стратегическая концепция помочь

обновить НАТО как союз государств,

чтобы противостоять этим негосударственным угрозам?

Позвольте заметить, что наша группа еще не встречалась.

Мне не хотелось бы предопределять

наш взгляд на вещи,

но лично я считаю, что

очень важно

понять, какие вызовы бросает нам XXI век,

а вызовы разные.

К негосударственным структурам действительно

нужен совсем другой подход.

С другой стороны, нашу

систему по-прежнему образуют государства.

Государствам, с помощью союзов государств

или международных организаций,

предстоит заниматься этими угрозами.

С негосударственными структурами

сопряжено много проблем,

но государства должны по-прежнему

составлять основу для их решения.

Непросто будет соблюсти равновесие,

делая с одной стороны упор на долгосрочные угрозы,

такие как изменение климата,

а с другой стороны –

на неотложные угрозы сегодняшнего дня, такие как Афганистан?

Это один из сложных вопросов для тех,

кто определяет политику.

Он стоит перед нами всеми,

независимо от того, являемся ли мы членами правительства или нет,

эксперты ли мы или представители стран:

нам надо решить, как поступать с

неотложными вопросами,

понимая при этом, что

именно долгосрочные вопросы

потом не дадут нам покоя.

Так что необходимо разобраться с этим и

прежде всего, определить, какие вопросы не терпят отлагательств.

Однако при этом не следует упускать из виду и будущее,

имея в виду возможные проблемы с

энергетической безопасностью,

кибернетической безопасностью,

экологией, –

то есть с целым рядом вопросов.

И именно их группа постарается определить,

чтобы понять, сколько всего нам предстоит сделать.

Я считаю, что очень важно смотреть вперед.

Удивительно в НАТО не то, чему мы противостоим,

а то, что мы отстаиваем,

понимая, как международное сообщество смотрит

на будущие угрозы. Но мы должны решить, как

мы будем работать.

Вы сказали, что в новой Стратегической концепции

надо признать,

что НАТО должна вести совместную работу, полагаясь на

другие организации, такие как

ЕС и ООН.

Может ли новая концепция заложить основу для

лучшей координации?

Этот вопрос возвращает нас к предыдущему.

Если посмотреть на неотложные,

среднесрочные и долгосрочные угрозы,

то станет ясно, что ни одна организация и ни одна страна

не справится с ними самостоятельно.

Необходимо развить целый ряд партнерских отношений.

А ООН создана таким образом,

чтобы признавать значимость

региональных организаций.

Взаимоотношения ЕС и НАТО, разумеется,

принципиально важны.

Есть аспекты различных задач,

для решения которых понадобится сотрудничество.

Мы убедились в этом на Балканах и в Афганистане.

Так что развитие этих отношений – часть

того, что предстоит сделать экспертам,

и, разумеется, новой Стратегической концепции.

Если процесс разработки Стратегической концепции

предполагает более комплексное взаимодействие

с другими организациями,

то существуют ли гарантии того, что

эти организации претерпят аналогичные изменения?

Нет никаких гарантий. Но я думаю, что если мы хорошо справимся со своей задачей

и сможем привлечь другие страны,

а также негосударственные структуры

и другие организации,

то мы сможем вместе переосмыслить

немало наших идей.

Также очень важно, чтобы

общественность наших стран

полностью понимала происходящее.

НАТО – это союз демократий.

Это значит, что

требуется понимание со стороны общественности.

И многие из этих организаций также являются

демократиями, ЕС например.

Так что необходим настоящий диалог о том, как мы будем вместе развиваться

и как общественность наших стран поддержит этот процесс.

Насколько фундаментальна, с вашей точки зрения,

эта концепция для будущего НАТО?

Идет ли речь всего лишь об обновлении или о втором рождении?

7 июля я сказала в своем выступлении,

что речь идет не о том, чтобы все стереть и начать сначала.

Речь идет скорее о доработке.

Но есть ряд основных вопросов,

которые мы все должны обсудить,

потому что угрозы XXI века сильно отличаются

от тех угроз, для противостояния которым была учреждена НАТО,

и я надеюсь, что группа экспертов обратится к

некоторым основополагающим вопросам,

помня при этом, что составляет основу НАТО:

союз государств, придерживающихся аналогичных ценностей и

ставящих перед собой политическую и военную цель.

Обратимся к фундаментальным вопросам:

займет ли обсуждение статьи 5 о коллективной обороне

центральное место?

Думаю, что да. Я считаю, что статья 5 занимает центральное место,

равно как и статья 4 о важности консультаций, а также другие статьи.

Что интересно: если посмотреть на Вашингтонский договор,

то невозможно не заметить, насколько он элегантен и

насколько аккуратно сплетена одна статья с другой.

Хотя статья 5 и занимает центральное место в концепции,

все последующие статьи вытекают из предыдущих.

Я надеюсь, что мы в некотором роде

заново прочтем Вашингтонский договор

и увидим, как последовательно выстроены все статьи.

Вы упомянули широкое обсуждение.

А будет ли обсуждаться вопрос о том, как принимаются решения в НАТО?

Из бесед я поняла, что у некоторых людей

вызывают беспокойство

механизмы принятия решений,

но мне не хотелось бы забегать вперед.

Здесь есть много разных деталей.

Конечно, хоть группа экспертов и независимая,

но нам все же хотелось бы услышать мнения постоянных представителей

и сделать все для того, чтобы

велись обширные консультации.

НАТО стала шире, поэтому есть вопросы,

касающиеся порядка принятия решений,

но надо посмотреть, каким образом группа экспертов

захочет подойти к этой проблематике.

Вы сказали, что мы должны доходчиво

разъяснить свои действия.

Современников создания НАТО все меньше и меньше,

также все меньше и меньше людей,

понимавших в последующие годы, почему НАТО до сих пор существует.

Чрезвычайно важно, чтобы люди поняли,

почему мы делаем то, что мы делаем.

Будет ли в Концепции отведено важное место общественной дипломатии?

Я думаю, что это очень важная составляющая,

поскольку наши страны – демократии,

а это значит, что требуется поддержка и понимание

людей.

И это одна из причин, в силу которых

документ не должен быть раздутым.

Вашингтонский договор

написан очень понятным языком.

Гарри Трумэн изъяснялся очень доходчиво,

с этого все и началось.

И я убеждена, что аспект

общественной дипломатии

найдет свое отражение в концепции,

и мы хотим, чтобы он был.

Будучи государственным секретарем, я всегда придерживалась этого мнения.

Нужен реальный диалог,

надо отвечать на вопросы,

процесс должен быть транспарентным,

и это очень важно.

Мы постарались запустить этот процесс и попросили

задать вам вопросы.

Если позволите, несколько вопросов, которые мы получили

от аудитории.

Первый вопрос от Жерара Смажера

из Франции. Он спрашивает:

«Должна ли организация

обеспечивать

для всех государств-членов НАТО

надежный доступ к природным ресурсам?»

Это как раз один из вопросов,

имеющих большие последствия в наш век:

вопрос энергетики,

или как мы поступим с окружающей средой,

истощаем ли мы природные запасы –

именно такие вопросы я хочу задать другим экспертам

и подумать, насколько обширной должна быть наша деятельность.

Я полагаю, что в XXI веке многое связано с

истощением ресурсов,

так что это очень хороший и интересный вопрос.

И заключительный вопрос, касающийся пола.

У нас была группа мудрецов,

обсуждавших этот вопрос,

а теперь – группа экспертов,

и Рэймонд Ллойд задает вопрос о

роли женщин.

В октябре 2000 года ООН

призвала женщин полноправно участвовать в

разрешении конфликтов

и укреплении мира.

Как НАТО может приблизить это участие к реальности?

Очень важно, что в состав нашей группы экспертов

входят женщины.

Я всегда считала, что общества более стабильны

и способны разрешать конфликты,

когда женщины наделены политическими и экономическими правами.

И я думаю, что для нас крайне важно рассмотреть вопрос о том,

как сделать так, чтобы полнее привлечь

категорию населения,

составляющую больше

половины населения во всех наших странах.

Очень важно привлечь женщин к переговорам

по разрешению конфликтов

и к различным аспектам работы,

стоящим на повестке дня НАТО.

Так что можете на меня рассчитывать:

я поставлю эти вопросы.

Госпожа Государственный секретарь! Спасибо.

- Спасибо.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink