Протекционизм: кого он защищает на самом деле?

В условиях мирового финансового спада может возникнуть крен в сторону экономического национализма ("Рейтерс")

Питер Холмс анализирует, может ли в контексте сегодняшнего финансового кризиса вновь образоваться взрывоопасный коктейль из протекционизма, экстремизма и конфликта, как в 30-е годы

Для многих экономистов причиной политического кошмара 30-х годов стал уход в протекционизм. Это усугубило депрессию, так как произошел спад в торговле, что привело к массовой безработице и в конечном итоге к фашистской агрессии.

Экономисты и историки установили связь между экономикой и последующими конфликтами того времени. Адам Тоозе утверждал, что подоплека нацистского экспансионизма была экономической. Другие считают, что военный конфликт между США и Японией возник во многом из-за блокады Японии Америкой.

Старая пословица «если товары не пересекают границы, их пересекут солдаты» стала движущей силой создания ГАТТ и ЕС.

Старая пословица «если товары не пересекают границы, их пересекут солдаты» стала движущей силой создания ГАТТ и ЕС. ЕС начался с Европейского сообщества угля и стали, учрежденного для того, чтобы совместно управлять ресурсами, за которые Франция и Германия постоянно сражались.

Но скептики, которые все-таки соглашаются с тем, что экономические факторы были подпиткой нестабильности, считают протекционизм всего лишь вторичным злом. Во время своей недавней лекции в Лондоне лауреат Нобелевской премии экономист Пол Кругман назвал «благородной ложью», что причиной депрессии 30-х годов был протекционизм. Он утверждал, что причиной кризиса 30-х годов была дефляционная макроэкономическая политика, а выходом из текущего кризиса должно стать бюджетное стимулирование.

Wikipedia

Может ли торговый протекционизм привести к спаду, подобному депрессии 30-х годов?

Это не отрицание того, что кризис серьезно отразится на торговле. На самом деле, резкий спад торговли и производства с 2007 года шел по той же схеме, что и в 1929 году. Мы также не можем отрицать, что протекционизм представляет собой опасность. Но одновременно обнадеживает и пугает то, насколько упал объем торговли без введения массовых протекционистских мер.

Обнадеживает недавно созданный механизм оповещения о мировой торговле (http://www.globaltradealert.org), перечисляющий меньше протекционистских мер, принятых государствами, ведущими торговлю, чем можно было бы опасаться.

Пугает, однако, то, насколько и как быстро снизился объем торговли. В мае текущего года по сравнению с маем предыдущего года объем экспорта Китая был на 26% ниже, Индии – на 30% ниже, хотя скорость падения замедляется. До сих пор основная часть протекционистских мер была осуществлена в соответствии с правилами, т. е. речь идет о непредвиденных защитных мерах, более или менее совместимых с правилами ВТО (Всемирной торговой организации) и верных их букве, если и не духу.

Кругман согласился с бывшим генеральным директором ВТО Питером Сюзерлендом в том, что свободная торговля действительно зависит точно так же, как и что-либо иное от системных и потенциально связанных с безопасностью вопросов. Система ВТО – важнейший пример верховенства закона в международных отношениях. Потому что если она окажется под угрозой, это будет означать гораздо больше, чем просто потерю прибыли, извлекаемой из экономической специализации.

Несомненно, самая масштабная угроза возникнет в Китае. В январе безработица уже приближалась к самому высокому в истории этой страны уровню

Угроза протекционизма может нависнуть над зарождающимися глобальными режимами, основанными на правилах, к которым мы приближаемся. Но крах торговли сам по себе представляет серьезную угрозу стабильности и поэтому, потенциально, безопасности.

Несомненно, самая масштабная угроза возникнет в Китае. В январе безработица уже приближалась к самому высокому в истории этой страны уровню, и, как сообщается, выпускникам университетов в этом году сложно трудоустроиться. Экономика Китая по-прежнему растет, но чтобы избежать роста безработицы, ВВП (валовой внутренний продукт) должен расти в год больше, чем на 6%.

Китай осудил протекционизм и принял экспансионистский курс в бюджетной политике. Я слышал, как один советник китайского правительства заметил: «Мы все усвоили урок 30-х годов, не правда ли?»

Reuters

В Китае безработица достигла самого высокого в истории этой страны уровня, что является потенциальной угрозой для стабильности и безопасности

Но если кризис будет распространяться и приведет к хроническим общественным беспорядкам, обстоятельства явно будут вынуждать Коммунистическую партию к проведению жесткой линии для подавления несогласия и переосмысления своей стратегии открытой торговли и иных мер, направленных на либерализацию экономики.

Сложно сказать, будет ли Китай следовать курсу на столкновение с США в любом случае из-за возросшей финансовой мощи. Судя по всему, выбор у Китая не так велик и ему придется держаться за свои доллары. Но если результат окажется неудовлетворительным, может последовать негативная политическая реакция. Шанхайская организация сотрудничества, объединяющая Россию, Китай и Центральную Азию, может сыграть важную роль, особенно если к ней, как планируется, присоединится Иран.

Для стран БРИК – Бразилия, Россия, Индия и Китай – последствия кризиса более сложные. У Бразилии более консервативная финансовая система, и она в меньшей степени зависит от международной торговли. Но в конце 2008 года в Бразилии произошел резкий спад промышленного производства.

На России сказываются скорее цены на нефть, а не объем промышленного экспорта, и потенциально – финансовая нестабильность. Воздействие на ситуацию внутри страны может возыметь внешние последствия.

Несмотря на снижение индийского экспорта, эта страна меньше других пострадала в финансовом отношении. Но возможна связь между кризисом и различными сепаратистскими движениями в Индии, что приведет к внешней нестабильности. Однако менее вероятно, что возникнет связь с протекционизмом.

Пакистан может оказаться в еще более уязвимом положении. Промышленность этой страны воспринимает как угрозу перспективу соглашения о свободной торговле между ЕС и Индией, и если ЕС не отреагирует на желание Пакистана вести параллельно некий процесс для открытия рынка, может воспоследовать отрицательная политическая реакция.

Другие очень уязвимые регионы расположены в южном Средиземноморье. Алжир находится в ситуации, похожей на российскую. Существование большого числа безработных молодых людей может стать подпиткой исламского фундаментализма, особенно когда социальные услуги оказывают только исламские группы.

В своей трактовке сегодняшней ситуации, вслед за Полом Кругманом, я считаю, что самые ужасающие сценарии выглядят менее вероятными, чем полгода назад. Положение дел может ухудшаться, но падение стало менее резким (например, сообщается, что в мае объем инвестиций в Китае вырос).

Кругман также сказал, что нам может понадобиться больше бюджетного стимулирования. Если с помощью существующих инструментов удастся выработать успешную макроэкономическую политику, мы, возможно, избежим самого худшего бюджетного стимулирования – перевооружения. Но в настоящий момент складывается такое впечатление, что, когда самое худшее останется позади, обстоятельства будут вынуждать, скорее, сокращать военные расходы, а не увеличивать их – по крайней мере, на Западе.

С экономической точки зрения серьезный протекционизм на манер 30-х годов – все равно, что бередить рану, а с политической точки зрения он страшно опасен

Экономическая нестабильность может привести к росту экономического национализма и, вероятно, политического национализма тоже, что создает угрозу конфликта. В момент написания этой статьи в США раздаются более громкие голоса в пользу протекционизма, чем в ЕС, и существует серьезная опасность для политического разногласия. Но пока что риторика сотрудничества продолжается.

Последствия этого кризиса могут быть несоразмерными для развивающихся стран, и кризис может привести к дальнейшей дестабилизации и без того нестабильных, но стратегически важных стран, таких как Пакистан. И реорганизация экономической мощи в мире, которую так явно показал кризис, наверняка отразится на стратегическом равновесии в мире.

В общей сложности кризис обладает огромным потенциалом, позволяющим вызвать внутреннюю политическую нестабильность во всем мире. Торговля уже серьезно пострадала. С экономической точки зрения серьезный протекционизм на манер 30-х годов – все равно, что бередить рану, а с политической точки зрения он страшно опасен. Но вероятно, этого можно избежать, если (а это еще под вопросом) удастся справиться с макроэкономическим аспектом кризиса.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink