Гибридное влияние: уроки, усвоенные Финляндией

28/06/2017

История Финляндии – история небольшого государства, живущего по соседству с огромным и все более самоуверенным соседом – Россией. Пытаться сохранить конструктивные двусторонние отношения и в то же время быть частью Запада непросто в нынешнем контексте безопасности. От Балтийского региона до Черного моря и в других районах Россия действует методом кнута и пряника, зачастую неофициально и не напрямую, чтобы оказывать влияние и дать понять, что возможен еще более негативный политический курс. Два финских эксперта делятся некоторыми уроками, усвоенными Финляндией в последние годы.

Гибридные методы, используемые Россией, уходят корнями в советскую эпоху, хотя у них и более современное название. «Активные меры», как тогда назывались гибридные действия, – такие как распространение дезинформации и создание подставных организаций на Западе – были неотъемлемой частью советской внешней политики. Некоторые методы, применяемые Россией сегодня, на удивление знакомы, но современная информационная среда позволяет использовать их более эффективно и комплексно.

Финляндия поняла, что для оказания враждебного влияния не всегда применяются инструменты давления и «кнут», могут идти в ход и добрые слова и «пряник». Являются ли попытки оказывать влияние и контролировать машинальными или принудительными, зависит от контекста, но цели и последствия могут быть схожими. Официальная риторика России, например, дает положительные сигналы о добрососедских отношениях, однако параллельно с этим Финляндии напоминают, что это не данность и что для сохранения хороших отношений ей надо вести себя «ответственно» (то есть, таким образом, чтобы российские интересы не оказались в опасности).

Ниже мы рассмотрим отдельные случаи российских «двойных сигналов» на практике, а также политические ответные меры Финляндии.

Оказание влияния на политику и общественное мнение

Российский приграничный район контролируется Федеральной службой безопасности (ФСБ), которая непосредственно подчиняется руководству государства.

© Thomas Nilsen

Зимой 2015–2016 года Россия неожиданно начала пропускать граждан третьих стран через российско-финскую границу для подачи прошения об убежище в Финляндии, и тем самым Россия нарушила действующий десятки лет режим общей границы, не нарушив при этом никаких официальных соглашений. В общей сложности 1 713 просителей убежища прибыли в Финляндию из России в зимние месяцы.

Российский приграничный район контролируется Федеральной службой безопасности (ФСБ), которая отвечает за внутреннюю безопасность и контрразведку и непосредственно подчиняется руководству государства. Этот вопрос стал политическим яблоком раздора в двусторонних отношениях и был «урегулирован» подписанием временного соглашения, ограничивающего пересечение границы на двух пограничных пунктах.

Относительно небольшое число просителей убежища указывает на то, что Россия пошла на этот шаг не с целью дестабилизировать Финляндию, а, возможно, чтобы проверить реакцию и оперативную готовность финских властей. Более того, это было призвано подать сигнал о том, что хорошие рабочие отношения между властями нельзя воспринимать как данность и что утрата доверия со стороны России может повлечь за собой значительные последствия для Финляндии. Прямым примером этого сигнала стал комментарий российского должностного лица о том, что на территории России проживает 11 миллионов иностранцев, сделанный им в ходе переговоров с финским коллегой.

России трудно оказывать влияние на общественное мнение в Финляндии и во многих других странах, не в последнюю очередь в силу исторических причин. Может быть проще оказывать влияние косвенно и направив его на небольшие целевые группы.

В частности, применительно к финскому контексту Россия продвигает идею о том, что эта страна оттеснена на задворки Европейского союза. Эту идею может воспринять маргинальная – и по большей части пожилая – группа финнов, которые считают Финляндию периферией Европы, нацией, которая географически далека и в культурном плане отличается от материковой части Европы. Другая идея направлена на то, чтобы представить русскоговорящее население Финляндии как единую группу, которая подвергается дискриминации или даже угрозам. Однако факторы риска, сопряженные с русским меньшинством в Финляндии, относительно малы: большинство русских, проживающих в Финляндии, приехали в страну после развала Советского Союза, и причины, побудившие их иммигрировать, разнородны.

Тем не менее, несмотря на скромный успех российских информационных операций, финские власти должны координированно опровергать ложные обвинения и дезинформацию. Необходимо повысить общую осведомленность о факторах риска, связанных с агрессивными операциями по оказанию влияния посредством информирования общественности, как можно более открыто и прямо, об этих факторах риска. Внимательное и бдительное общество – лучший способ защиты от подобных факторов риска. Финское правительство серьезно подошло к этому вопросу, в частности, была сформирована правительственная целевая группа, обеспечивающая общий ситуационный анализ информационных операций, которые ведутся в стране.

Повышение осведомленности общественности о группах и лицах, распространяющих ложные сведения и неверную информацию об определенной стране и конкретной конфликтной ситуации и о роли России в ней, – необходимое условие для адекватной политики ЕС в отношении России.

Стратегическое использование энергетических ресурсов

России в течение долгого времени довольно успешно удавалось извлекать выгоду из своих стратегических ресурсов. До сих пор Запад подвергался по большей части воздействию геоэкономических стратегий «пряника» (например, по политическим мотивам Россия предлагает энергоресурсы по сниженным ценам) а не прямых методов «кнута» (таких как прямое сокращение поставок энергоресурсов или угрозы сокращения), которые были испытаны и проверены на постсоветском пространстве. Однако нынешняя практика, как бы хорошо она ни была налажена, не гарантия того, что в будущем все останется как прежде.

«Фенновойма» – совместное российско-финское предприятие, занимающееся строительством атомной электростанции в Пюхяйоки чуть не провалилось, когда выяснилось, что один из предложенных партнеров – фиктивная российская компания и Россия получила бы таким образом контрольный пакет акций. В конечном итоге финская энергетическая компания, мажоритарным акционером в которой является государство – «Фортум», – неохотно подключилось к проекту в качестве партнера, чтобы сделка состоялась.

При нынешнем положении дел российская политика геоэкономического «пряника» может привести к размежеванию в рядах ЕС, а энергетическая зависимость от России могла бы стать проблематичной, в частности для малых государств.

Хороший пример в случае Финляндии – события лета 2015 года, связанные со строительством атомной электростанции в Пюхяйоки совместным российско-финским предприятием «Фенновойма» со значительным российским финансированием и государственной атомной корпорацией «Росатом» в качестве поставщика. В июне «Фенновойма» представила заявку на строительство атомной электростанции, при этом 56 процентов акций должны были принадлежать финской стороне, 35 процентов – «Росатому» и 9 процентов хорватской стороне. Правительство Финляндии потребовало, чтобы 60 процентов акций были в руках национальных структур или ЕС. Россия пообещала выделить под этот проект кредит объемом до 5 миллиардов евро.

Первая попытка добиться того, чтобы 60 процентов акций принадлежало ЕС, закончилась неудачей, когда выяснилось, что хорватское предприятие «Минрит соларна энергия» было российской подставной компанией. Несмотря на неуклюжую политическую тактику, не увязывавшуюся с финской политической культурой, в последний момент сделка состоялась под большим политическим давлением, когда финская энергетическая компания «Фортум», мажоритарным акционером в которой является государство, объявила, хотя и неохотно, что присоединится к проекту в качестве партнера.

Хотя «Фортум» должным образом «спас» проект для финского правительства, компании не удалось добиться своих целей: получить акции в карельской системе гидроэлектростанций, к чему она стремилась много лет. Может быть иронично, что главной причиной неудачи «Фортума» стало то, что сегодня Россия считает энергетические активы своими самыми ценными «стратегическими ресурсами», которые должны оставаться в своих руках. Однако вопреки этой цели Россия позволила Китайской государственной энергетическо-инженерной корпорации участвовать в разработке двух небольших гидростанций в Карелии. Это может быть признаком того, что хороших политических отношений с Китаем нельзя добиться без экономических уступок. Тем не менее взамен «Фортум» получила политическую «подушку безопасности» для крупных инвестиций, сделанных ею в 2000-е годы в сфере электроэнергии и отопления в Уральском регионе России.

Этот эпизод свидетельствует о том, что в практическом плане европейским организациям невозможно разъединить политические и коммерческие соображения в сделках с участием России. С геоэкономической точки зрения для России энергетика и политика – две стороны одной медали.

Чтобы справиться с проблемами, вытекающими из российской игры на мировой геоэкономической арене, политическое руководство должно в большей мере понимать собственную логику России в Финляндии и в других точках Европы. Это особенно важно, поскольку политические решения, касающиеся российских коммерческих предприятий, таких как «Фенновойма» и «Северный поток», зачастую обосновывают тем, что их надо рассматривать исключительно с коммерческой точки зрения. Однако решать это не Финляндии и не другим государствам, а Россия не скрывает своей геоэкономической логики действий при проведении внешней и внутренней энергетической политики.

Активизация военной деятельности в районе Балтийского моря

Еще один значительный источник обеспокоенности – активизация военной деятельности России в районе Балтийского моря в сочетании с относительно частым нарушением воздушного пространства и территориальных вод и, например, ложной атакой на американский военный корабль в международных водах. Часто российские самолеты совершают полеты между Санкт-Петербургом и Калининградским районом, «не обозначаясь», то есть, без транспондеров и без плана полета. В связи с ухудшением общих условий безопасности и увеличением напряженности существует опасность того, что столкновения или провокации могут привести к быстрой и неконтролируемой эскалации.

В условиях большой напряженности важно держать открытыми каналы для политического диалога и изыскивать пути, позволяющие вновь привести в действие существующие меры укрепления доверия. В этой связи важная работа ведется группой Международной организации гражданской авиации (ИКАО) в рамках проекта по укреплению безопасности полетов в районе Балтийского моря.

Активизация военной деятельности России в районе Балтийского моря сопровождается относительно частыми нарушениями воздушного пространства и территориальных вод.

(На фотографии: российский авианосец «Адмирал Кузнецов»)

Переговоры с Россией на самом высоком политическом уровне могли бы в дальнейшем способствовать этому процессу. Однако важно преследовать эту цель вместе с европейскими партнерами, чтобы не было недопонимания или неверного толкования ни с той, ни с другой стороны.

При нынешних обстоятельствах разумная политика для Финляндии – углублять военное сотрудничество и отрабатывать на практике ведение обороны с западными партнерами на всех уровнях, в частности посредством совместных учений с партнерами по НАТО. Важно обновить национальное законодательство в отношении предоставления и получения военной помощи, с тем чтобы упразднить какие-либо технические препятствия. Это внесет ясность в статус Финляндии как надежного партнера.

Политические ответные меры, принятые Финляндией

Финляндия стремится к сохранению и развитию двусторонних и многосторонних отношений, обеспечивая таким образом свободу действий в своей внешней политике и политике безопасности. Это можно считать исторической дилеммой Финляндии: у страны мало возможностей для маневра, поскольку она сосед России и теперь еще часть Запада, и это требует постоянных усилий.

Активная политика укрепления стабильности, которую проводит Финляндия, исходит именно из этой задачи. Ее можно описать как политику по двум направлениям: членство в ЕС и интенсивное военное сотрудничество с западными партнерами является основой для сохранения и развития отношений с Россией.

В самой свежей «белой книге» по внешней политике и политике безопасности, опубликованной в июне 2016 года, правительство Финляндии утверждает, что соседний с Финляндией район быстро меняется, причем непредсказуемым образом. Более того, в «белой книге» вполне реалистично констатируется: «Условия политики безопасности Финляндии – члена западного сообщества – изменились. Более напряженная обстановка в области безопасности в Европе и в районе Балтийского моря непосредственным образом скажется на Финляндии. Нельзя исключить применение или угрозу применения военной силы против Финляндии».

Россия, как никогда ранее, готова применить военную силу, отстаивая свои политические и экономические интересы и интересы безопасности – это относится и к российским военным силам и средствам, и к ее готовности использовать их. Помимо военной силы Россия все больше использует большое число других средств, чтобы оказывать давление на других, как в мирное, так и в военное время.

С учетом комплексности российских действий крайне важно, чтобы Финляндия вкладывала средства прежде всего в две вещи: укрепление своего собственного общества и международное сотрудничество.

Финские войска отрабатывают навыки в ходе учений «БАЛТОПС – 2015» вместе с войсками стран НАТО и других стран-партнеров. Эти ежегодные военные учения на Балтийском море и в близлежащих районах организуются ВМС США в Европе с 1971 года.

© U.S. Naval Forces Europe-Africa / U.S. 6th Fleet

Это означает повышение толерантности и жизнестойкости общества, обеспечение готовности и способности политического руководства и административной системы страны к действиям, обновление законодательства и инвестиции в оборону и разведку. Финская традиция всеобъемлющей «безопасности общества» – прекрасная основа для сотрудничества разных структур страны – правительства, местных властей, гражданского общества и коммерческих организаций – перед лицом гибридного влияния.

Работа в национальном масштабе важна, но ее недостаточно. Сложно переоценить важность международного сотрудничества для Финляндии. Это видно на примере решения Финляндии о продвижении идеи создания в Хельсинки Европейского центра передового опыта по борьбе с гибридными угрозами. Центр нужен для ведения диалога на стратегическом уровне, научно-исследовательской работы, учебной подготовки и консультаций. Он также будет вести практическую подготовку, направленную на повышение готовности и жизнестойкости обществ.

Сама по себе Финляндия уязвима, но вместе с североевропейскими странами, Европейским союзом и другими западными партнерами Финляндия лучше защищена. И поэтому Финляндия заинтересована в том, чтобы поощрять единую и реалистичную общую политику ЕС по отношению к России. В то же время необходимо сохранять и развивать двусторонние отношения с Россией в тех областях, где это возможно, помня при этом о факторах риска в связи с меняющимся поведением России. Эти два подхода не являются взаимоисключающими для внешней политики Финляндии, а скорее взаимодополняющими.


Д-р Катри Пинноньеми, старший преподаватель российской политики безопасности Университета Хельсинки и Национального оборонного университета.

Д-р Синикукка Саари, ведущий эксперт отдела планирования политики и исследовательской работы Министерства иностранных дел Финляндии. В статье представлены личные взгляды автора, которые могут не отражать точку зрения Министерства иностранных дел или правительства Финляндии.

Публикации «Вестника НАТО» необязательно отражают официальную позицию или политику правительств государств-членов НАТО или самой организации.

Об авторе

Д-р Катри Пинноньеми, старший преподаватель российской политики безопасности Университета Хельсинки и Национального оборонного университета.

Д-р Синикукка Саари, ведущий эксперт отдела планирования политики и исследовательской работы Министерства иностранных дел Финляндии. В статье представлены личные взгляды автора, которые могут не отражать точку зрения Министерства иностранных дел или правительства Финляндии.