ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

НАТО шестьдесят лет: путь вперед

Дожить до 60 лет уже само по себе могло быть проблемой, но впереди их еще больше.

Никогда прежде НАТО не была так востребована, как сейчас, когда ей исполняется шестьдесят лет.

Североатлантический союз поддерживает мир в Косово, участвует в выполнении задач по стабилизации и в боевых действиях в Афганистане, проводит антитеррористическую операцию ВМС на Средиземном море, помогает в проведении военной реформы в Боснии и Герцеговине, обучает иракские силы безопасности и оказывает поддержку Африканскому союзу.

НАТО находится в центре обширной и все более разрастающейся сети партнерских отношений с различными странами мира и развивает более тесное сотрудничество с ключевыми гражданскими организациями. Процесс расширения Североатлантического союза по-прежнему является серьезным стимулом, побуждающим страны-кандидаты привести свои дела в порядок.

Одним словом, в возрасте шестидесяти лет НАТО стала настолько неотъемлемой частью международной безопасности, что даже трудно вообразить, что когда-то могло быть иначе. А ведь было иначе. Первоначально был установлен скромный срок действия Вашингтонского договора 1949 года – 20 лет. Предполагалось, что по прошествии этого времени завершится послевоенное восстановление Западной Европы, а трансатлантический оборонный договор устареет.

Мало кто из числа тех, кто присутствовал в момент основания НАТО, дерзнул бы надеяться, что этот Альянс не только переживет «холодную войну», обусловившую его создание, но и будет процветать в совершенно иных условиях безопасности.

Понять, какая причина заставила НАТО превратиться из временного проекта в постоянный, несложно. Это произошло потому, что логика трансатлантического сотрудничества в сфере безопасности безвременна. Необходимость для Европы и для Северной Америки совместно решать проблемы безопасности остается сегодня такой же насущной, как и 60 лет назад.

Так же насущна и потребность в трансатлантических институциональных рамках, позволяющих вести политические консультации, принимать совместные решения и действовать сообща. Только НАТО может предоставить такие рамки.

НАТО разменивает седьмой десяток, и ей необходимо преодолеть целый ряд вызовов, степень сложности которых намного превосходит все, с чем ей приходилось сталкиваться ранее.

Когда главы государств и правительств наших стран встретятся на саммите НАТО, приуроченном к ее шестидесятилетию, который состоится 3 и 4 апреля во Франции, в Страсбурге и в Германии, в Келе, они, несомненно, особо отметят исторические достижения Североатлантического союза. В самом деле, место проведения встречи в верхах само по себе свидетельствует об успехе НАТО в деле способствования послевоенному примирению Европы.

Да, достижения прошлого могут внушить уверенность в будущем, но при этом они не могут стать заменой новому мышлению и новым политическим курсам. НАТО разменивает седьмой десяток, и ей необходимо преодолеть целый ряд вызовов, степень сложности которых намного превосходит все, с чем ей приходилось сталкиваться ранее. Поэтому встреча в верхах в Страсбурге и Келе не должна быть сведена лишь к поздравительным заявлениям в свой собственный адрес. Напротив, этот саммит – ключевая возможность сделать еще один серьезный шаг вперед в развитии НАТО.

Три проблемы особо различимы.

Первая проблема – Афганистан. Чтобы наши действия в Афганистане увенчались успехом, мы должны сделать так, чтобы наши амбиции лучше соотносились со средствами, которые мы готовы развернуть. Я искренне надеюсь на то, что все страны-члены Североатлантического союза смогут повысить степень своего участия. Нам удалось добиться значительного успеха в деле учебной подготовки и оснащения Афганской национальной армии, и мы должны развивать этот успех. Принципиально важно, чтобы Афганская полиция была способна выполнять свои задачи в обеспечении безопасности и стабильности.

Мы – и международное сообщество в целом – можем сделать гораздо больше в гражданском плане, помогая афганцам строить функционирующие институты власти, бороться с преступностью и коррупцией и лучше справляться с проблемой наркотиков. Мы должны любой ценой предотвратить такое положение дел, при котором отдельные страны узко трактуют свою конкретную роль в определенном географическом районе или в связи с выполнением какой-либо функции. Жизненно важно, чтобы все мы не упускали из виду общую картину и продолжали наши действия в Афганистане как общее, трансатлантическое усилие.

А общая картина простирается гораздо дальше Афганистана. Она вбирает в себя более пространный регион, и в особенности Пакистан, с которым мы должны углублять взаимодействие. Более того, мы должны добиться более тесного и эффективного сотрудничества между нашими военными и гражданскими структурами. Иными словами, мы должны сделать поистине Всеобъемлющий подход еще боле действенным, и не только применительно к Афганистану, но и при реагировании на иные неотложные, трансатлантические проблемы. Совместное заявление ООН и НАТО, подписанное в сентябре прошлого года Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном и мною, должно помочь нам продвигаться в этом направлении.

Вторая важнейшая проблема – наши взаимоотношения с Россией. Конфликт в Грузии в августе прошлого года вызвал много различных толкований. В связи с этим конфликтом также возник ряд серьезных вопросов, касающихся приверженности России положительным взаимоотношениям не только с ее соседями, но и с Североатлантическим союзом.

Несомненно, мы не позволим России пустить под откос расширение НАТО. Этот процесс крайне важен для достижения стоящей перед нами цели – консолидации Европы как нераздельного и демократического пространства безопасности, а посему это процесс не может быть предметом обсуждения. Но взаимоотношения НАТО и России слишком ценные, чтобы позволить им застрять в спорах о расширении, о противоракетной обороне или Косово.

Нам нужна позитивная повестка дня, под стать огромной значимости России и НАТО для европейской и, на самом деле, глобальной безопасности. Афганистан – это одно ключевое направление, где вполне очевидна общность наших интересов, как очевидно и то, что у нас будет больше шансов соблюсти свои интересы, если мы будем работать сообща. Но есть и другие направления: борьба с терроризмом и пиратством, необходимость противодействовать распространению оружия массового уничтожения. Иными словами, настало время придать свежий импульс нашим взаимоотношениям, и следующая встреча в верхах НАТО открывает перед странами-союзницами великолепную возможность подчеркнуть свою приверженность этому делу.

Третья проблема – противостояние новым угрозам. В течение последних лет мы наблюдали, как кибератака или прекращение снабжения энергоресурсами может опустошить страну без единого выстрела. Мы также стали свидетелями того, что пиратство вновь проявило себя как серьезный вызов безопасности, точно так же как первые «тяжелые» последствия для безопасности, вызванные изменением климата, в частности, на Дальнем Севере. В то же время ядерная программа Ирана подчеркивает насущный характер проблемы распространения оружия массового уничтожения.

Мы должны более четко определить роль НАТО в решении этих проблем. НАТО не может дать ответ на все вопросы, но это не должно стать оправданием для бездействия. Мы должны максимально использовать уникальную ценность Североатлантического союза как форума для трансатлантического политического диалога и инструмента для переложения политических решений на язык конкретных действий. Ведь угрозы не будут ждать, пока мы почувствуем, что готовы противостоять им.

Новая Стратегическая концепция должна привести основное предназначение Североатлантического союза – коллективную оборону – в соответствие с многочисленными требованиями, связанными с операциями вне зоны ответственности.

Встреча в верхах в Страсбурге и Келе – это возможность продемонстрировать, что страны-союзницы могут проявить необходимую политическую волю, воображение и солидарность, чтобы справиться с различными проблемами. Но саммит должен добиться большего. В то время как новая администрация приступает к делам в США и открывается перспектива полноправного участия Франции в интегрированных военных структурах НАТО, встреча в верхах является прекрасным моментом, чтобы приступить к обновлению Стратегической концепции Североатлантического союза.

На основе «Заявления о безопасности Североатлантического союза», которое будет согласовано на саммите, новая Стратегическая концепция должна привести основное предназначение Североатлантического союза – коллективную оборону – в соответствие с многочисленными требованиями, связанными с операциями вне зоны ответственности. Необходимо подчеркнуть роль НАТО как уникального сообщества общих ценностей и интересов и не поддаться на соблазн продвигать региональные и национальные повестки дня за счет нашей общей цели и наших общих задач. И в Стратегической концепции необходимо четко обозначить большое желание НАТО взаимодействовать в качестве партнеров с ООН, ЕС и другими международными структурами в рамках всеобъемлющего подхода к проблемам безопасности нашего времени.

Эти проблемы коренным образом отличаются от тех проблем, которые 60 лет назад обусловили создание НАТО. Но пока существуют надежные трансатлантические отношения и пока эти отношения опираются на такую солидную институциональную основу, как НАТО, мы будем способны определять ход событий, а не выступать в качестве их жертв. Встреча в верхах Североатлантического союза, приуроченная к его шестидесятилетию, – прекрасная возможность вновь утвердить эту логику, над которой не властно время.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink