ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Интервью: Министр обороны Сорен Гаде

Get the Flash Player to see this player.

Министр обороны Дании Сорен Гаде излагает точку зрения Дании на вопросы, касающиеся Дальнего Севера.

В этой статье он говорит о том, как объединить усилия гражданских и военных структур, о роли Гренландии и о нефти.

Продолжительность видео: 11:15 мин.

 Субтитры: ВКЛ / ВЫКЛ

Сорен Гаде, министр обороны Дании.

Редактор «Вестника НАТО» встретился с ним в январе в Рейкьявике, на конференции, посвященной

Дальнему Северу, чтобы услышать точку зрения Дании на происходящее в регионе.

Как вы разграничиваете гражданские и военные вопросы на Дальнем Севере?

Это очень сложно, потому что у меня как у министра обороны

очень много обязанностей в Гренландии,

но многие из них являются гражданскими обязанностями.

Сейчас в Дании это довольно просто, потому что эти задачи возложены на меня,

то есть, эти гражданские задачи выполняются Вооруженными Силами.

Так что у меня нет проблем с координацией с самим собой,

но у многих стран есть

проблемы с координацией действий между гражданскими и военными структурами.

Вы говорите о координации, а насколько сложно координировать различные проблемы,

возникающие в Арктике? Например, координировать вопросы энергетики и экологии?

Очень хороший вопрос. Дальний Север уже стоит на повестке дня сегодня,

но через несколько лет этот вопрос будет еще более важным.

Я воспринимаю этот семинар как своего рода новое начало в обсуждении Дальнего Севера.

Нам брошено много вызовов уже сегодня,

но через несколько лет их будет еще больше, когда ледяной покров будет сокращаться

и можно будет разрабатывать нефтяные месторождения на Дальнем Севере.

Несомненно, это будет опасно.

И, конечно же, будет много вопросов, связанных с экологией,

и если будут происходить изменения в регионе, если начнется добыча нефти,

это отразится на окружающей среде.

Даже если делать все возможное для охраны окружающей среды, все равно будут проблемы.

И проблемы эти надо будет решать. Мы должны знать,

что надо делать в случае кораблекрушения и разлива нефти.

Простых ответов на эти вопросы нет,

потому что береговая линия протянулась на тысячи миль

и даже если делать то же самое, что и в своих внутренних водах,

очень сложно собрать разлившуюся нефть.

Экологические вопросы очень сложные, так что работы здесь немало.

И мы должны сделать все для того, чтобы государства, представленные в регионе,

координировали дефицитные ресурсы. Но даже при этом,

делая работу на 100 процентов, мы не сможем решить всех проблем.

Я должен уже сегодня предупредить о том, что даже если мы будем делать все от нас зависящее,

может возникнуть ситуация, например, кораблекрушение, и мы не сможем спасти всех пассажиров

или не сможем вовремя добраться до корабля. Что касается экологии,

даже если все учения будут проведены и все будет скоординировано,

разлив нефти может оказаться настолько большим, что мы не сможем с ним справиться.

Так что проблем очень много, но мы не должны прекратить координацию из-за этого,

и поэтому так важен подобный семинар:

мы слышим много разных выступлений, много разных точек зрения.

Военные, министр иностранных дел Норвегии

очень хорошо выступили на эту тему.

И здесь представлена очень большая аудитория.

И даже много коллег и экспертов из южной Европы.

Так что это проблема и задача для всех нас.

Как вы охарактеризовали бы уровень сотрудничества среди союзников по НАТО в настоящий момент?

Я не думаю, что сегодняшней координации достаточно. Я думаю, можно работать лучше.

И в военной сфере можно тоже больше сделать.

У меня нет такого ощущения, что есть возражения против расширения сотрудничества.

Надо просто определиться с этим, надо вынести этот вопрос на обсуждение,

как мы и поступаем сегодня. Налажено хорошее сотрудничество

между Данией и Исландией. У нас есть Меморандум о взаимопонимании.

Мы помогаем друг другу в деле поиска и спасания,

в учебной подготовке исландской Береговой охраны и датских ВМС,

которые тоже хорошо взаимодействуют.

Мы стараемся вести эту работу в рамках стран Севера.

Но можно работать лучше.

Мы по-прежнему обсуждаем с другими северными странами,

как помогать друг другу в случае разлива нефти в районе Скандинавии.

Но в районе Арктики мы должны сделать еще больше с друзьями и союзниками.

И, конечно же, с Россией тоже.

Россия играет очень важную роль в регионе.

Пообщавшись с рядом ученых, работающих в регионе,

мне стало ясно, что мы знаем недостаточно.

Является ли нехватка знаний о происходящем на Дальнем Севере

одной из самых больших проблем для региона?

Да. Здесь очень много вопросов. Есть правовые вопросы.

Кому принадлежит регион? В Илулисате было принято

очень важное, с моей точки зрения, заявление.

Мы согласились с тем, что все должно быть урегулировано международным правом.

Это хорошее начало, потому что в этом случае не будет гонки вооружений в регионе,

не надо размещать войска, чтобы продемонстрировать, что это ваш регион.

Это очень важно.

Но в связи с тем, что в этом регионе могут быть обнаружены большие запасы нефти,

он занимает столь важное место на повестке дня всех государств.

Потому что если в принадлежащем вам районе есть много нефти

и вы собираетесь вести добычу, можно стать очень богатым. Может быть не сегодня,

когда баррель нефти стоит 40$, но если он будет стоить 140$, то смысл есть.

Так что вы совершенно правы, знаний у нас недостаточно.

Мы тратим очень много средств на научные исследования в этом регионе.

Дания тратит много средств, равно как и другие страны, все страны региона –

Россия, Канада, США, Норвегия, Дания, другие страны –

тратят много средств, чтобы узнать больше об этом очень уязвимом регионе.

Но вы совершенно правы, пока что у нас знаний недостаточно.

Существует ли опасность возникновения проблем чисто из-за

неправильного восприятия вопросов на Дальнем Севере,

из-за того, что четыре страны Арктики являются членами НАТО, а пятая страна – Россия?

Надо бороться с этим представлением, потому что речь не идет

о противостоянии между НАТО и Россией. Но это сложно, потому что

когда было много льда и мы думали, что он пролежит еще тысячу лет,

большой проблемы не было.

А сегодня проблема есть. Но это не противостояние между НАТО и остальным миром,

поэтому важно отметить, что речь не идет о пересмотре роли НАТО.

Да, четыре страны состоят в военном союзе, в НАТО,

но они также нуждаются в сотрудничестве с Россией

и другими заинтересованными странами в регионе.

Мы должны обеспечить надлежащую координацию.

Налогоплательщики рассчитывают на это, будь-то в России или в Дании,

потому что в конечном итоге, если произойдет катастрофа, это затронет всех нас.

Это может случиться с российским или с датским кораблем,

и люди испытают горечь, если мы не обеспечим надлежащую координацию.

Так что нужно проговорить все это,

это очень важная сторона дела, даже если это сложно.

Министр иностранных дел Норвегии обозначил суть проблемы,

сказав, что сейчас мы обсуждаем этот вопрос с Россией.

Несмотря на то, что обсуждение идет медленно,

оно идет в верном направлении.

Сегодня уже говорилось о том, что бывает здоровая конкуренция и нездоровая конкуренция.

Что сделать для того, чтобы конкуренция оставалась здоровой?

Все понимают, что самое лучшее для всех стран,

для всех сторон, чтобы было своего рода соглашение по этому уязвимому региону.

Почему было принято заявление в Илулисате?

Потому что был небольшой спор с Канадой.

Канада водрузила свой флаг на небольшом острове, на острове Ханзена.

И, конечно, будет глупо, если неделю спустя мы водрузим датский флаг на этом месте,

так что мы заявили, что не стоит тратить на это средств, что

все должно быть урегулировано международным правом. И я думаю,

что это очень хороший старт, потому что в этом случае не будет гонки вооружений в регионе.

Не могли бы вы рассказать конкретно о ситуации в Дании?

В Гренландии только что был проведен референдум об автономии.

Как это отразится на политике Дании в отношении Арктики?

Если Гренландия захочет завтра стать независимой, пожалуйста.

Единственное, что она больше не получает денег от Дании.

Внешняя политика определяется сегодня в Копенгагене,

но многие другие вопросы решает народ Гренландии.

Конечно же, Гренландия возлагает большие надежды на запасы нефти и прочие ресурсы,

но мы по-прежнему несем ответственность.

Мы по-прежнему тратим много средств на научные исследования.

У нас до сих пор есть военные базы в Гренландии.

Мы проводим инспекцию рыболовецких судов других стран и

выполняем много других задач в Гренландии. Это не изменилось

и не изменится в предстоящие годы.

Уверены ли вы в том, что мы достаточно оснащены и обучены для решения вопросов Дальнего Севера?

У нас есть там корабли и станция, расположенная в юго-западной части Гренландии.

У нас есть база в Туле, и это может быть одно из мест, которые можно будет

использовать несколько месяцев в год, если ледяной покров будет действительно сокращаться.

Так что, полагаю, мы готовы. Через несколько месяцев будет опубликована Белая книга обороны,

мы займемся этим вопросом и удостоверимся, что не упустили из виду ни одной проблемы,

которые нам предстоит решать в ближайшие годы и десятилетия.

Господин министр! Большое спасибо.

Спасибо.

Сорен Гаде, министр обороны Дании.

Редактор «Вестника НАТО» встретился с ним в январе в Рейкьявике, на конференции, посвященной

Дальнему Северу, чтобы услышать точку зрения Дании на происходящее в регионе.

Как вы разграничиваете гражданские и военные вопросы на Дальнем Севере?

Это очень сложно, потому что у меня как у министра обороны

очень много обязанностей в Гренландии,

но многие из них являются гражданскими обязанностями.

Сейчас в Дании это довольно просто, потому что эти задачи возложены на меня,

то есть, эти гражданские задачи выполняются Вооруженными Силами.

Так что у меня нет проблем с координацией с самим собой,

но у многих стран есть

проблемы с координацией действий между гражданскими и военными структурами.

Вы говорите о координации, а насколько сложно координировать различные проблемы,

возникающие в Арктике? Например, координировать вопросы энергетики и экологии?

Очень хороший вопрос. Дальний Север уже стоит на повестке дня сегодня,

но через несколько лет этот вопрос будет еще более важным.

Я воспринимаю этот семинар как своего рода новое начало в обсуждении Дальнего Севера.

Нам брошено много вызовов уже сегодня,

но через несколько лет их будет еще больше, когда ледяной покров будет сокращаться

и можно будет разрабатывать нефтяные месторождения на Дальнем Севере.

Несомненно, это будет опасно.

И, конечно же, будет много вопросов, связанных с экологией,

и если будут происходить изменения в регионе, если начнется добыча нефти,

это отразится на окружающей среде.

Даже если делать все возможное для охраны окружающей среды, все равно будут проблемы.

И проблемы эти надо будет решать. Мы должны знать,

что надо делать в случае кораблекрушения и разлива нефти.

Простых ответов на эти вопросы нет,

потому что береговая линия протянулась на тысячи миль

и даже если делать то же самое, что и в своих внутренних водах,

очень сложно собрать разлившуюся нефть.

Экологические вопросы очень сложные, так что работы здесь немало.

И мы должны сделать все для того, чтобы государства, представленные в регионе,

координировали дефицитные ресурсы. Но даже при этом,

делая работу на 100 процентов, мы не сможем решить всех проблем.

Я должен уже сегодня предупредить о том, что даже если мы будем делать все от нас зависящее,

может возникнуть ситуация, например, кораблекрушение, и мы не сможем спасти всех пассажиров

или не сможем вовремя добраться до корабля. Что касается экологии,

даже если все учения будут проведены и все будет скоординировано,

разлив нефти может оказаться настолько большим, что мы не сможем с ним справиться.

Так что проблем очень много, но мы не должны прекратить координацию из-за этого,

и поэтому так важен подобный семинар:

мы слышим много разных выступлений, много разных точек зрения.

Военные, министр иностранных дел Норвегии

очень хорошо выступили на эту тему.

И здесь представлена очень большая аудитория.

И даже много коллег и экспертов из южной Европы.

Так что это проблема и задача для всех нас.

Как вы охарактеризовали бы уровень сотрудничества среди союзников по НАТО в настоящий момент?

Я не думаю, что сегодняшней координации достаточно. Я думаю, можно работать лучше.

И в военной сфере можно тоже больше сделать.

У меня нет такого ощущения, что есть возражения против расширения сотрудничества.

Надо просто определиться с этим, надо вынести этот вопрос на обсуждение,

как мы и поступаем сегодня. Налажено хорошее сотрудничество

между Данией и Исландией. У нас есть Меморандум о взаимопонимании.

Мы помогаем друг другу в деле поиска и спасания,

в учебной подготовке исландской Береговой охраны и датских ВМС,

которые тоже хорошо взаимодействуют.

Мы стараемся вести эту работу в рамках стран Севера.

Но можно работать лучше.

Мы по-прежнему обсуждаем с другими северными странами,

как помогать друг другу в случае разлива нефти в районе Скандинавии.

Но в районе Арктики мы должны сделать еще больше с друзьями и союзниками.

И, конечно же, с Россией тоже.

Россия играет очень важную роль в регионе.

Пообщавшись с рядом ученых, работающих в регионе,

мне стало ясно, что мы знаем недостаточно.

Является ли нехватка знаний о происходящем на Дальнем Севере

одной из самых больших проблем для региона?

Да. Здесь очень много вопросов. Есть правовые вопросы.

Кому принадлежит регион? В Илулисате было принято

очень важное, с моей точки зрения, заявление.

Мы согласились с тем, что все должно быть урегулировано международным правом.

Это хорошее начало, потому что в этом случае не будет гонки вооружений в регионе,

не надо размещать войска, чтобы продемонстрировать, что это ваш регион.

Это очень важно.

Но в связи с тем, что в этом регионе могут быть обнаружены большие запасы нефти,

он занимает столь важное место на повестке дня всех государств.

Потому что если в принадлежащем вам районе есть много нефти

и вы собираетесь вести добычу, можно стать очень богатым. Может быть не сегодня,

когда баррель нефти стоит 40$, но если он будет стоить 140$, то смысл есть.

Так что вы совершенно правы, знаний у нас недостаточно.

Мы тратим очень много средств на научные исследования в этом регионе.

Дания тратит много средств, равно как и другие страны, все страны региона –

Россия, Канада, США, Норвегия, Дания, другие страны –

тратят много средств, чтобы узнать больше об этом очень уязвимом регионе.

Но вы совершенно правы, пока что у нас знаний недостаточно.

Существует ли опасность возникновения проблем чисто из-за

неправильного восприятия вопросов на Дальнем Севере,

из-за того, что четыре страны Арктики являются членами НАТО, а пятая страна – Россия?

Надо бороться с этим представлением, потому что речь не идет

о противостоянии между НАТО и Россией. Но это сложно, потому что

когда было много льда и мы думали, что он пролежит еще тысячу лет,

большой проблемы не было.

А сегодня проблема есть. Но это не противостояние между НАТО и остальным миром,

поэтому важно отметить, что речь не идет о пересмотре роли НАТО.

Да, четыре страны состоят в военном союзе, в НАТО,

но они также нуждаются в сотрудничестве с Россией

и другими заинтересованными странами в регионе.

Мы должны обеспечить надлежащую координацию.

Налогоплательщики рассчитывают на это, будь-то в России или в Дании,

потому что в конечном итоге, если произойдет катастрофа, это затронет всех нас.

Это может случиться с российским или с датским кораблем,

и люди испытают горечь, если мы не обеспечим надлежащую координацию.

Так что нужно проговорить все это,

это очень важная сторона дела, даже если это сложно.

Министр иностранных дел Норвегии обозначил суть проблемы,

сказав, что сейчас мы обсуждаем этот вопрос с Россией.

Несмотря на то, что обсуждение идет медленно,

оно идет в верном направлении.

Сегодня уже говорилось о том, что бывает здоровая конкуренция и нездоровая конкуренция.

Что сделать для того, чтобы конкуренция оставалась здоровой?

Все понимают, что самое лучшее для всех стран,

для всех сторон, чтобы было своего рода соглашение по этому уязвимому региону.

Почему было принято заявление в Илулисате?

Потому что был небольшой спор с Канадой.

Канада водрузила свой флаг на небольшом острове, на острове Ханзена.

И, конечно, будет глупо, если неделю спустя мы водрузим датский флаг на этом месте,

так что мы заявили, что не стоит тратить на это средств, что

все должно быть урегулировано международным правом. И я думаю,

что это очень хороший старт, потому что в этом случае не будет гонки вооружений в регионе.

Не могли бы вы рассказать конкретно о ситуации в Дании?

В Гренландии только что был проведен референдум об автономии.

Как это отразится на политике Дании в отношении Арктики?

Если Гренландия захочет завтра стать независимой, пожалуйста.

Единственное, что она больше не получает денег от Дании.

Внешняя политика определяется сегодня в Копенгагене,

но многие другие вопросы решает народ Гренландии.

Конечно же, Гренландия возлагает большие надежды на запасы нефти и прочие ресурсы,

но мы по-прежнему несем ответственность.

Мы по-прежнему тратим много средств на научные исследования.

У нас до сих пор есть военные базы в Гренландии.

Мы проводим инспекцию рыболовецких судов других стран и

выполняем много других задач в Гренландии. Это не изменилось

и не изменится в предстоящие годы.

Уверены ли вы в том, что мы достаточно оснащены и обучены для решения вопросов Дальнего Севера?

У нас есть там корабли и станция, расположенная в юго-западной части Гренландии.

У нас есть база в Туле, и это может быть одно из мест, которые можно будет

использовать несколько месяцев в год, если ледяной покров будет действительно сокращаться.

Так что, полагаю, мы готовы. Через несколько месяцев будет опубликована Белая книга обороны,

мы займемся этим вопросом и удостоверимся, что не упустили из виду ни одной проблемы,

которые нам предстоит решать в ближайшие годы и десятилетия.

Господин министр! Большое спасибо.

Спасибо.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink