ЯЗЫК
Из-за перевода русскоязычный выпуск "Вестника НАТО" размещается в Интернете примерно через две недели после англоязычного.
О "Вестнике НАТО"
Представление материалов на рассмотрение
Сведения об авторских правах
Редакционная коллегия
 RSS
Отправить эту статью другу
Подписаться на "Вестник НАТО"
  

Талиб: раздвоенная личность?

Изменилась не только тактика «Талибана». С 2001 года изменились структура, идеология и членский состав этого движения. Паула Ханаш рассматривает недавно опубликованный труд, в котором анализируется, как и почему это произошло.

Революционные песни приводят в восторг тех, кто наложил в свое время запрет на любую музыку. В видеофильмах рассказывается о подвигах славных воинов, которые ведут борьбу за искоренение изображений живых существ. Мобильные телефоны и Интернет стали подспорьем для организации, подкладывающей бомбы и угрожающей телекоммуникационным компаниям. Добро пожаловать в мир неоталибов!

В своей последней книге, посвященной исключительно деятельности мятежников в Афганистане в период с 2002 по 2007 годы, Антонио Джустоцци живо описывает эти сцены. Он излагает свое видение ширящейся деятельности антиправительственных вооруженных формирований как части международного джихадского движения, а также описывает, чем сегодняшняя идеология и тактика движения «Талибан» отличается от его предшественника, существовавшего до 2001 года.

В своей книге «Коран, автомат Калашникова и ноутбук» Джустоцци утверждает, что изменилась тактика использования технологии неоталибами как с точки зрения пропаганды, так и с точки зрения боевой техники. Неоталибы переняли от своих союзников-джихадистов в других странах более либеральное отношение к импортируемым технологиям и техническим средствам: на рынках хорошо расходятся кассеты и компакт-диски с записями джихадских песен, запрещенных правительством; уходя в бой, талибы берут с собой видеокамеры; а командиры теперь снабжены ноутбуками, хотя они и ведут действия в Афганистане, где постоянно возникают перебои с электроснабжением.

В пропагандистских видеофильмах показываются признания и казни «шпионов», интервью с успешно выполняющими задачу командирами и эпизоды, запечатлевшие различные «джихады», которые ведутся в мире (особенно в Ираке). Начиная с 2003 года, неоталибы также приобрели сотни мотоциклов, которые они используют как транспорт, средство для сбора разведданных, связи, координации действий на поле боя и совершения нападений на блок-посты. Как правило, мотоциклы оборудованы зарядными устройствами для мобильных телефонов.

По утверждению Джустоцци, значимость внешних связей проявилась в том, что цель мятежнической деятельности сместилась с простого освобождения к глобальному джихаду

Неоталибы по-прежнему отстают от своих иракских собратьев в деле изготовления самодельных взрывных устройств (СВУ), но в 2006 году это отставание существенно сократилось.

Точно так же существенно улучшились технология совершения терактов смертников и навыки добровольцев: в 2004 году 60–70 процентов попыток подобных терактов были неудачными, а год спустя этот показатель снизился до 10–15 процентов. Не вызывает сомнения тот факт, что ряд усовершенствованных образцов боевой техники поступил из-за рубежа, и сами талибы признались в получении технической помощи и финансирования от арабских стран.

Подобная интернационализация является вторым отличием неоталибов. «Старые» талибы обычно не присоединяются к новому джихаду, а иностранцы – в частности, арабы и пакистанцы – присоединяются.

Тем не менее Джустоцци скептичен в оценке того, насколько это помогло антиправительственным вооруженным формированиям. Он указывает на то, что командиры, которыми всегда являются афганцы, часто считают иностранных добровольцев недисциплинированными и склонными к крайностям в поведении: некоторых из них даже попросили удалиться, дабы не восстановить против себя местное население.

Самый высокий уровень смертности наблюдается среди иностранцев, которые плохо знают местность и лишены связей с местным населением. Как утверждает Джустоцци, значимость внешних связей проявилась в том, что цель мятежнической деятельности сместилась с простого освобождения к глобальному джихаду.

«Оккупанты» не являются главным объектом нападений со стороны неоталибов. Это сознательно выбранная тактика, заимствованная у боевиков в Ираке. Она состоит в сохранении присутствия коалиционных сил и в изматывании их. Этим стратегия неоталибов отличается от классической мятежнической деятельности: победа будет достигнута лишь на глобальном уровне, иначе это не победа.

Война, но какого рода?

Джустоцци предпринимает попытку подвести эту меняющуюся тактику и подходы под известные схемы и теории. Ведут ли неоталибы «войну блохи»? Читают ли они Мао Цзэдуна? Вписывается ли мятежническая деятельность в модель «военных действий четвертого поколения»? Или это сочетание всех трех?

Джустоцци приходит к предварительному выводу о том, что «война блохи» велась до 2005 года, когда начала зарождаться тенденция международного джихада. Но он не решается слишком настойчиво отстаивать это мнение и словно приглашает читателя к обсуждению, спору и формированию своей собственной точки зрения.

Он признает, что пока еще не совсем ясно, продлится ли эта тенденция международного джихада или она будет сведена к чему-то, напоминающему исламистские партии Пакистана, которые, несмотря на свою реакционность, принимают соперничество на выборах.

Но даже если деятельность антиправительственных вооруженных формирований в Афганистане и является частью глобального движения, неоталибы по-прежнему тратят в год меньше одного процента от той суммы, которую Вооруженные силы США расходуют в Афганистане ежемесячно; в качестве полевых радиостанций талибы используют коммерческие радиостанции с фиксированными частотами, предоставляя таким образом всем открытый доступ к своим боевым планам; и даже с учетом более совершенных СВУ и методики совершения терактов смертников, а также импортируемой боевой техники арсенал талибов уступает арсеналу НАТО. Так почему же Джустоцци утверждает, что, по его мнению, усилия по борьбе с мятежниками терпят неудачу?

Как считает автор, деятельность антиправительственных вооруженных формирований была бы всего лишь источником раздражения, если бы ей не удавалось воспользоваться слабостью, присущей афганскому государству (как до, так и после 2001 года)

По мнению Джустоцци, отчасти проблема объясняется непоследовательностью в стратегическом плане. Он утверждает, что усилия США колебались между традиционным подходом – непрерывное уничтожение бастионов талибов с целью не допустить укрепления их власти – и альтернативным подходом – предотвращение посредством оказания помощи и развития страны. Автор не уверен в том, что даже если бы они и придерживались последовательно одной из этих стратегий, можно было бы нанести решительное поражение мятежникам.

Как считает автор, деятельность антиправительственных вооруженных формирований была бы всего лишь источником раздражения, если бы ей не удавалось воспользоваться слабостью, присущей афганскому государству (как до, так и после 2001 года), поэтому политическую, по сути, проблему техническими способами не решить.

Как и борьба с мятежниками, эта книга писалась «с лёту». Несмотря на то, что на ее создание ушло всего несколько месяцев, она является обстоятельной, серьезной и предметной; спешку при подготовке этого труда выдают лишь периодически встречающиеся графики и таблицы, не отличающиеся хорошим качеством.

Автор занимался исследованиями и публиковал материалы об Афганистане в течение более десяти лет. Ссылаясь на тот или иной источник, тщательно приводя ссылки, он добавляет подробные интервью, взятые им у талибов и членов коалиционных сил. Джустоцци хорошо знает основных «игроков», племенную систему и существующее в ней соперничество, а также местную историю борьбы за власть.

Несмотря на то, что эта книга уступает ставшему классическим «Талибану» Ахмеда Рашида, опубликованному в 2001 году, сила книги Джустоцци в ее актуальности: это не анализ ошибок и советы по их исправлению; это не полемичный или нормативный труд. Это краткое сочинение, написанное на скорую руку именно потому, что оно касается существующего и постоянно обновляющегося явления. Автор намеренно стремится вызвать спор о политическом курсе, а не предложить нам критический разбор.

Джустоцци принес масштабность охвата в жертву своевременности. В результате получился незавершенный труд, первая попытка дать определение неоталибскому движению и охарактеризовать мятежническую деятельность, чтобы побудить к обсуждению политики среди тех, кто может повлиять на результаты усилий по борьбе с мятежниками.

Это не просто сборник «кто есть кто?» в афганском терроризме, начиная с 2002 года. Здесь также говорится о том, «что есть что?» и «почему так?».

Paula Hanasz

Поделиться    DiggIt   MySpace   Facebook   Delicious   Permalink