ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Проблемы, стоящие перед выборами в Афганистане: могут ли и они пойти по пути происходящей в настоящий момент поляризации и этнических разногласий?

Лояльность, основанная на этнической принадлежности, может оказаться решающим фактором на выборах в Афганистане.

Могут ли выборы в Афганистане преодолеть этническое размежевание страны? Д-р Майоддин Мехди оценивает шансы на проведение поистине афганских выборов с учетом того, насколько сильны племенные партии.

В большинстве стран выборы являются средством окончательного решения тех проблем, с которыми сталкиваются политики и государственные деятели. Главное, что в этих странах является принятым тот факт, что выборы – заключительное слушание.

Но нам известно, что в нашей стране, в Афганистане, немало групп отказываются принять этот факт. Некоторые даже считают выборы неисламским методом и отказываются принимать результаты даже прозрачных и правильно организованных выборов. К сожалению, в число этих групп входят те, кто считается основными действующими лицами в продолжающемся в Афганистане конфликте.

Это первая проблема, стоящая перед выборами в Афганистане. В качестве «решительной логики» для разрешения споров эти группы признают оружие, а не выборы. Некоторым из них оказывается поддержка извне. Для достижения политических и расовых целей они прикрываются исламом и законом шариата. Ислам, являющийся общим вероисповеданием всех племен, проживающих в Афганистане, они толкуют по-своему.

Можно без преувеличения сказать, что первое, второе и, на самом деле, каждое голосование в ходе предыдущих выборов в Афганистане было голосованием по племенному принципу.

Другие, не считающие, что выборы противоречат исламским догматам, скептически относятся к выборам. Поэтому они участвуют в них, но голосуют за кандидата, принадлежащего к их этнической группе. Можно без преувеличения сказать, что первое, второе и, на самом деле, каждое голосование в ходе предыдущих выборов в Афганистане было голосованием по племенному принципу.

Я вовсе не утверждаю, что результаты голосования соответствовали этническому составу Афганистана, но как я считаю, хотя эти люди и признают выборы, они воспринимают их как подтверждение превосходства одного племени над другим. Именно с этой точки зрения, после того как были объявлены результаты предыдущих выборов, близкие к Президенту Карзаю комментаторы представили этническое толкование поданных голосов. В их понимании, результаты свидетельствовали о количественном превосходстве определенного племени, и они провозгласили Президента Карзая лидером этого племени.

ISAF/NATO

Выборы в Афганистане могут объединить или размежевать афганцев.

Следуя той же логике, некоторые группы также сочли эти голоса хорошей базой для получения пропуска в правительство. Об этом факте свидетельствует сказанное недавно министром юстиции Афганистана Сарваром Данишем. Он утверждал, что его партия, возглавляемая господином Каримом Халили, присоединилась к Президенту Карзаю, поскольку существовала договоренность, что 20 процентов всех постов в правительстве отойдут к ним.

Так что можно утверждать, что этническое понимание политической системы в целом и выборов в частности является официальным. Подобное понимание управления просматривается также в «составе руководства государства» и учреждении политических партий, зарегистрированных в Министерстве юстиции.

Президент представляет одно племя, а каждый вице-президент – другое. Иными словами, совершенно ясно, что избирательная система Афганистана устроена таким образом, что лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, никогда не займут посты президента и вице-президента. Когда человек, являющийся в настоящий момент министром иностранных дел Афганистана, услышал новость об избрании чернокожего Барака Хусейна Обамы на президентских выборах в США, он написал трогательные слова в газете «8 собх»: «Доведется ли мне дожить до того дня, когда хазар, таджик, узбек – список можно продолжить – станет президентом»?

Этническое видение политической системы и выборов было институционализировано и иным образом. Существует более ста зарегистрированных политических партий.

В количественном отношении самыми слабыми являются те партии, которые претендуют на название национальных партий, т.е. охватывающих весь Афганистан. А партии, принадлежащие к какому-либо племени и вероисповеданию, наоборот, являются сильными. Те, кто действуют таким оружием как «этническая принадлежность» и «религия», способны подвигнуть людей, мобилизовать их. Представители этих партий занимают высокопоставленные должности в правительстве Президента Карзая, хотя сам президент утверждает, что ненавидит «партию». Он всегда озвучивает популярное мнение о том, что люди не помнят политические партии. По этой причине в афганском Законе о выборах не закреплены права политических партий.

Перед нами встает вопрос: будут ли выборы по-прежнему племенными, потому что сильные партии – племенные?

В этой связи политическая система Афганистана столкнулась с еще одним парадоксом: с одной стороны, требование демократии, а с другой – сопротивление «всеафганским» или «национальным» партиям. Афганское государство, по крайней мере, правительство, судебная власть и парламент не стремится признать, что самый лучший, самый современный и проверенный способ ведения государственного строительства и преодоления племенного строя – создание политических партий, которые были бы всенародными по своему составу. В этом успешно убедились на собственном опыте страны, в которых проживает большое число народностей и существует много вероисповеданий, как, например, Индия.

Перед нами встает вопрос: будут ли выборы по-прежнему племенными, потому что сильные партии – племенные?

Мы должны помнить о том, что основание существующей сегодня системы правления было заложено на Боннской конференции. На этой конференции Абдул Сатар Серат получил большинство голосов на выборах с участием различных группировок («Римская ось»), но его лишили права стать председателем временной администрации лишь потому, что он не принадлежал к племени большинства. Его место занял Хамид Карзай, получивший лишь три голоса, тогда как Серату было отдано тринадцать голосов. Международное сообщество поддержало этот недемократический результат, предположив, что проблемы в Афганистане возникли в то время по причине того, что самая многочисленная этническая группа была отстранена от власти. Это содействовало укреплению партий, основанных на племенной принадлежности и племенном мышлении.

ISAF/NATO

В большинстве стран выборы используются в качестве инструмента решения проблем. Произойдет ли так же в Афганистане?

Еще один парадокс в политике, проводимой международным сообществом, состоит в том, что с одной стороны, оно обращается с призывами положить конец правлению полевых командиров и предъявить им обвинения в нарушении прав человека, а с другой стороны, способствует их присутствию и процветанию. Международное сообщество осознает, что они по-прежнему пользуются влиянием в своих племенах, поскольку обладают широкими финансовыми возможностями, а значит «имеют голоса». За последние восемь лет международное сообщество ни разу не уделило внимание продвижению крепкой, неплеменной, нерелигиозной и всеафганской оппозиции существующему правительству. Напротив, несмотря на свои заявления о противодействии полевым командирам и боевикам, международное сообщество всегда вело консультации с ними.

Если согласиться с тем, что основной проблемой, стоящей перед афганским правительством и международным сообществом, является война и незащищенность, можно ли считать предстоящие в Афганистане выборы надлежащим способом преодоления этой проблемы?

Чтобы найти правильный ответ на этот вопрос, стоит вернуться немного назад и выявить коренные причины войны и незащищенности в Афганистане, а также афганского кризиса в целом.

До 1978 года существовало правящее правительство, у которого было три традиционных источника легитимности: племенной строй, наследование и поддержка религиозных наставников. Переворот, произошедший 27 апреля 1978 года, отделил правительство от таких «корней», как наследование и поддержка представителей веры. Но затем с победой моджахедов в 1992 году был восстановлен принцип поддержки правительства представителями веры, тогда как племенные корни были отрезаны.

Здесь скрываются коренные причины возникшей затем борьбы, известной нам как борьба между группировками и гражданская война. Боннская конференция и присутствие международных войск в Афганистане никогда не делали упор на искоренении и основательном решении этой части кризиса.

Международные силы свергли талибов, но им не удалось уничтожить их и их союзников. На то было две причины: во-первых, присутствие сильных элементов в составе вновь утвержденного афганского правительства, которые были против уничтожения талибов; во-вторых, Пакистан, чья мощная армия была создателем и пособником «Талибана», не хотел потерять это эффективное оружие.

Предстоящие в Афганистане выборы не могут положить конец данному положению дел. Я полагаю, что талибы будут пользоваться поддержкой Пакистана до тех пор, пока международное сообщество не предоставит гарантий того, что территориальные претензии Афганистана в отношении Пакистана прекращены в обмен на согласие этой страны на уничтожение талибов. Поэтому афганское общество обеспокоено, что в случае победы на выборах кандидата, не являющегося пуштуном, мы вновь вернемся к гражданской войне 90-х годов.

Выборы в Афганистане могут стать средством для разрешения кризиса лишь в том случае, если будет вновь запущен процесс «строительства национального государства».

Из всего вышесказанного я делаю два вывода.

Во-первых, выборы в Афганистане могут стать средством для разрешения кризиса лишь в том случае, если будет вновь запущен процесс «строительства национального государства». Международное сообщество должно продемонстрировать на практике, что оно не стремится к поддержке племенных процессов и выступает за формирование политической оппозиции, которая будет всенародной по своему составу.

Во-вторых, международному сообществу, не обращавшему внимание на реальность пограничных споров между Афганистаном и Пакистаном, не удалось заняться основополагающей частью кризиса. Некоторые аналитики считают, что международное сообщество должно гарантировать существующие в настоящий момент границы Пакистана, чтобы тот отказался от идеи дестабилизировать Афганистан с помощью талибов. Временной фактор крайне важен: тревожит то, что, некоторые эксперты описали новую стратегию для Афганистана, разработанную Администрацией Обамы, как план по выводу США из Афганистана. В связи с этим возникает беспокойство, что «Талибан» вернется.

Судя по всему, если в результате предстоящих выборов Хамид Карзай при поддержке США останется у власти, текущий кризис не только продолжится, но и усугубится. В настоящий момент Карзай как кандидат использует все средства и полномочия, которыми он обладает как глава государства. Международное сообщество допустит ошибку, если предположит, что афганский народ сочтет эти выборы прозрачными, и удовлетворится их результатами.

Выборы в Афганистане могут стать демократическим процессом и инструментом обеспечения безопасности и правосудия, но только при условии, что Запад признает эти два вывода в качестве основных причин кризиса и основных препятствий для стабильности и безопасности.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink