ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Китай и изменение климата: в центре циклона?

Get the Flash Player to see this player.

Защищенный авторским правом фондовый материал «ИТН/Рейтер», представленный в данном видеофильме, лицензирован НАТО и может быть использован в новой продукции с согласия владельца авторского права.

Насколько серьезно подходит Китай к решению проблемы изменения климата? Что важнее для Китая: его промышленное развитие или защита окружающей среды? В этом видеофильме рассматривается кажущаяся порой противоречивой позиция Китая.

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

У Китая сложное отношение к изменению климата.

Он воспринимает ограничения выбросов углекислого газа как угрозу своему развитию.

Но вместе с тем руководство страны знает, что

последствия изменения климата особенно ударят по Китаю.

В настоящий момент Китай уже является главным источником выбросов углекислого газа,

а в предстоящие десятилетия объем его выбросов только увеличится.

Нет сомнений в том, что важно бороться с изменением климата.

Несмотря на заявления о согласии с принципами борьбы с изменением климата,

«дьявол таится в деталях».

В принципе, у Китая и других стран мира по большому счету

разногласий нет.

Китай согласен с тем, что проблему изменения климата

надо решать совместно.

Но иногда возникают расхождения во мнениях,

и прежде всего, когда речь заходит о путях решения этой проблемы.

Копенгагенская конференция продемонстрировала,

как сложно уладить эти детали.

Время формальных заявлений прошло.

Время вновь повторять хорошо известные позиции прошло.

Настало время пойти друг другу навстречу.

Тот факт, что Китай не хочет ограничивать свой рост какими-либо показателями,

действительно сыграл важную роль на встрече в верхах.

Чтобы сократить объем выбросов, он согласился к 2020 году

повысить эффективность своей промышленности на 45%,

но он воспринимает попытки, особенно европейские, навязать фиксированные 20% ограничения как

усилия, направленные на то, чтобы незаметно защитить их собственную экономику

и каким-то образом задушить рост развивающихся стран.

Западные страны привыкли к тому, чтобы их действия

повторялись другими странами.

Например, Европейский союз всегда говорит:

«Мы определили плановые ограничения выбросов.

Если это делают ЕС и США, значит,

и Китай должен это делать.

Китай также осознает, что в глазах других он ведет переговоры не только от себя,

но и от имени других развивающихся стран и экономик.

Пекин по-прежнему придает большое значение

своему традиционному союзу с третьим миром.

Борьба и демонстрация силы

во время Копенгагенского саммита свидетельствует о том, что

этот союз по-прежнему очень важен для Китая.

Темпы роста Китая вызывают огромное беспокойство в связи с изменением климата.

Ежегодно рост ВВП Китая выходит на отметку 8–9 процентов,

Китай производит больше всего машин в мире

и каждую неделю открывает новую электростанцию, работающую на угле.

Остановить развитие нельзя.

Мы должны найти хорошие способы,

с одной стороны, защиты окружающей среды,

а с другой – развития китайской экономики,

улучшения уровня жизни бедного населения,

особенно сельского, проживающего в удаленных районах Китая.

Но будут ли местные власти исполнять экологические приказы Пекина?

Местные власти, власти провинций, разумеется,

заинтересованы в том, чтобы поднимать и развивать свою экономику.

И они сделают все для того, чтобы эти предприятия не прекращали работать,

даже перед лицом общественной тревоги в связи с загрязнением,

опасным воздействием на окружающую среду, токсичными веществами и т.д.

До сих пор Пекин придерживался довольно ясной и твердой позиции по данному вопросу.

Мы не должны недооценивать, в какой мере Пекин контролирует

правительства провинций.

В последние два года правительство установило критерии для оценки работы

всех кадров в провинциях. То есть, теперь смотрят не только на рост ВВП, но и

на то, насколько экологически чистой становится местная экономика.

В Китае проживают 1,3 млрд. людей,

и, судя по всему, растет число людей,

осознающих экологические проблемы.

Если поедете в Китай, вы убедитесь, что даже фермеры в удаленных районах

знают о защите окружающей среды.

Что такое защита окружающей среды? Что это значит?

Местные фермеры знают. Вода загрязнена.

Рыба погибла, потому что вода была загрязнена.

Воздух загрязнен.

Он не такой свежий, как, скажем, 20 лет назад.

Что касается изменения климата,

я не так критически отношусь к позиции Китая.

Правительство Китая проделало впечатляющую работу, направленную на то чтобы

сократить выбросы углекислого газа.

Китай открывает большое число новых электростанций, работающих на угле,

однако при этом каждую неделю он закрывает четыре старых, чтобы сделать их более эффективными.

Если взглянуть, например, на объем инвестиций в научно-исследовательские

и конструкторские разработки или в экологически чистые энергетические технологии,

то мы увидим, что он превысил объем инвестиций 27 государств-членов ЕС.

«Зеленая» технология и средства для ее финансирования – ключ к позиции Китая.

Это было отчетливо видно в Копенгагене.

Я думаю, что финансовый вопрос очень важен.

О каких бы инициативах эти страны ни объявили, это шаг вперед.

Что касается двух других ключевых вопросов – деньги и технология –

все эти важнейшие элементы контролируются западными странами.

Развитые страны должны взять на себя свои исторические обязанности.

И мы надеемся, что развитые страны по крайней мере

выделят больше денежных средств для единого фонда,

чтобы помочь развивающимся странам

бороться с изменением климата.

Пока что переговоры по изменению климата преподали нам один четкий урок:

У Китая не может быть политики, пригодной «на все случаи жизни».

Потребности бедных районов Китая и городов отличаются от

потребностей его экономики и окружающей среды.

Это может быть учтено на следующих переговорах в конце 2010 года.

В Китае еще много провинций, экономика которых развита слабо,

особенно в глубине страны,

и им будет очень сложно следовать новым указаниям,

поскольку они только собираются приступить к процессу индустриализации.

Следовательно они будут загрязнять окружающую среду намного больше, чем провинция Гуандонг,

которая хочет стать самой экологически чистой провинцией

и одним из самых экологически чистых регионов во всей Азии.

Незадолго до Копенгагенской конференции

Китай четко заявил о своем желании добиться успеха.

Но это только начало кампании по изменению климата.

Несомненно, к следующей встрече все страны приобретут больший опыт,

который позволит им подумать о дальнейших шагах.

У Китая сложное отношение к изменению климата.

Он воспринимает ограничения выбросов углекислого газа как угрозу своему развитию.

Но вместе с тем руководство страны знает, что

последствия изменения климата особенно ударят по Китаю.

В настоящий момент Китай уже является главным источником выбросов углекислого газа,

а в предстоящие десятилетия объем его выбросов только увеличится.

Нет сомнений в том, что важно бороться с изменением климата.

Несмотря на заявления о согласии с принципами борьбы с изменением климата,

«дьявол таится в деталях».

В принципе, у Китая и других стран мира по большому счету

разногласий нет.

Китай согласен с тем, что проблему изменения климата

надо решать совместно.

Но иногда возникают расхождения во мнениях,

и прежде всего, когда речь заходит о путях решения этой проблемы.

Копенгагенская конференция продемонстрировала,

как сложно уладить эти детали.

Время формальных заявлений прошло.

Время вновь повторять хорошо известные позиции прошло.

Настало время пойти друг другу навстречу.

Тот факт, что Китай не хочет ограничивать свой рост какими-либо показателями,

действительно сыграл важную роль на встрече в верхах.

Чтобы сократить объем выбросов, он согласился к 2020 году

повысить эффективность своей промышленности на 45%,

но он воспринимает попытки, особенно европейские, навязать фиксированные 20% ограничения как

усилия, направленные на то, чтобы незаметно защитить их собственную экономику

и каким-то образом задушить рост развивающихся стран.

Западные страны привыкли к тому, чтобы их действия

повторялись другими странами.

Например, Европейский союз всегда говорит:

«Мы определили плановые ограничения выбросов.

Если это делают ЕС и США, значит,

и Китай должен это делать.

Китай также осознает, что в глазах других он ведет переговоры не только от себя,

но и от имени других развивающихся стран и экономик.

Пекин по-прежнему придает большое значение

своему традиционному союзу с третьим миром.

Борьба и демонстрация силы

во время Копенгагенского саммита свидетельствует о том, что

этот союз по-прежнему очень важен для Китая.

Темпы роста Китая вызывают огромное беспокойство в связи с изменением климата.

Ежегодно рост ВВП Китая выходит на отметку 8–9 процентов,

Китай производит больше всего машин в мире

и каждую неделю открывает новую электростанцию, работающую на угле.

Остановить развитие нельзя.

Мы должны найти хорошие способы,

с одной стороны, защиты окружающей среды,

а с другой – развития китайской экономики,

улучшения уровня жизни бедного населения,

особенно сельского, проживающего в удаленных районах Китая.

Но будут ли местные власти исполнять экологические приказы Пекина?

Местные власти, власти провинций, разумеется,

заинтересованы в том, чтобы поднимать и развивать свою экономику.

И они сделают все для того, чтобы эти предприятия не прекращали работать,

даже перед лицом общественной тревоги в связи с загрязнением,

опасным воздействием на окружающую среду, токсичными веществами и т.д.

До сих пор Пекин придерживался довольно ясной и твердой позиции по данному вопросу.

Мы не должны недооценивать, в какой мере Пекин контролирует

правительства провинций.

В последние два года правительство установило критерии для оценки работы

всех кадров в провинциях. То есть, теперь смотрят не только на рост ВВП, но и

на то, насколько экологически чистой становится местная экономика.

В Китае проживают 1,3 млрд. людей,

и, судя по всему, растет число людей,

осознающих экологические проблемы.

Если поедете в Китай, вы убедитесь, что даже фермеры в удаленных районах

знают о защите окружающей среды.

Что такое защита окружающей среды? Что это значит?

Местные фермеры знают. Вода загрязнена.

Рыба погибла, потому что вода была загрязнена.

Воздух загрязнен.

Он не такой свежий, как, скажем, 20 лет назад.

Что касается изменения климата,

я не так критически отношусь к позиции Китая.

Правительство Китая проделало впечатляющую работу, направленную на то чтобы

сократить выбросы углекислого газа.

Китай открывает большое число новых электростанций, работающих на угле,

однако при этом каждую неделю он закрывает четыре старых, чтобы сделать их более эффективными.

Если взглянуть, например, на объем инвестиций в научно-исследовательские

и конструкторские разработки или в экологически чистые энергетические технологии,

то мы увидим, что он превысил объем инвестиций 27 государств-членов ЕС.

«Зеленая» технология и средства для ее финансирования – ключ к позиции Китая.

Это было отчетливо видно в Копенгагене.

Я думаю, что финансовый вопрос очень важен.

О каких бы инициативах эти страны ни объявили, это шаг вперед.

Что касается двух других ключевых вопросов – деньги и технология –

все эти важнейшие элементы контролируются западными странами.

Развитые страны должны взять на себя свои исторические обязанности.

И мы надеемся, что развитые страны по крайней мере

выделят больше денежных средств для единого фонда,

чтобы помочь развивающимся странам

бороться с изменением климата.

Пока что переговоры по изменению климата преподали нам один четкий урок:

У Китая не может быть политики, пригодной «на все случаи жизни».

Потребности бедных районов Китая и городов отличаются от

потребностей его экономики и окружающей среды.

Это может быть учтено на следующих переговорах в конце 2010 года.

В Китае еще много провинций, экономика которых развита слабо,

особенно в глубине страны,

и им будет очень сложно следовать новым указаниям,

поскольку они только собираются приступить к процессу индустриализации.

Следовательно они будут загрязнять окружающую среду намного больше, чем провинция Гуандонг,

которая хочет стать самой экологически чистой провинцией

и одним из самых экологически чистых регионов во всей Азии.

Незадолго до Копенгагенской конференции

Китай четко заявил о своем желании добиться успеха.

Но это только начало кампании по изменению климата.

Несомненно, к следующей встрече все страны приобретут больший опыт,

который позволит им подумать о дальнейших шагах.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink