Что дальше? Оборона, бюджеты и финансовый кризис

В июне 2009 года на парижском авиасалоне оборонные заказы превысили заказы в коммерческом секторе

Каким образом затянутые пояса отразятся на расходовании военных бюджетов? И когда оборона ощутит нехватку денег? Д-р Дерек Брэддон изучает последствия кризиса для поставщиков, потребителей и альянсов.

«Экономисты – это пессимисты: они предсказали восемь из трех последних спадов», – пошутил однажды д-р Бэрри Асмус, старший экономист Национального центра политического анализа. Пессимисты или нет, недавняя глобальная «нехватка кредитов» и ее политические последствия заставили тех из нас, кто всю жизнь изучал экономику, приложить немало усилий и знаний предмета, чтобы понять происходящее.

Текущий финансовый кризис в мире потребовал столь неотложных мер реагирования, что бюджетная и валютно-кредитная политика во многих странах приняли такую направленность и достигли такой степени вмешательства, которые доселе казались невозможными и, может быть, даже безответственными. Соглашение Группы двадцати, выработанное в апреле 2009 года, о совместном стимулировании глобальной экономики и вливании в нее 1,1 триллиона долларов США (включая уникальный план бюджетного стимулирования в размере 809 млрд. долларов США только в одной Америке) стало беспрецедентным.

Со многих точек зрения, мы идем сейчас по непроторенным экономическим дорогам. Крайне неопределенные будущие экономические результаты ставят тех, кто формирует политику, в том числе и в оборонном секторе, перед дилеммой.

Если произойдет кризис инфляции, придется принять драконовские меры по сокращению государственных расходов. Первый удар неизбежно обрушится на оборонные расходы.

Если проводимые в настоящий момент политические курсы по стимулированию экономики увенчаются успехом, возможно, удастся избежать глубокого и длительного экономического спада. Тем не менее, принятые беспрецедентные стимулирующие бюджетные и валютно-кредитные меры (особенно в Соединенном королевстве и в США), призванные не допустить полного экономического краха, могут быстро привести к инфляционному кризису. В этой связи придется принять драконовские меры по сокращению государственных расходов. Первый удар неизбежно обрушится на оборонные расходы.

С другой стороны, если недавние «зеленые побеги» окажутся иллюзорными, а экономическая политика не сможет остановить глобального экономического спада,

ситуация с государственными расходами также будет довольно серьезной. Опять-таки, урезать оборонные расходы будет относительно просто.

Reuters

Легкопоражаемая цель? В некоторых странах оборонные расходы могут оказаться в тяжелом положении

Исторически сложилось так, что сокращение оборонных расходов больше сказывалось на занятости на региональном уровне, чем на национальном. Поэтому сократить расходы в этом секторе проще, чем в других секторах.

Вместе с тем инфляция оборонной продукции имеет тенденцию превышать обычный уровень инфляции. По этой причине создается впечатление, что оборонный сектор менее бережлив, чем другие, и поэтому, вероятно, в большей мере заслуживает сокращения бюджета.

Наконец, хотя оборона имеет тенденцию быть положительным фактором в торговле для таких стран, как США и Великобритания, «торговля оружием» по-прежнему крайне непопулярна, и в обеих странах мощное лобби будет выступать за серьезное сокращение оборонного бюджета.

В краткосрочной перспективе, однако, оборонный сектор вряд ли столкнется с серьезным сокращением расходов.

Большая часть оборонных расходов сопряжена с долгосрочными обязательствами правительств, отменить которые сложно и зачастую дорого. Предложенный недавно Президентом Обамой оборонный бюджет в размере 634 млрд. долларов урезан по сравнению с планами его предшественника, однако в целом означает увеличение на 4%. То же и в Великобритании – несмотря на разговоры о «черной дыре» в оборонном бюджете, в ближайшее время он вряд ли будет сокращен.

В США некоторые крупные оборонные проекты уже сокращаются или находятся под серьезной угрозой сокращения, в том числе самолет F-22, новые вертолеты, бронированные машины следующего поколения и высокотехнологичные военные корабли.

Опасность сокращения оборонных расходов возникнет в долгосрочной перспективе, после 2010 года, когда станет ясно, сколько реально средств ушло на преодоление финансового кризиса. Если не произойдет стремительного роста мировой экономики, бюджеты государственного сектора окажутся под беспрецедентным давлением, так как правительства будут вынуждены рассчитываться по огромным займам. Именно тогда крупные оборонные проекты окажутся наиболее уязвимыми, и потребуется снижение издержек.

В США некоторые крупные оборонные проекты уже сокращаются или находятся под серьезной угрозой сокращения, в том числе самолет F-22, новые вертолеты, бронированные машины следующего поколения и высокотехнологичные военные корабли.

В Великобритании и Европе аналитики считают, что создание транспортного самолета A400M по-прежнему в опасности, а замена «Трайдента» вновь под угрозой. Помимо этого, во многих малых европейских государствах-членах НАТО, которым и без того сложно сохранить реальную приверженность более справедливому распределению бремени внутри организации, в долгосрочной перспективе оборонные бюджеты будут неизбежно опустошены в результате серьезных сокращений.

Lockheed Martin

Объединенный штурмовик F-35 – первый среди равных и очень дорогостоящий проект

Новый доклад об оборонных расходах в Великобритании, подготовленный Институтом исследований государственной политики (IPPR), усиливает точку зрения, согласно которой громадное сокращение оборонных расходов в будущем неизбежно. Научно-исследовательская работа была проделана группой ведущих великобританских военных, составивших доклад. В нем делается четкое разграничение, которое уже различимо, между оборонной продукцией, которую Великобритания желает закупить, и тем, что страна реально может себе позволить.

Институт рекомендует:

  • снижение запланированных военных расходов Великобритании на 24 млрд. фунтов стерлингов;
  • анализ альтернатив замене «Трайдента»;
  • поощрение намного более широкого трансъевропейского сотрудничества в области закупок вооружений и военной техники;
  • поощрение большей специализации в Вооруженных силах Великобритании.

Идея, которую хотят донести до военных секторов во всех странах НАТО, предельно ясна.

Сокращение бюджета в крупных странах-членах НАТО может в конечном итоге ослабить оборонный потенциал НАТО в будущем. В то же время стратеги должны понять еще три проблемы.

Во-первых, некоторые страны, не состоящие в НАТО, в частности, Китай и Индия, в недавнее время увеличивали свои оборонные расходы, и эта тенденция должна сохраниться, когда начнется подъем в мировой экономике. Как ожидается, доля Азии в мировых военных расходах резко увеличится: с 24% в 2007 году до более 32% к 2016 году. Оборонный бюджет Китая, который, как утверждают некоторые аналитики, на самом деле в два раза больше официальных цифр, считается самым большим в Азии, что позволяет китайским ВС осуществлять крупную программу по модернизации.

В Индии недавний резкий рост оборонных расходов приобрел огромный масштаб: только за период с 2009 по 2010 год бюджет увеличится на 24%. Таким образом, исходя из покупательной способности национальной валюты, Индия занимает третье место в мире по объему оборонных расходов.

Во-вторых, так называемая «революция в военном деле». Суть ее в том, чтобы овладеть передовыми технологиями информации и связи и создать превосходящий потенциал для ведения «сетевых военных действий». Это чрезвычайно дорогостоящий процесс. Революция в военном деле уже ложится большим бременем на оборонные бюджеты крупных стран, однако без нее НАТО не может рассчитывать на дальнейшее сохранение своего глобального преимущества в этой сфере.

Европейские вооруженные силы жалуются помимо прочего на несовершенные по сравнению с США средства радиосвязи, оружие и бронетранспортеры.

В НАТО уже существуют проблемы в связи с качеством и наличием отдельных видов вооружений и военной техники. Вооруженные силы некоторых европейских стран жалуются помимо прочего на несовершенные по сравнению с США средства радиосвязи, оружие и бронетранспортеры. Несмотря на то, что НАТО пытается устранить эти различия, для решения проблемы требуются огромные затраты, а «разрыв в НАТО» и его стратегические последствия лишь усугубятся из-за значительного сокращения оборонных бюджетов.

Третья проблема связана с меняющимся характером стоящих перед нами угроз. Во время «холодной войны», по крайней мере, мы с определенной долей уверенности знали, что и кто был врагом, и где он находился. Сегодня врагом чаще всего является террористическая организация или «государство-изгой», и как вероятно то, что силы НАТО будут направлены в зону конфликта для ведения миротворческих действий в рамках гуманитарных миссий, вероятно и то, что их призовут вести обычные военные действия.

Недавние теракты в Мумбаи и в других точках четко демонстрируют, как изменился характер военных действий, что требует иного подхода к учебной подготовке, вооружениям и военной технике. Несмотря на то, что недавно учебная подготовка и надлежащее оснащение сил быстрого развертывания было первоочередной задачей НАТО, основная масса наших войск (сил) по-прежнему оснащены и подготовлены прежде всего для ведения обычных военных действий. Необходимый процесс реорганизации – как в плане стратегии, так и в плане освоения бюджета – вновь окажется дорогостоящим, что заставит еще больше ужать ограниченные денежные средства, имеющиеся для финансирования военных операций НАТО.

Для экономиста, изучающего обеспечение обороны во время чрезвычайного сокращения финансовых средств, эти проблемы могут означать лишь одно: выбор – понятие, занимающее центральное место в экономической науке. От чего-то, а может быть, и от многого, придется отказаться.

Долгосрочная экономическая жизнеспособность крупных военных программ будет под вопросом; придется выбирать между набором в ряды вооруженных сил и, вероятно, закупкой некоторых видов новых вооружений и техники; может быть, понадобится пожертвовать преимуществом революционных технологических прорывов в военном деле, чтобы оплатить гуманитарные операции и т. д.

Обсуждая вопрос выбора, экономисты часто ссылаются на одно из самых фундаментальных понятий – цена возможности, по сути, то, чем мы должны пожертвовать, чтобы получить что-то иное, что нам хочется. В то время как руководству в оборонном секторе придется в будущем всячески стараться свести к минимуму цену возможности, возникающую из-за сокращения ассигнований, реальной платой за недавний глобальный финансовый кризис может быть уменьшение безопасности, возрастание угрозы и возможный рост в отдельных районах мира гражданских беспорядков, которым мы уже не сможем эффективно противостоять.

Те, кто не согласятся с этим выводом, будут утверждать, что стратегические обзоры обороны проводились и в прошлом, однако на деле мало что менялось. Но в данном случае налицо беспрецедентные экономические факторы, результат действия которых не известен. И то, что ждет оборонный сектор в будущем, становится все более похожим на радикальное хирургическое вмешательство.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink