Рецензия на книги
НАТО и применение силы
Кристофер Беннетт дает рецензии на четыре недавно опубликованные книги о НАТО.
Райан С. Хендриксон Дипломатия и война в НАТО: генеральный секретарь и военные действия после «холодной войны». University of Missouri Press, 2006.

Стен Риннинг Обновленная НАТО: могущество и предназначение трансатлантического сотрудничества. Palgrave MacMillan, 2005.

Джеймс Гоу На защите Запада. Polity, 2005.

Лоуренс С. Кэплен НАТО разобщена, НАТО едина: меняющийся Альянс. Praeger, 2004.

В январе-феврале 2003 года, накануне войны в Ираке, по словам Р. Николаса Бернса, бывшего в то время послом США, НАТО перенесла «клиническую смерть». В тот момент казалось, что НАТО парализована и не способна оказать даже скромное содействие в обороне Турции – государства-члена НАТО, имеющего протяженную границу с Ираком. После длительных дискуссий и публичных взаимных обвинений союзникам по НАТО удалось все-таки прийти к компромиссу. А в последующие месяцы страны НАТО смогли так хорошо уладить свои разногласия, что летом 2003 года НАТО возглавила Международные силы содействия безопасности в Афганистане.

Первый кризис НАТО в ХХI веке возник в связи с передачей во временное пользование одной из стран-союзниц нескольких ракетных комплексов «Пэтриот» и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения системы АВАКС. Однако разногласия возникли вокруг гораздо более существенного вопроса: когда нужно применять силу в международной политике? Заблокировав предложение об оказании содействия в обороне Турции, ряд стран НАТО обозначили тем самым, что они возражают против приготовлений к кампании по вторжению в Ирак под руководством США. Эта позиция стала свидетельством того, что весной 2003 года не все страны НАТО считали свержение баатистского режима Саддама Хусейна и оккупацию Ирака наиболее адекватной формой реагирования на террористическую угрозу, занявшую первое место на повестке дня по обеспечению безопасности после нападений на Нью-Йорк и Вашингтон, совершенных 11 сентября 2001 года.

Несмотря на то, что сразу же после событий 11 сентября все страны НАТО выказали свою поддержку Соединенным Штатам, в частности, сославшись на статью 5 Вашингтонского договора, они не «подписались» под радикальным изменением в подходе Вашингтона к безопасности, перераставшим в тот момент в доктрину. В течение нескольких месяцев после событий 11 сентября американская концепция применения силы стремительно развивалась, и кульминацией этого развития стала обнародованная в 2002 году «Национальная стратегия безопасности», в которой открыто поддерживалась идея упреждающих военных действий и утверждалось: «Чем больше угроза, тем опаснее бездействие и тем убедительнее довод в пользу действий на упреждение, чтобы защитить себя, даже если мы и не знаем доподлинно, где и когда враг совершит нападение. Чтобы предотвратить или не допустить подобных враждебных действий со стороны наших противников, Соединенные Штаты будут действовать на упреждение, если возникнет такая необходимость».

Данная позиция свидетельствует о решимости США противопоставить чувству незащищенности, охватившему страну после терактов 11 сентября, активные действия. Однако эта позиция заходила далеко за рамки консенсуса, которого странам НАТО удалось достичь всего лишь три года назад с принятием Стратегической концепции, второй по счету после окончания «холодно войны». В результате этого в течение нескольких лет работа НАТО велась в дискомфортных условиях, хотя в целом продуктивно, в то время как страны-союзницы старались найти взаимопонимание, чтобы вместе решать общие проблемы безопасности. И недавняя литература о НАТО насыщена рассуждениями о том, как Североатлантический союз адаптировался к условиям безопасности, сложившимся после 11 сентября и кризису, возникшему зимой 2003 года.

В своей книге «Дипломатия и война в НАТО: генеральный секретарь и военные действия после "холодной войны"» Райан C. Хендриксон рассматривает, как менялось отношение в НАТО к идее применения силы на примере генеральных секретарей, руководивших Североатлантическим союзом в определенный период времени. Каждому генеральному секретарю посвящена отдельная глава, а еще в одной главе говорится о генеральных секретарях, занимавших этот пост во время «холодной войны». В своем весьма оригинальном анализе, основанном большей частью на интервью с работниками гражданского и военного аппарата НАТО и с постоянными представителями стран, Хендриксон – адъюнкт-профессор политических наук Университета Восточного Иллинойса – старается также дать оценку работе каждого генерального секретаря, замечая при этом, что прямого сравнения провести невозможно, потому что выполнять свои обязанности генеральным секретарям пришлось в совсем разных условиях.

Основное внимание в предпоследней главе книги уделено роли, которую сыграл лорд Робертсон в обсуждении вопроса об оказании содействия в обороне Турции. По мнению автора, этот кризис мог бы быть урегулирован лучше. Он видит в незнании французского языка лордом Робертсоном один из основных недостатков и подчеркивает, что генеральный секретарь подвергся критике за излишнюю агрессивность и поспешность, с которой он настойчиво добивался решения, прежде чем был достигнут консенсус. Хендриксон утверждает, что, используя так называемые «процедуры молчания» и заставляя страны-союзницы открыто отвергать позицию генерального секретаря, лорд Робертсон превратил внутреннюю полемику в открытую вражду, в результате чего политические разногласия стран НАТО стали сюжетом новостей для мировой прессы. Он также задается вопросом о том, насколько ценным в военном плане могло быть содействие НАТО, ведь Германия уже предложила Турции оказать в двустороннем порядке помощь в обороне страны и передать для этих целей ракетные комплексы «Пэтриот» и самолеты ДРЛО Нидерландам, которые могли затем оказать содействие Турции.

Проявляя справедливость в отношении лорда Робертсона, Хендриксон указывает и на другие факторы, приведшие к кризису в НАТО, в том числе ошибочное толкование Вашингтоном дипломатического климата в НАТО и двусмысленная тактика Анкары в Североатлантическом совете после выборов, которые, как казалось, предвещали смену политического курса. Более того, Хендриксон показывает, какую сильную и положительную роль сыграл лорд Робертсон в оснащении Североатлантического союза новыми инструментами, необходимыми для того, чтобы справиться с проблемами, с которыми НАТО наверняка столкнется в предстоящие годы, а также в предотвращении конфликта в бывшей югославской Республике Македонии*.

То, как НАТО отреагировала в 2001 году на угрозу войны в бывшей югославской Республике Македонии*, говорит об огромном пути, проделанном Североатлантическим союзом с момента окончания «холодной войны», и о тех изменениях, которые претерпел консенсус за эти годы. Несмотря на настойчивый призыв, с которым обратился Манфред Вернер, ставший первым генеральным секретарем НАТО после «холодной войны», Североатлантическому союзу не удалось вмешаться ни в Хорватии, ни в Боснии и Герцеговине, чтобы остановить продолжавшиеся более четырех лет кровопролитные бои. Только после того, как в июле 1995 года в Серебренице были казнены без суда и следствия более 7000 боснийских мусульман, мужчин и юношей, и после того, как 28 августа во второй раз были совершены массовые убийства на рыночной площади в Сараево, приведшие к гибели 38 человек, только тогда, в августе-сентябре 1995 года НАТО вмешалась и провела операцию «Делиберейт Форс», организовав поэтапную воздушную кампанию против боснийских сербов. В Косово НАТО вмешалась в 1999 году, когда вооруженный конфликт шел уже год, когда возобновились ожесточенные бои, и Белград отклонил мирный план. В бывшей югославской Республике Македонии*, напротив, Североатлантический союз был готов вмешаться, прежде чем ситуация усугубится и превратится в полномасштабную войну.

Приводя пример самоотверженности, с которой Вернер ратовал за более действенное вмешательство НАТО в Боснии и Герцеговине, Хендриксон рассказывает, как 23 апреля 1994 года недомогающий генеральный секретарь пришел в сопровождении врача буквально с больничной койки на заседание Североатлантического совета отстаивать мнение о том, что НАТО должна сыграть более четкую военную роль против боснийских сербов.

Несмотря на то, что сразу же после событий 11 сентября все страны НАТО выказали свою поддержку Соединенным Штатам, они не «подписались» под радикальным изменением в подходе Вашингтона к безопасности, перераставшим в тот момент в доктрину.
Хендриксон не скупится на описания дипломатического искусства и политической рассудительности Вилли Класа, занимавшего пост генерального секретаря НАТО и прославившегося тем, что ему пришлось уйти с этого поста в результате скандала, к которому он оказался причастен в начале своей политической карьеры в Бельгии. По мнению автора, Клас сыграл важную роль, способствуя консенсусу среди стран-союзниц и подвигая НАТО на военные действия во время подготовки к операции «Делиберейт Форс», ставшей первой воздушной кампанией, проведенной Североатлантическим союзом, когда репутация НАТО оказалась под угрозой. Клас также положил конец договоренности о прекращении огня, заключенной с командующим боснийских сербов Ратко Младичем, а затем санкционировал применение ракет «Томагавк» в целях расширения кампании, не проинформировав Североатлантический совет о неминуемых ракетных ударах.

Нет сомнений в том, что самым серьезным испытанием для сплоченности НАТО стала кампания в Косово в 1999 году. Эта кампания продлилась 78 дней и для ее проведения понадобилось применить силу против суверенного государства в отсутствие специальной санкции Совета Безопасности ООН. Она также совпала с празднованием пятидесятилетней годовщины создания Североатлантического союза и омрачила торжества.

На зверства в Косово – третью этническую чистку, организованную белградским режимом Слободана Милошевича, – НАТО отреагировала быстрее и решительнее, чем на события в Хорватии и в Боснии и Герцеговине в начале 1990-х годов. Как отмечает Хендриксон, это объясняется, с одной стороны, опытом ведения дел с Милошевичем, накопленным в первой половине десятилетия, а с другой стороны, изменившимся уже во время пребывания Вернера и Класа на посту генерального секретаря отношением к идеи применения силы. Тем не менее, Хендриксон, приписывает Хавьеру Солане, сменившему Класа на посту генерального секретаря, огромную заслугу в проведении переговоров в Североатлантическом союзе и сохранении консенсуса как во время подготовки, так и во время проведения кампании.

Как утверждает Хендриксон, вырабатывать консенсус в сложных обстоятельствах и сохранять его Солане помогал отчасти его личный опыт, ведь Солана был видным политиком, социалистом, некогда активно выступавшим против НАТО. Ему было легче убедить потенциальных оппонентов применения силы, чем генеральному секретарю с более традиционными верительными грамотами. Госсекретарь Мадлен Олбрайт отозвалась о Солане как об «искусном дипломате», а Хендриксон считает также, что Солана руководствовался непревзойденной трудовой этикой.

В частности, Хендриксон отдает должное Солане за то, что в сентябре и октябре 1998 года он мастерски разработал общее юридическое положение, ставшее основанием для применения силы Североатлантическим союзом, а затем оградил союзников от всех последствий этого решения, эффективно воспользовавшись процедурами молчания и взяв на себя беспрецедентную руководящую роль. Об этом свидетельствует сообщение для прессы, распространенное НАТО 30 января 1999 года, в котором говорится: «Вследствие этого сегодня в Совете была достигнута договоренность о том, что генеральный секретарь НАТО может санкционировать нанесение ударов авиации по объектам на территории Союзной Республики Югославии». Более того, когда началась воздушная кампания и Милошевич отказался отступать, Солана предпочел эскалацию действий, имея на то лишь молчаливое, а не открытое одобрение Североатлантического совета.

В своей книге «Обновленная НАТО: могущество и предназначение трансатлантического сотрудничества» Стен Риннинг рассказывает о событиях, аналогичных тем, которые представлены в книге Хендриксона. Однако адъюнкт-профессор международных отношений Университета Южной Дании Риннинг делает это гораздо подробнее. Более того, он постоянно занят поиском теоретической модели, в которую вписывалась бы НАТО.

Как явствует из названия книги, Риннинг смотрит с оптимизмом на будущее НАТО, утверждая при этом, что НАТО успешно прошла различные этапы развития: организация коллективной обороны во времена «холодной войны» пережила несколько кризисов, когда она искала себя, и стала организацией, сосредоточенной на создании коалиций для решения проблем, с которыми сталкивается Запад. Книга «Обновленная НАТО» выделяется на фоне недавних публикаций о НАТО тем, какое место Риннинг отводит планированию строительства ВС и какое значение он придает этой работе. В этом – оригинальность книги, но это и затрудняет чтение для тех, кто впервые взялся за эту «сухую» материю. В последней главе автор приходит к выводу, что у НАТО будет твердая почва под ногами до тех пор, пока страны-члены Североатлантического союза будут западными державами, стремящимися к сохранению статус-кво. Риннинг утверждает, что Запад – это регион мира, являющийся главным поборником мирового статус-кво, так как это «логическая кульминация политической истории Запада». Однако автор предупреждает, что державам, стремящимися к сохранению статус-кво, придется постоянно задумываться над тем, каким образом реагировать на риски, а «НАТО будет процветать только при условии, что будут постоянно предприниматься усилия для преодоления разрыва между стремлением к статус-кво и конкретными интересами, связанными с конкретными рисками».

Идея Запада и важность защиты Запада стали темой книги Джеймса Гоу «На защите Запада». Две из семи глав книги посвящены в основном НАТО, но при этом Североатлантический союз – не главный ее сюжет. В 1986 году Вильям Парк опубликовал книгу об истории НАТО с одноименным названием, что свидетельствует о том, насколько изменились условия безопасности за последние 20 лет.

Профессор международного мира и безопасности в Лондонском Королевском Колледже Джеймс Гоу дает определение Западу не как географическому понятию, а как ценностям, основанным на принципе открытости. Более того, автор считает, что даже те, кто не проживает в странах Запада, заинтересован в защите этих ценностей. Рассуждая с конструктивной и реалистичной позиции, как говорит сам автор, он ратует за более активный подход к обеспечению защиты. По мнению автора, чтобы отстоять Запад сегодня, нужно изменить правила, подобно тому, как в 1992 году на первой в истории встрече в верхах глав государств и правительств Совета Безопасности ООН было дано новое определение понятию «угроза международному миру и безопасности». В самом деле, автор утверждает, что логическим следствием этого решения и реакции США в ответ на нападения 11 сентября является новое толкование концепции самообороны, в которое необходимо включить понятие упреждающих действий.

Гоу признает, как сложно изменить правила, не утратив при этом ценностей, таких как уважение закона в правовом обществе, но он настолько уверен в необходимости и неизбежности упреждающей самообороны, что говорит в заключение: «Проблема состоит в том, чтобы создать самые лучшие условия для ее становления и благополучного принятия». Помимо этого, автор полагает, что консенсус по этому вопросу можно достичь путем проведения еще одной встречи в верхах глав государств и правительств стран-членов Совета Безопасности ООН.

Вырабатывание консенсуса в НАТО – одна из тем, проходящих красной нитью через книгу Лоуренса Кэплена «НАТО разобщена, НАТО едина: меняющийся Альянс», которая является, вероятно, лучшей книгой, написанной о НАТО. Кэплен – дуайен среди авторов, занимающихся НАТО, и по-прежнему плодовитый писатель, хотя ему и перевалило за восемьдесят. В своей книге он умело рисует картину, на которой представлено, как на протяжении своей истории Североатлантический союз периодически сталкивался с кризисными ситуациями и выходил из них. Начиная и заканчивая книгу с обсуждения статьи 5 и полемики вокруг введения этой статьи в договор и ссылки на нее, автор рассматривает историю НАТО через призму событий и вопросов, вызвавших разногласия в НАТО: от Суэцкого кризиса до Иракского.

Большая часть книги «НАТО разобщена, НАТО едина: меняющийся Альянс» посвящена периоду «холодной войны», и в ней проницательно анализируется неудовлетворенность Великобритании и малых стран-членов НАТО в связи с позицией США, вместе с общеизвестным недовольством Франции, а также претензии США к европейским союзникам. Представленный Кэпленом анализ этого периода – полезное напоминание о том, как сложно, даже при наличии явного врага, сохранить единство союза, объявшего два континента. Книга также дает представление о большом числе стратегических решений, которые приходилось принимать странам-союзницам по НАТО.

Кэплен излагает, как развивалось стратегическое мышление в НАТО в период после «холодной войны», на примере действий Североатлантического союза в бывшей Югославии и переговоров по Стратегической концепции 1991 и 1999 года. Он также освещает вопросы, возникшие в результате терактов 11 сентября и исторической ссылки на статью 5, сделанной НАТО, включая разногласия в связи с применением силы в Ираке, не впадая при этом в пессимизм по поводу будущего НАТО. Как пишет автор, напряженность и трения были заложены в НАТО в силу того, что это свободное объединение стран, входящих в состав организации. Тем не менее, эта организация способна развиваться, и ни разу ни одна страна-союзница не воспользовалась своим правом выйти из Вашингтонского договора, предусмотренным в статье 13 договора. В самом деле, по мере того, как НАТО играет все большую роль в Афганистане, сопряженную с возрастающей опасностью, позиции явно быстро меняются.
...в начало...

*Турция признает Республику Македонию под ее конституционным названием.