ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Китай и Запад: конфликт на клавиатуре?

Get the Flash Player to see this player.

Защищенный авторским правом фондовый материал «ИТН/Рейтер», представленный в данном видеофильме, лицензирован НАТО и может быть использован в новой продукции с согласия владельца авторского права.

Запад и Китай по-разному подчеркнули важность Интернета. В этом фильме рассматривается, как Интернет становится главной ареной кибернападений с обеих сторон и какие усилия они прилагают для укрепления своей защиты.

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

Интернет – сердце нашего нового глобализованного мира.

Он открывает много положительных возможностей,

но он также считается источником новых угроз.

Беспокойство в связи с этими угрозами высказывалось на самых высоких уровнях.

Ясно, что киберугроза бросает очень серьезный вызов экономике нашей страны

и национальной безопасности.

И мы не готовы должным образом к ее отражению.

Кибернападения – наглядный пример того,

как можно нанести сокрушительный урон

экономике и структурам страны,

не отправив туда ни одного солдата

и не сделав ни одного выстрела.

Запад и Китай обвиняют друг друга в проведении

кибернападений

и называют себя их жертвами.

Наступила ли новая кибернетическая «холодная война»?

«Холодная война»... Я бы проявил здесь осторожность,

хотя стороны явно относятся друг к другу с большим недоверием.

Китай сделал планирование и вложение средств в кибернетический потенциал

одной из своих первоочередных задач. У Китая много планов

для дальнейшего развития независимого кибернетического потенциала,

который будет каким-то образом существовать отдельно от американских серверов.

До сих пор нападения были сосредоточены на финансовых или политических объектах, но

беспокоит связь с военной сферой.

Наше технологическое преимущество – ключ к военному господству Америки.

Но наши сети постоянно подвергаются нападениям.

В сегодняшнем мире теракты совершаются не только

экстремистами, обвязанными взрывчаткой,

но и с помощью «оружия массового нарушения» –

нажатием клавиш на компьютере.

Это важный аспект как в военном плане, так и в плане безопасности.

Каждая из сторон обозначила свое беспокойство

и указала на то, что защищает себя,

свои сети,

свою технологическую и информационную инфраструктуру.

С каждой стороны

к этой работе привлечены сотни тысяч

государственных служащих и военнослужащих.

Конечно, кибервойна занимает важное место в

китайской военной мысли: нужно надавить на слабое место врага.

Информационные технологии и информатика несомненно являются такими слабыми местами,

мягким «подбрюшьем» американских вооруженных сил.

Обе стороны приобретают самое передовое оборудование

и привлекают самых квалифицированных специалистов.

Мне известно, что даже в США один из ведущих экспертов

по безопасности информационных технологий – раскаявшийся

бывший хакер.

Китайцы вложили огромные средства в группы, занимающиеся кибернетической борьбой,

в новое программное обеспечение и аппаратные средства,

и, полагаю, им удалось продвинуться дальше, чем мы предполагали.

Неудивительно, что мнение Китая о том, что происходит в Интернете,

отличается от точки зрения Запада.

Заведующий корпунктом в Брюсселе ежедневной газеты

«Китайская молодежь» Ксингью Жанг.

Если не ошибаюсь, китайское правительство четко заявило, что

выступает против любой формы кибернападений.

Уже принят закон, предусматривающий наказание за кибернападение.

И Китай намного более открыто,

чем это кажется на Западе, смотрит на развитие Интернета в стране.

Мне кажется, китайское правительство

всегда приветствует и поощряет

развитие отрасли Интернета в Китае.

Мы также приветствуем более открытый Интернет.

Мы приветствуем больший доступ к информации.

Недавние и получившие широкую огласку случаи, привлекшие внимание

к Интернету в Китае, связаны с угрозой компании Google

прекратить свою деятельность в этой стране после того, как поступили сообщения

о взломе электронных почтовых ящиков Gmail

правозащитников.

Случай с Google – особый.

Дело в том, что Google не может заработать денег в Китае.

Он близок к поражению в

борьбе с китайскими конкурентами.

В Китае многие воспринимают это как бизнес-стратегию,

создающую широкую рекламу этой компании в Китае.

После заявления Google о возможном выходе с китайского рынка

даже жители сельских районов, которые вообще

никогда не слышали об этой компании,

попытались найти на вебсайте информацию о ней и

понять, почему она так поступает.

Возможно, это просто большая,

хорошая рекламная акция для Google в Китае.

Несмотря на опровержения с китайской стороны,

сложно поверить в то, что некоторые нападения совершаются

без какого-либо участия правительства.

Я не верю доводу

о непричастности китайского правительства.

Граница между правительством и корпоративным миром

или даже гражданской сферой всегда очень размыта.

Многие протагонисты и основные действующие лица находятся

в университетах, частных компаниях,

которые так или иначе связаны с правительственными органами.

В восприятии Китая Запад слишком быстро указывает не только на киберугрозы, но и на то,

как Китай разрешает своему собственному народу получать доступ к Интернету.

В Западных странах сложилось следующее мнение о китайском правительстве:

если оно что-то предпринимает, например, издает нормативные акты

или дает указания, связанные с Интернетом,

то за этим стоит цензура.

Я считаю, что здесь мнения Китая и западных стран расходятся.

По мнению Китая,

определенные нормы мы должны выработать.

Например, мы должны ликвидировать все эти вебсайты с сексом,

поскольку это пагубно влияет на детей.

И мы также прекращаем работу вебсайтов, пытающихся

способствовать террористическим действиям.

Интернет ежедневно приносит всем нам пользу,

однако главное, чего нам не хватает, – это международного соглашения о том,

как им можно пользоваться.

Вероятно, настал момент для всех заинтересованных сторон исправить это положение.

Возможно, какая-нибудь международная группа сумеет сосредоточиться

на разработке общепринятых правил,

регулирующих поток информации в Интернете.

В моем понимании, настало время для всех сторон

заняться этим первоочередным вопросом обороны и безопасности.

Этот вопрос надо также рассматривать как

традиционный вопрос контроля над вооружениями.

Почему не попытаться развить диалог

и разработать кодекс поведения или договор, чтобы обезоружить,

взять под контроль этот элемент,

сопряженный, в моем понимании, с большим риском для всех сторон?

Интернет – сердце нашего нового глобализованного мира.

Он открывает много положительных возможностей,

но он также считается источником новых угроз.

Беспокойство в связи с этими угрозами высказывалось на самых высоких уровнях.

Ясно, что киберугроза бросает очень серьезный вызов экономике нашей страны

и национальной безопасности.

И мы не готовы должным образом к ее отражению.

Кибернападения – наглядный пример того,

как можно нанести сокрушительный урон

экономике и структурам страны,

не отправив туда ни одного солдата

и не сделав ни одного выстрела.

Запад и Китай обвиняют друг друга в проведении

кибернападений

и называют себя их жертвами.

Наступила ли новая кибернетическая «холодная война»?

«Холодная война»... Я бы проявил здесь осторожность,

хотя стороны явно относятся друг к другу с большим недоверием.

Китай сделал планирование и вложение средств в кибернетический потенциал

одной из своих первоочередных задач. У Китая много планов

для дальнейшего развития независимого кибернетического потенциала,

который будет каким-то образом существовать отдельно от американских серверов.

До сих пор нападения были сосредоточены на финансовых или политических объектах, но

беспокоит связь с военной сферой.

Наше технологическое преимущество – ключ к военному господству Америки.

Но наши сети постоянно подвергаются нападениям.

В сегодняшнем мире теракты совершаются не только

экстремистами, обвязанными взрывчаткой,

но и с помощью «оружия массового нарушения» –

нажатием клавиш на компьютере.

Это важный аспект как в военном плане, так и в плане безопасности.

Каждая из сторон обозначила свое беспокойство

и указала на то, что защищает себя,

свои сети,

свою технологическую и информационную инфраструктуру.

С каждой стороны

к этой работе привлечены сотни тысяч

государственных служащих и военнослужащих.

Конечно, кибервойна занимает важное место в

китайской военной мысли: нужно надавить на слабое место врага.

Информационные технологии и информатика несомненно являются такими слабыми местами,

мягким «подбрюшьем» американских вооруженных сил.

Обе стороны приобретают самое передовое оборудование

и привлекают самых квалифицированных специалистов.

Мне известно, что даже в США один из ведущих экспертов

по безопасности информационных технологий – раскаявшийся

бывший хакер.

Китайцы вложили огромные средства в группы, занимающиеся кибернетической борьбой,

в новое программное обеспечение и аппаратные средства,

и, полагаю, им удалось продвинуться дальше, чем мы предполагали.

Неудивительно, что мнение Китая о том, что происходит в Интернете,

отличается от точки зрения Запада.

Заведующий корпунктом в Брюсселе ежедневной газеты

«Китайская молодежь» Ксингью Жанг.

Если не ошибаюсь, китайское правительство четко заявило, что

выступает против любой формы кибернападений.

Уже принят закон, предусматривающий наказание за кибернападение.

И Китай намного более открыто,

чем это кажется на Западе, смотрит на развитие Интернета в стране.

Мне кажется, китайское правительство

всегда приветствует и поощряет

развитие отрасли Интернета в Китае.

Мы также приветствуем более открытый Интернет.

Мы приветствуем больший доступ к информации.

Недавние и получившие широкую огласку случаи, привлекшие внимание

к Интернету в Китае, связаны с угрозой компании Google

прекратить свою деятельность в этой стране после того, как поступили сообщения

о взломе электронных почтовых ящиков Gmail

правозащитников.

Случай с Google – особый.

Дело в том, что Google не может заработать денег в Китае.

Он близок к поражению в

борьбе с китайскими конкурентами.

В Китае многие воспринимают это как бизнес-стратегию,

создающую широкую рекламу этой компании в Китае.

После заявления Google о возможном выходе с китайского рынка

даже жители сельских районов, которые вообще

никогда не слышали об этой компании,

попытались найти на вебсайте информацию о ней и

понять, почему она так поступает.

Возможно, это просто большая,

хорошая рекламная акция для Google в Китае.

Несмотря на опровержения с китайской стороны,

сложно поверить в то, что некоторые нападения совершаются

без какого-либо участия правительства.

Я не верю доводу

о непричастности китайского правительства.

Граница между правительством и корпоративным миром

или даже гражданской сферой всегда очень размыта.

Многие протагонисты и основные действующие лица находятся

в университетах, частных компаниях,

которые так или иначе связаны с правительственными органами.

В восприятии Китая Запад слишком быстро указывает не только на киберугрозы, но и на то,

как Китай разрешает своему собственному народу получать доступ к Интернету.

В Западных странах сложилось следующее мнение о китайском правительстве:

если оно что-то предпринимает, например, издает нормативные акты

или дает указания, связанные с Интернетом,

то за этим стоит цензура.

Я считаю, что здесь мнения Китая и западных стран расходятся.

По мнению Китая,

определенные нормы мы должны выработать.

Например, мы должны ликвидировать все эти вебсайты с сексом,

поскольку это пагубно влияет на детей.

И мы также прекращаем работу вебсайтов, пытающихся

способствовать террористическим действиям.

Интернет ежедневно приносит всем нам пользу,

однако главное, чего нам не хватает, – это международного соглашения о том,

как им можно пользоваться.

Вероятно, настал момент для всех заинтересованных сторон исправить это положение.

Возможно, какая-нибудь международная группа сумеет сосредоточиться

на разработке общепринятых правил,

регулирующих поток информации в Интернете.

В моем понимании, настало время для всех сторон

заняться этим первоочередным вопросом обороны и безопасности.

Этот вопрос надо также рассматривать как

традиционный вопрос контроля над вооружениями.

Почему не попытаться развить диалог

и разработать кодекс поведения или договор, чтобы обезоружить,

взять под контроль этот элемент,

сопряженный, в моем понимании, с большим риском для всех сторон?

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink