ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Как дать движению «Талибан» ответный бой в СМИ?

По мнению Тима Фоксли, слишком мало времени, усилий и аналитических ресурсов тратится на то, чтобы понять, что говорят талибы; изменив этот подход, можно было бы изменить ход войны

Ночное письмо от талибов: эти письма с угрозами, предназначенные для того, чтобы внушить страх, являются эффективным средством общения с местным афганским населением

Прошу прощения, что с места в карьер ставлю ребром главный вопрос данной статьи, но что делается для того, чтобы дать талибам ответный бой в СМИ?

Под этим я имею в виду активные кампании по опровержению и разоблачению заявлений талибов, выставлению напоказ их уязвимости и противоречий, а не только поток «хороших новостей», транслируемый на афганскую и международную аудиторию.

Мне кажется, что слишком мало времени, усилий и аналитических ресурсов тратится на то, чтобы понять, что говорят талибы, как они делают это и почему. И слишком мало отчетов такого калибра как отчет Международной кризисной группы было подготовлено о пропаганде талибов. В результате этого понимания мало, и мало заметна вообще какая-либо заинтересованность в поиске мер, которые могли бы противодействовать деятельности, развернутой талибами в СМИ.

Несмотря на то, что НАТО прилагает усилия по выработке стратегии информирования, распространение «хороших новостей» и информации в Афганистане – лишь одна линия фронта информационной борьбы. Я придерживаюсь точки зрения, согласно которой талибы на самом-то деле довольно уязвимы в этой области, и если активно противодействовать им, играя на опережение, то можно добиться результатов.

В информировании главное не изощренность, а эффективность

В плане физической борьбы с талибами аналитики любят отмечать, что дело не в том, что талибы сильны, а в том, что зачастую на местном уровне только они занимают территорию. Я считаю, что это относится и к сфере СМИ.

У талибов получается хорошо или «эффективно» работать на местном уровне, где они ведут общение в упрощенном режиме с пуштунским сообществом по обе стороны границы. В силу общих племенных ценностей и языка здесь у них большое преимущество перед довольно неуклюжим, с моей точки зрения, западным подходом. Талибам хорошо удается передать то, что волнует местное население, будь-то страх уничтожения посевов мака и потеря средств к существованию, осквернение чести неверными или побочный ущерб, нанесенный людям и имуществу.

Несмотря на то, что работа талибов со СМИ не отличается особой изощренностью (у меня сложилось впечатление, что НАТО/ИСАФ приводит довод об «изощренности» талибских СМИ, чтобы оправдать свою собственную неэффективность), мы должны проявлять всяческую осторожность в обсуждении этого вопроса. Во-первых, потому что здесь главное не изощренность, а эффективность. А что-то не очень заметно, чтобы делался анализ эффективной работы талибов со СМИ. Во-вторых, для общения со своей основной аудиторией талибам не требуется особой изощренности.

Кто выигрывает битву в СМИ: НАТО или движение «Талибан»?

В сфере СМИ НАТО должна обладать преимуществом: у нее есть деньги, ресурсы, интеллектуальные возможности. Но она стеснена в своих действиях, потому что:

  • Обсуждения в НАТО, ее дилеммы и заботы носят болезненно публичный характер
  • Судя по всему, большая часть усилий этой организации в работе со СМИ уходит на то, чтобы ее собственная команда проводила единую линию
  • У нее более широкая, более сложная, более требовательная и скептическая аудитория в столицах государств-членов

В довершение всех этих сложностей международные СМИ регулярно и ненамеренно преподносят «подарки» пропаганде талибов. Например, так долго никто не спорил с постоянно используемым выражением «весеннее наступление», что теперь оно вошло в обиход самих талибов. А если задать представителю талибов вопрос: «Совершили ли вы нападение на авиабазу в Баграме, потому что вам было известно о том, что там находился министр обороны США?», – то вряд ли услышишь отрицательный ответ.

© Reporters / Associated Press

Играя в игру массовой информации: талибам известно, что один из факторов, позволяющих добиться преимущества в СМИ, – скорость подачи информации, а не ее достоверность

На стороне талибов также быстрота реакции: они мгновенно берут на себя ответственность за любой инцидент, помогающий им добиться цели. Их вебсайт и заявления, размещаемые в Интернете, – неимоверно раздутые списки убитых и, как ни странно, «подбитых танков».

На стратегическом уровне, с моей точки зрения, НАТО по-прежнему обладает преимуществом, потому что в отношении более глобальных политических вопросов предпринимаемые талибами усилия беспорядочны, наивны и не очень убедительны. Например, в прошлом году талибы заявили, что не они уничтожают школы и что у них на самом деле есть политика в области образования! Тем не менее, они явно испытывают неловкость, говоря об иных политических программах, помимо убиения неверных. В сущности, потому что в своих размышлениях они дальше этого не углублялись. В их заявлениях практически отсутствует обсуждение тех вопросов, о которых хотелось бы услышать большинству афганцев: восстановление, занятость, развитие.

Убеждает ли вас этот довод или нет, но после того как я впервые занялся этой темой в конце 2006 года, я заметил, что талибы постепенно совершенствуют свою стратегию информирования. А нападения, такие как, например, совершенные в этом году нападения на гостиницу «Сирена» или на Президента Карзая, вероятно, указывают на дальнейшее направление деятельности талибов в плане координации операций со стратегческими сообщениями в СМИ.

Я сам стал свидетелем инцидента в провинции Фарьяб, который показал, как талибы пренебрегают пуштунскими ценностями, когда их это устраивает

Если вы знаете уязвимые точки ваших оппонентов, вы уже наполовину способны воспользоваться этим. Если взглянуть на заявления талибов, можно многое узнать о том, что их заботит. Судя по всему, они очень чутко реагируют на следующее:

  • угрозы или выпады против их авторитетности и послужного списка, будь-то пуштуны, афганцы, джихадисты или исламисты
  • потери, которые они могли понести
  • потери среди гражданского (афганского) населения в результате нападений талибов
  • сообщения о разногласиях в движении «Талибан»
  • противоречия в их заявлениях

Tim Foxley

Существуют многочисленные возможности для того, чтобы воспользоваться этими слабостями. В июле, когда я был в Афганистане, я сам обнаружил одну их них.

Я находился в провинции Фарьяб – той части Афганистана, которая обычно характеризуется как «относительно неопасная». Там назревала небольшая проблема с безопасностью. В районе границы провинций Бадгис и Фарьяб самозваный талибский «теневой губернатор» вместе с небольшой группой боевиков вошли в одну деревню и пытались похитить работников местной НПО (неправительственной организации), которые строили колодец для жителей деревни. Старейшина деревни, следуя пуштунскому кодексу об охране гостей, защитил группу НПО и, в конце концов, убил лидера талибов, обратив остальных его сподвижников в бегство.

Если подобные сюжеты аккуратно обработать, то их можно использовать, чтобы показать, например, как талибы пренебрегают пуштунскими ценностями, когда их это устраивает, и как им явно не удается развязать народный джихад, на который они надеются.

Среди представившихся ранее возможностей были следующие:

  • В 2005 году тот же самый совет, который в 1996 году удостоил Муллу Омара звания «Лидера верных», лишил его этого звания.
  • В марте 2006 года Главный муфтий Египта признал теракты смертников незаконными. По крайней мере, в редакционной статье одной афганской газеты писалось об этом, и выражалось сожаление о том, что данная информация не распространилась по всей стране.
  • В ноябре 2006 года в статье Ахмеда Рашида цитировались слова пуштунских племен, проживающих в северо-западных пограничных провинциях: «Талибы топят наши ценности в море крови».
  • В апреле 2007 года совет северо-западных пограничных провинций также признал теракты смертников незаконными.

Есть множество примеров противоречий. Достаточно привести два примера:

  • Неисламское по своей сути похищение женщин (как в случае с южнокорейскими заложниками).
  • Случай, когда талибы берут на себя ответственность за совершение теракта смертника, а потом отказываются от своего заявления, если становится известно число жертв среди афганского гражданского населения (например, в местечке Спин Болдак в январе 2006 года). Это вызвало непреднамеренно ироническое заявление теперь уже покойного Муллы Дадуллаха: «Во время наших операций гражданские лица не гибнут».

Борьба с талибами в СМИ не станет той «волшебной палочкой», по мановению которой движение «Талибан» распадется из-за своих собственных противоречий

Работа Энтони Корисмэна, специалиста Центра стратегических и международных исследований заслуживает похвалы за то, что нам напоминается не только о необходимости пересматривать методы, с помощью которых мы измеряем и анализируем военные и политические изменения в Афганистане, но и о том, что это афганская и пакистанская региональная проблема. Кампания в СМИ с ярко выраженной афганской-пакистанской-пуштунской окраской, проводимая по обе стороны границы, должна бросить вызов талибам, пытающимся оправдать свои действия и причины этих действий.

Афганское и пакистанское правительство с помощью международного сообщества могли бы многое сделать, чтобы перехватить инициативу в СМИ, расширив дебаты, наладив взаимодействие со СМИ в их странах, выведя талибов из темы, в которой они чувствуют себя комфортно, и заставив их обсуждать политику, экономику, права народностей, женщин, права человека, образование и восстановление.

Но прежде чем это можно будет сделать, требуется гораздо больший анализ и понимание того, что говорит движение «Талибан», как и почему, причем не только анализ, подготовленный всегдашними, белыми уроженцами запада. Есть огромное число специалистов в афганских, пакистанских и пуштунских кругах.

Что можно сделать, и кто должен проделать работу?

Я не питаю никаких иллюзий на тот счет, что борьба с талибами в СМИ не станет той «волшебной палочкой», по мановению которой движение «Талибан» распадется под тяжестью своих собственных противоречий. Реальный успех в борьбе с талибами зависит от того, удастся ли афганскому правительству и международному сообществу добиться реальной реформы и восстановления на местах, в частности постоянного присутствия компетентных, хорошо оснащенных и заслуживающих доверия полицейских сил, и пустят ли хрупкие реформы крепкие корни, чтобы страна не распалась в ближайшие десятилетия.

Как бы то ни было, действовать на опережение, а не реагировать на случившееся должно стать наилучшей политикой.

Международное сообщество, международные СМИ, правительства Афганистана и Пакистана, НАТО/ИСАФ могли бы значительно урезать поддержку талибов и ободрить колеблющихся, беззастенчиво выставляя напоказ противоречия и уязвимые стороны талибов и бросая им вызов. Готовность талибов уничтожать людей, имущество и инфраструктуру и их политическая и экономическая бессодержательность могут оказаться плодотворной почтой для СМИ, которую надо всячески возделывать.

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink